• USD 63.88 -0.10
  • EUR 68.16 +0.03
  • BRENT 54.46 +0.95%

Мирная инициатива России в межсирийском урегулировании: старт к территориальному размежеванию?

В конце января в Москве может состояться встреча представителей властей и оппозиции Сирии. Повестка переговоров на текущий момент не определена. За основу предполагается взять положения Женевского коммюнике сирийского урегулирования от 30 июня 2012 года, но и в этом вопросе возможно появление политических препонов. Дело в том, что в указанном документе говорится о создании переходного органа управления в Сирии, в то время как для действующих властей страны данное положение, после состоявшихся в июне 2014 года президентских выборов, потеряло свою актуальность. Возвращаться к теме создания переходного правительства, куда бы вошли и представители так называемой умеренной оппозиции, в Дамаске явно не настроены. Но для российской мирной инициативы нужен конструктивный фундамент, с заложенной в нём базой уже принятых на международном уровне документов по урегулированию сирийского конфликта.

Дамаск дал своё предварительное согласие отправить переговорщиков в Москву. От главной политической силы сирийских повстанцев в лице Национальной коалиции революционных и оппозиционных сил (НКРОС) прозвучала негативная реакция на предложение российских дипломатов. Сразу после выборов своего нового лидера, из НКРОС заявили, что не пойдут на переговоры, пока не будет политического перехода власти. По словам избранного 5 января председателя НКРОС Халеда Ходжы, для его организации невозможно вступление в контакт с Дамаском, если целью не ставится создание переходной администрации. Впрочем, помимо Национальной коалиции, находящейся за пределами Сирии и таким образом наблюдающей за конфликтом со стороны, есть и другие оппозиционно настроенные к режиму Башара Асада силы, шансы на приезд которых в Москву сохраняются.

В подобные периоды возрастает роль внешних сил, способных склонить ту или иную сторону к участию в важном переговорном раунде. Если у правительства Сирии сохраняются сомнения по поводу целесообразности проведения встречи с оппозицией на основе Женевского коммюнике, то свой вклад в снятие этих опасений могли бы внести иранцы. Сложнее обстоит дело с сирийскими оппозиционерами, рычаги влияния на которых пребывают в руках сразу нескольких региональных держав. Прежде всего, это главные спонсоры сирийского «сопротивления» в лице аравийских монархий. К их голосу функционеры из НКРОС и других оппозиционно настроенных групп не могут не прислушиваться по очень простой причине — и без того оскудевшее в последние месяцы финансирование может прекратиться вовсе. Отдельное место в числе внешних партнёров сирийской оппозиции занимает Турция, на территории которой базируется НКРОС и проходит вся деятельность этой организации. На состоявшихся 5 января в Стамбуле выборах председателя Национальной коалиции победу одержал Халед Ходжа, до этого исполнявший обязанности представителя НКРОС в Турции. Это изменение в руководстве оппозиции, как можно понять, подняло ставки турецкой стороны, от которой «умеренные» противники Башара Асада впадают во всё бóльшую зависимость.

В южных районах Турции на деньги аравийских монархий в ближайшие месяцы планируется организовать курсы боевой подготовки сирийских повстанцев. Программа может стартовать в марте этого года и продлиться до трёх лет, в течение которых обучение пройдут 15 тысяч человек. После многочисленных примеров перехода сирийских мятежников в ряды террористических группировок наподобие «Исламского государства», «Джебхат ан-Нусры», «Хорасан», спонсоры Сирийской свободной армии, группировок «Сукур аш-Шам», «Катаиб аль-Фарук» решили нейтрализовать опасную тенденцию. Концентрация у ИГ и других радикальных организаций избыточной силы может привести к непредсказуемым для США, Саудовской Аравии, Турции последствиям.

Для указанных стран мирная инициатива России по созыву межсирийской встречи находится в диссонансе с развёрнутыми ими ныне в Сирии и вокруг неё военно-политическими программами. Сирийских оппозиционеров Вашингтон, Эр-Рияд и Анкара намерены готовить для эффективного военного противостояния с режимом Башара Асада, а не для переговоров с ним. Между тем, если в случае с интересами саудовцев и турок в Сирии ситуация в целом предельно понятна, то подходы американцев не столь очевидны. При всех озвучиваемых из Вашингтона декларациях о нелегитимности сирийских властей, необходимости их скорейшего низложения, от реальных шагов в этом вопросе американцы принципиально воздерживаются. Сдержанности Соединённым Штатам прибавляет и фактор Израиля. Контроль сирийского правительства над территорией некогда единой арабской страны ныне фактически свёлся к южным и юго-западным рубежам, примыкающим к Израилю и Иордании. Именно эти два последовательных ближневосточных партнёра США абсолютно не заинтересованы в падении режима Башара Асада. Иметь на своих границах, пусть и «диктаторский», но предсказуемый в своих действиях государственный режим — одно, а разношёрстную массу «экстремистского интернационала», в которую вливаются всё новые силы, в том числе и из «умеренной» сирийской оппозиции — совсем иное.

Конструкция баланса сил в Сирии построена на условном трёхстороннем паритете, в котором набирает вес ещё один элемент — отряды курдской самообороны, действующие в северных провинциях страны. В Сирии между собой воюют правительственные войска Дамаска, разрозненные группы сирийских повстанческих бригад и радикальные организации ИГ, «Джебхат ан-Нусра», «Хорасан», «Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар». Ни одна сторона не может добиться качественного перевеса, что сулит сирийскому конфликту долгосрочный характер, военные действия позиционного свойства и с переменным успехом. По всем канонам «ближневосточного жанра», одной из первоочередных мишеней для бойцов сирийской оппозиции и боевиков террористических группировок должен был стать Израиль. Однако, этого не произошло. Напротив, израильтяне смогли наладить каналы доверительного общения с сирийской оппозицией, окольными путями подпитывая её боевые крылья оружием и принимая на своей территории раненых мятежников. Любое изменение в сложившейся расстановке сил в Сирии может развернуть боевой потенциал джихадистов против Израиля. Тем более, когда в регионе происходит постоянное дробление ИГ и других группировок на сравнительно малочисленные отряды с полевыми командирами во главе.

Через политику израильского правительства поддерживать баланс сил между основными фигурантами войны в Сирии просматривается и реальный курс США. Американская администрация постепенно приходит к тому, что сохранение режима Башара Асада в дееспособном состоянии на примыкающих к Израилю и Иордании территориях отвечает её интересам. Обученные американскими и турецкими инструкторами на аравийские деньги сирийские повстанцы будут сконцентрированы на завоевании военных преимуществ в северных и северо-западных провинциях Сирии, с возможной в будущем столицей нового государственного образования в Алеппо.

Фрагментация Сирии — практически решённый вопрос. Неопределёнными остаются линии территориального разграничения между будущими «суверенными кусками» арабской республики, но не сам факт её распада. По всей видимости, с этой реалией уже свыклись в самом Дамаске, она не вызывает сомнений и у Тегерана. Весь вопрос в нахождении долгосрочной устойчивой конфигурации сил, представленных в сирийском конфликте. А также в расстановке приоритетов внешних акторов. Например, для США и Израиля выгоден «тлеющий» характер конфликта, способствующий ослаблению Ирана в регионе. В свою очередь, Россия и Иран заинтересованы в скорейшем достижении режима прекращения огня между сирийскими властями и оппозицией с последующей выработкой условий политического урегулирования.

В Сирии не может быть простых решений, которые бы укладывались в «линейную» логику военного противостояния властей и оппозиции. Присутствие здесь радикальных группировок позволяет некоторым внешним игрокам удерживать тамошнюю оппозицию от полного разгрома со стороны правительственных войск. И наоборот — дееспособность режима Башара Асада, сохранение в его руках таких важных элементов военно-политического баланса сил в регионе, как обладание боевой авиацией и системами ПВО, не допускают превращение Сирии в сплошную зону дестабилизации.

Вероятность прорыва на переговорах в Москве, если межсирийские консультации всё же состоятся, сведена к минимуму. Но установка на поддержание баланса сил в Сирии может быть подтверждена в российской столице. Не исключено, что именно встречей в Москве основные стороны сирийского конфликта дадут старт переговорам о территориальном размежевании и установлении зон ответственности в растерзанной гражданской войной стране.

Михаил Агаджанян — шеф-редактор Ближневосточной редакции EAD

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2015/01/11/mirnaya-iniciativa-rossii-v-mezhsiriyskom-uregulirovanii-start-k-territorialnomu-razmezhevaniyu
Опубликовано 11 января 2015 в 13:18
Все новости

03.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами