• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Американо-саудовский альянс против Ирана и России: дешёвая нефть в обмен на гарантии и статус оружейного дистрибьютора

С конца 2013 года на Ближнем Востоке последовательно закрепляется ситуация блокового противостояния. В её основу заложены не только элементы внутрирегиональной конфронтации между суннитским и шиитским лагерями, во главе которых соответственно стоят Саудовская Аравия и Иран. Ближневосточная конфликтность с рубежа 2013−2014 годов задаётся и глобальными факторами, в числе которых на первые места последовательно выдвигаются осложнившиеся отношения России и Запада, а также состояние дел на мировом рынке нефти.

Один полюс блокового противостояния за рамками суннитско-шиитской конфронтации представлен особенно рельефно. Это связка США — Саудовская Аравия, которая задаёт тон во всех последних острых развитиях на Ближнем Востоке. Другой полюс не столь институционально оформлен, отношения между его главными фигурантами далеки от полной доверительности. Но Россия и Иран с 2014 года стали сближаться при понимании попадания обеих держав под санкционный пресс Запада, а также в условиях обвала цен на нефть.

Отрезок осень 2013 — весна 2014 можно считать критически важным для формирования американо-саудовского полюса силы в ближневосточных делах. С этого времени два уже состоящих в тесных партнёрских отношениях игрока нашли новые точки сближения, оформленные в виде пакета негласных договорённостей. Кто был инициатором, а кто ведомым в этой связке — не столь важно. Хотя простой геополитический расчёт показывает, что американцы не могли быть в этом проекте на второстепенных ролях. Непродолжительное недовольство саудовцев осенью 2013 года, когда они публично поставили под сомнение дальнейший ровный характер отношений с американскими партнёрами, привело к качественно новой ситуации в их двусторонней кооперации на Ближнем Востоке и за его пределами. Из Эр-Рияда в адрес Вашингтона тогда был направлен сигнал: крупнейшая аравийская монархия может пересмотреть свои отношения с Соединёнными Штатами, если они продолжат прежний невразумительный курс в регионе. Саудовцы публично обиделись на американцев из-за их нерешительности в вопросе военной интервенции в Сирии. Им тогда из Вашингтона доходчиво объяснили, что такое вторжение приведёт к войне с Ираном, которая прямо или косвенно заденет и Саудовскую Аравию.

Несколько месяцев последовавших с конца 2013 года консультаций привели к формированию американо-саудовского альянса на базе новых договорённостей. Точку в оформлении взаимного консенсуса поставил визит президента США Барака Обамы в Эр-Рияд в конце марта 2014 года. Содержательная часть большой сделки американцев и саудовцев скрыта от широкой общественности, детали договорённостей носят строго конфиденциальный характер. Впрочем, то, что положено в фундамент усовершенствованного новыми соглашениями альянса можно было понять спустя считанные месяцы с названного «историческим» визита американского лидера на Аравийский полуостров. Это ослабление военно-политического потенциала Ирана, в котором крайне заинтересованы саудовцы, а также постановка России перед новыми экономическими вызовами, в чём уже решительно настроены американцы. В июне 2014 года США и Саудовская Аравия приступили к непосредственной реализации проекта с двуединой целью недопущения пока не сформированного, но имеющего потенциал к этому российско-иранского полюса силы в регионе. Минувшим летом с сирийской «цепи» был спущен джихадизм на иракском направлении, где с начала 2014 года, в западной провинции Ирака Анбар, по соседству с Саудовской Аравией, уже был создан плацдарм для вторжения. Одновременно с этим аравийцы запустили механизм неуклонно дешевеющей нефти, отлаженная работа которого составляла их главную миссию в рамках большой сделки с американцами.

Приблизившийся к западным рубежам шиитской державы с очень неудобного для неё иракского направления джихадизм на фоне падающей в цене нефти стал одним из худших сценариев развития и без того труднейшей для иранцев ситуации в регионе. Борьба на нескольких фронтах силами так называемой «шиитской милиции» в Сирии протекала для Ирана через иракский «буфер» и с подключением боевого потенциала ливанского движения «Хизбалла». После июня 2014 года положение в ближневосточных «горячих точках» претерпело для Ирана серьёзные изменения. Ирак из «буфера» превратился в прифронтовое государство. Вместе с тем являющийся основным нефтяной источник пополнения госбюджета Ирана, а с ним и реализации всех масштабных программ в военной сфере страны стал для иранцев иссякать. Проецировать силу на Сирию при цене за баррель нефти свыше 100 долларов — это одно, а столкнуться с салафитским джихадизмом на своих непосредственных границах при стоимости барреля ниже 50 долларов — совершенно иное.

Масштабные иранские программы перевооружения армии, создания мощной военно-промышленной отрасли не заморожены. До этого пока дело не дошло, но при растянутости во времени нынешнего понижательного тренда на мировых сырьевых рынках иранцы столкнутся с проблемами финансирования собственной «оборонки». Плюс к этому могут быть пересмотрены статьи внешних расходов Ирана, которыми он проецировал военно-политическое влияние на регион. Ливанская «Хизбалла» находится на внушительном денежном довольствии иранцев (годовой бюджет организации шейха Хасана Насраллы оценивается в около $500 млн, львиная доля которых поступает из Тегерана). Иран взялся финансировать затратные программы «исламского сопротивления», организуя в ежегодном режиме ряд публичных мероприятий (например, Международную конференцию исламского единства) и имея статьи расходов на секретные идеологические операции против «сионистского режима». На порядок больше трат иранскому правительству предстоит в рамках реализации амбициозных энергетических и транспортных проектов внутреннего и трансграничного характера. С учётом продолжения санкций Запада, которые только в ноябре 2013 года были слегка ослаблены, что, кстати, тогда стало ещё одной причиной указанного выше недовольства саудовцев, Иран по нарастающей сталкивается с новыми вызовами.

Что взамен на предоставление услуг Западу по нанесению Ирану и России «калечащих» санкций обещано саудовцам? Прежде всего, продолжение действия системы военных гарантий безопасности правления монаршей семьи аль-Сауд со стороны США. Данные гарантии были подтверждены на высшем политическом уровне в марте 2014 года, в ходе посещения аравийского Королевства главой американской администрации. Но в одних гарантиях, какими бы они твёрдыми и разносторонними не были, саудовцы, взамен на свои убытки в связи с падением цен на нефть, явно не нашли бы удовлетворения. Под большую сделку между американцами и саудовцами подведена своя условная «материально-техническая база», в неё заложены конкретные схемы окупаемости весьма затратного для самих авторов проекта. Саудовцы закупали у заокеанского партнёра и у других евроатлантических стран вооружения и военную технику (ВВТ) на доходы от продажи нефти. С уменьшением поступлений от экспорта нефти должны были снизиться и объёмы приобретаемых саудовцами ВВТ. Однако ничего подобного не происходит. Напротив, усилился поток сообщений о военных контрактах закупки новой и модернизации старой техники, состоящей на вооружении Королевства.

Дешёвая нефть позволила первой экономике мира добиться успехов после грозившей ей не так давно рецессии. Деловая активность в США растёт, показатели роста ВВП сверхдержавы фиксируют позитивную динамику. Резкое снижение цен на нефть позволило корпорациям военно-промышленного комплекса США сделать свою конечную продукцию более конкурентоспособной на внешних рынках, в том числе и в ценовом диапазоне. Вместе с тем, очевидно, что падение цен на нефть с июня 2014 года по январь 2015 года более чем в два раза не привело к сопоставимому удешевлению продукции военного назначения на мировом оружейном рынке. Но и здесь американская администрация и монаршая семья нашли точки сближения.

Можно с уверенностью предположить, что одним из краеугольных пунктов американо-саудовской сделки стала поставка новых видов ВВТ на Аравийский полуостров по ценам, близким к себестоимости производимых в США танков, самолётов, другой техники. Имеющиеся у саудовцев оружейные арсеналы и без того избыточные. У большой, но до сих пор считающейся небоеспособной армии Королевства нет столько подготовленных экипажей ни для её танкового, ни авиационного парка боевой техники. Военные аналитики объясняют этот «феномен» саудовского накопительства оружия планами Центрального командования ВС США (CENTCOM) по созданию стратегических резервов ВВТ в регионе на случай потенциальных войн. Зачем, например, Саудовской Аравии быть вторым в мире по количеству, после самих США, оператором истребителей F-15 (более 150 машин только этого класса), если у неё не наберётся даже полсотни хорошо подготовленных пилотов?!

Объяснение кроется не только в планах CENTCOM держать оружие в регионе, что называется, про запас. Саудовская Аравия претендует на роль реэкспортёра продукции военного назначения из США, прежде всего, в близлежащие к ней арабские страны Персидского залива. В будущем не исключена и более широкая география реэкспорта саудовцами закупаемых у американцев и других евроатлантических наций «излишков» ВВТ, например, в Египет и Пакистан. Претензии Эр-Рияда на статус главного дистрибьютора оружейной продукции Вашингтона на Ближнем Востоке с большой долей вероятности получили своё закрепление в рамках конфиденциальных договорённостей весной прошлого года. Комиссионные или просто маржа при перекупочных схемах оружейных поставок в регионе с одним из самых высоких в мире спросом на ВВТ позволит саудовцам компенсировать свои издержки из-за дешевеющей с их подачи нефти.

Сдерживать этот напор «калечащих» санкций и заговоров на почве нефти Ирану предстоит с опорой на Россию. Других партнёров у Исламской республики поблизости от своих границ фактически нет, понимание чего в политическом и военном руководстве ИРИ постепенно пробивает себе дорогу. В связи с этим следует обратить внимание на визит министра обороны России Сергея Шойгу в Тегеран 19−20 января этого года. Первый за последние 15 лет визит главы российского оборонного ведомства в Иран пришёлся на один из переломных для отношений Москвы и Тегерана периодов. Соседи по Каспию заключили соглашение о военном сотрудничестве, которым расширена практическая составляющая во взаимодействии оборонных ведомств двух стран. Документом предусмотрен интенсивный обмен делегациями на уровне Минобороны и Генштабов, проведение совместных военных учений, подготовка военных кадров, обмен опытом в миротворческой деятельности и борьбе с терроризмом. Был обсуждён и круг вопросов по оживлению военно-технического сотрудничества России и Ирана, отмечена подготовка к заключению двустороннего соглашения в этой сфере.

Констатация сторонами в Тегеране общих вызовов и угроз, противостоять которым можно только в совместном режиме, открывает дорогу для тесного партнёрства двух естественных союзников на Ближнем Востоке и в сопредельных регионах.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/01/21/amerikano-saudovskiy-alyans-protiv-irana-i-rossii-deshyovaya-neft-v-obmen-na-garantii-i-status-oruzheynogo-distribyutora
Опубликовано 21 января 2015 в 11:59
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами