• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

«Странная война»: внешнеполитические и внутриполитические аспекты кровопролития в Донбассе

Командующий командующий сухопутными силами США в Европе генерал-лейтенант Бен Годжес.

Военные действия на Донбассе между повстанцами ДНР и ЛНР и силами АТО Украины возобновлены. Это окончательно стало ясно на прошлой неделе в четверг 22 января 2015 года после того, как состоявшаяся накануне в Берлине встреча министров иностранных дел оказалась безрезультатной. После двух часов переговоров достигнуть прорыва не удалось. Стороны лишь договорились о новом созыве контактной группы и критериях, согласно которым должен был начаться отвод тяжелых вооружений от демаркационной линии, зафиксированной в Минском протоколе. Однако провокация 23 января с обстрелом Донецка и гибелью пассажиров автобуса возле трамвайной остановки «Завод Боссе» подвела черту под достигнутыми накануне скромными достижением дипломатии «нормандского формата». После инцидента премьер ДНР Александр Захарченко заявил: «Мы будем наступать к границам Донецкой области. Попыток говорить о перемирии с нашей стороны больше не будет».

Одновременно с заявлением Захарченко канцлер Германии Ангела Меркель потребовала выполнить одно из решений берлинской встречи — созвать контактную группу по ситуации на Украине. В немецком правительстве тогда же заверили, что Берлин не делал Кремлю конкретных предложений по углублению экономического сотрудничества в обмен на мир в Украине. Но, по словам Меркель, переговоры между ЕС и Евразийским союзом «вполне возможны». Однако подобный ход, по-видимому, остался без внимания в Москве и поэтому был дезавуирован германским МИДом. Предложение Меркель по контактной группе осталось без ответа.

Итак, цели военных действий со стороны повстанцев определенно шире, чем просто отодвинуть линию военного противостояния так, чтобы обезопасить от обстрелов Донецк. Заявленная цель наступления — границы Донецкой области означает, что военные действия имеют явный политический подтекст. Ведь официальным поводом к срыву минского перемирия стали разногласия воюющих сторон относительно линии разграничения и отвода от этой линии тяжелых вооружений. Последние предложения российского президента выполнить Минские соглашения по существующей де-факто линии соприкосновения враждующих сторон представитель США в ООН Саманта Пауэр назвала неприемлемыми, поскольку они якобы легитимируют «территориальные достижения пророссийских боевиков». Сейчас можно решить, что выход сил повстанцев на административную границу Донецкой области позволит зафиксировать четкую линию для разграничения с дальнейшей целью достижения соглашения с Киевом об «автономии» Донецка и Луганска. Но на действительные политические намерения должен все-таки косвенно указать характер военных действий. Скоро мы увидим, будут ли вооруженные силы повстанцев осуществлять давление по фронту с целью оттеснить силы АТО из Донбасса, или же они попытаются в маневренной войне серией рассекающих ударов нанести решительное поражение армии Украины. Дело в том, что стратегически сложившаяся конфигурация фронта не оставляет войскам и добровольческим формированиям Украины ни малейших шансов победить или даже удержать фронт, ведись военные действия против них российской армией решительно. Ведь весь правый фланг и тыл АТО открыты по границе до самого Днепра. Подобное положение любому Генштабу создает соблазн нанести рассекающий удар, который позволит отрезать, окружить и уничтожить все боеспособные части украинских вооруженных сил, сосредоточенные на Левобережье Днепра. Такую операцию, но только в восточном направлении в августе 1941 года осуществил Гудериан против советского Юго-Западного фронта. Киевское руководство попыталось политически подстраховаться от подобного сценария, когда заявило, что план введения военного положения на Украине готов, и он будет осуществлен в том случае, если российские войска перейдут границу Черниговской или Харьковской областей. Война в этом случае якобы сразу же будет объявлена России. Стратегически у России для решения украинской проблемы военным путем остается несколько месяцев до наступления лета. После этого вооруженные силы Украины настолько усилятся, что для решения вопроса военным путем потребуются уже совсем другие ресурсы. К двадцатым числам января 2015 года наконец-то выяснилось, что фактор времени в конфликте играет на руку США, их союзникам и марионеткам в Киеве.

Мы описали самый разумный, но маловероятный военный сценарий. В нем силы ДНР и ЛНР играют сковывающую роль. Другой возможный и более вероятный вариант военных действий: при имеющихся возможностях вооруженных сил ЛНР и ДНР, даже нанеси они поражение противостоящим им силам, уничтожение сразу всей украинской армии не гарантировано. Хотя здесь следует заметить, что и принятая украинской армией в сентябре 2014 года стратегия обороны с созданием опорных пунктов на трех оборонительных линиях с подвижными резервами в глубине вряд ли является гарантированным для украинской стороны решением. Сочетание современных средств разведки и управляемого массированного артиллерийского огня позволяет сокрушать любые полевые локальные опорные пункты. Это прекрасно продемонстрировала 2-ая чеченская кампания.

Тем не менее, план выхода на границы ДНР с вытеснением украинских сил на практике означал бы, что после серии кровопролитных боев будет объявлено новое перемирие. Опять начнется поиск мирного компромисса. Кстати, не успели военные действия начаться, как президент Украины Петр Порошенко стал заманивать Кремль на переговоры по женевскому формату, давая надежду договориться с США.

Как бы там ни было, но перемирием опять могут воспользоваться вооруженные силы Украины для восстановления боеспособности. Подобная перспектива будет означать, что война на востоке Украины пойдет по сценарию Боснии 1992—1995 годов. Очевидно, что в нынешней ситуации аналог Дейтона очень бы устроил руководство Российской Федерации, но, по аналогии с боснийскими событиями, спустя три года он был бы гибелен для России. Худший вариант развития военных действий сейчас — это война без решительного исхода. Это в том случае, если вооруженные силы ДНР и ЛНР завязнут в боях вокруг какого-нибудь стратегически важного города, и военные действия примут позиционный характер без перспективы скорого перемирия. В результате в ДНР получился бы свой вариант Вуковара — войны на истощение без внятных целей.

Кроме всего, активизация военных действий должна подразумевать для России и чисто стратегические соображения. Повстанческая армия ДНР и ЛНР сейчас показывает свои преимущества на поле боя. Ее бойцы лучше мотивированы. У наступающих высокий боевой дух. Ведь несколько месяцев силы АТО злили людей постоянными обстрелами кварталов Донецка и других городов и селений, находящихся под контролем ополченцев. Однако проблема здесь в том, что военные преимущества ополчения, в том числе, и благодаря вооруженным силам России — это лишь временные преимущества. Если Соединенные Штаты увеличат поставки современного оружия на Украину, пришлют своих инструкторов (а решение об этом уже принято), то оперативная разница между воюющими сторонами сойдет на нет через малое полгода или год. Хорватский опыт в отношении Краинской республики прекрасно в свое время продемонстрировал это. В подобном случае судьбу Новороссии решат большие ресурсы у центрального правительства в Киеве. На днях Киев посетил с рабочим командующий командующий сухопутными силами США в Европе генерал-лейтенант Бен Годжес. Это является знаковым событием для России в эскалации конфликта.

Далее. Потенциальное усиление украинской армии, действующей при прямой поддержке США, создает реальную стратегическую угрозу Крыму. Во время идущей войны с Украиной Россия контролирует Крым при том условии, что у нее нет устойчивых линий коммуникаций с ним. Нынешняя переправа в Крым с Тамани полезна в мирное время, но уязвима в случае войны. Крым буквально превратился в «остров». И морская и воздушная связь с ним легко может быть перехвачена в случае военных действий против Крыма. Настоящая блокада Крыма может стать достаточно легкой, если реальные военные возможности Украины увеличатся благодаря ее союзникам.

Другая опасность. В полной аналогии с Боснийским конфликтом со стороны Запада после инцидента в Мариуполе уже последовали предложения интернационализировать конфликт на востоке Украины. Президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ, депутат финского парламента от коалиционной партии Илкка Канерва предложил обсудить возможность проведения на Украине международной операции по урегулированию кризиса или миротворческой операции. Международные силы, по замыслу финского дипломата, должны разъединить воюющие стороны. Понятно, что присутствующая в зоне конфликта миссия ОБСЕ играет на стороне США и ЕС. Это неоднократно было уже продемонстрировано. Трудно было бы ожидать иного. Согласие на допуск ОБСЕ было изначальной ошибкой со стороны России. Сейчас наблюдатели ОБСЕ излишне быстро подтвердили, что обстрел Мариуполя велся с территорий, находящихся под контролем повстанцев. Случай в Мариуполе показывает, что эта организация будет обыгрывать любые провокации украинской стороны в ее пользу и закрывать глаза на действительные военные преступления. ОБСЕ на деле представляет на Донбассе одну из воюющих сторон. Она — не объективна.

24 января 2015 года Украина по инциденту в Мариуполе инициировала заседание Совбеза ООН, а Россия наложила вето на принятую в итоге заседания резолюцию. Сейчас мариупольский инцидент стал этапом в идущей кампании «демонизации» России и русских в общественном мнении Запада. В этой кампании опять просматривается полная аналогия с сербами в боснийском конфликте.

Мариуполь дал новый повод для угроз США и их европейским союзников. Госсекретарь США Джон Керри возложил ответственность за нанесение ударов по Мариуполю на повстанцев, подконтрольных РФ. Он пообещал, что «американское и международное давление на Россию и ее сторонников будет только увеличиваться».

Обстрел в Мариуполе осудили генсек НАТО Йенс Столтенберг и глава Европарламента Мартин Шульц. Столтенберг обвинил Россию в эскалации военных действий, когда подтвердил, что российские войска активно поддерживают наступательные операции повстанцев, снабжая их военной техникой и оружием. Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини в специальном заявлении пообещала, что обострение конфликта на Донбассе неизбежно приведет к дальнейшему серьезному ухудшению отношений между Европейским союзом и Россией.

Во время визита в Индию в Дели на пресс конференции президент США Барак Обама пообещал, что Америка продолжит усиливать экономическое давление на Россию и готова использовать в этих целях «все доступные опции», за исключением военной конфронтации. Как надо полагать, «все доступные опции» могут означать и отключение российской финансовой сети от международной банковской системы.

Экономические проблемы России увеличиваются, дипломатические последствия от дальнейших наступательных операций на Украине растут. Однако, с политической точки зрения, чисто пассивное поведение перед лицом санкций, которые не являются решающим фактором спада, больно бьет по легитимности российского президента и правительства. Поэтому наступление на Донбассе имеет и другое — внутриполитическое измерение для России. Оно должно убедить Запад в росте поддержки президента Путина в российском обществе при эскалации конфликта.

Сейчас экспертное сообщество на Западе активно пытается разобраться в происходящем и определить истинные военные и политические намерения российского руководства в возобновленной военной кампании. Этим и объясняется то, что Европейский совет министров иностранных дел по Украине перенесен с понедельника 26 января на четверг 29 января. Председатель Европейского совета поляк Дональд Туск заявил: «Время — наращивать нашу политику, основанную на голых фактах, а не на иллюзиях».

Эскалация военных действий на Донбассе и почти открытая война Российской Федерации с Украиной не мешают продолжающемуся состоянию «странной войны» между этими постсоветскими странами. На прошлой неделе «Нафтогаз» Украины осуществил доплату за поставленный российский газ. Под нее президент Порошенко заявил, что Украина планирует в течение ближайших двух лет отказаться от поставок российского газа. Украинская сторона готовится к переговорам с «Газпромом» по ценам на газ с 1 апреля 2015 года. Еврокомиссия готова участвовать в газовых переговорах российского «Газпрома» с украинским «Нафтогазом» в качестве третьей стороны и способствовать достижению соглашения относительно цены на газ. «Газпром» заранее предупредил, что отказывается менять условия поставки российского газа на Украину, утвержденные контрактами на 2009—2019 годы.

На фоне холодного газового и горячего конфликта на Донбассе проблемой для Украины по-прежнему остается внешнее финансирование этой страны. Известный американский «филантроп» Джордж Сорос указал на стратегический для судеб Европы характер этого вопроса. Он виртуально «изыскал» средства для этого в закромах ЕС в двух кризисных фондах — всего около $ 50 млрд. Сорос предложил передать эти средства Украине по причине стратегических интересов Европы. ЕС, в свою очередь, собирается обсудить увеличение финансовой помощи Украине. В Брюсселе полагают, что первоначально предложенную в начале января Еврокомиссией сумму в € 1,8 млрд можно будет увеличить до € 2,5 млрд. Этот вопрос министры финансов стран Евросоюза собираются обсудить 27 января. Таким образом, основным потенциальным донором Украины по-прежнему остается МВФ и стоящие за ним США. Получается, что МВФ будет финансировать жизнедеятельность на Украине, а Конгресс США — войну через специальные фонды военной помощи.

Аналитическая редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/01/29/strannaya-voyna-vneshnepoliticheskie-i-vnutripoliticheskie-aspekty-krovoprolitiya-v-donbasse
Опубликовано 29 января 2015 в 16:14
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами