• USD 63.23 -0.64
  • EUR 68.08 -0.36
  • BRENT 53.02

Война идет в Турцию: Эрдоган попал в капкан, расставленный для Асада

Первыми жертвами борьбы международного сообщества с «Исламским халифатом» стали процесс турецко-курдского примирения и международный имидж Анкары.

«Цивилизованный мир», кажется, всерьез озаботился проблемой расширения «Исламского государства», вольготно раскинувшегося на территориях Ирака и Сирии. Бомбардировки западных союзников и авиации ряда арабских стран приобрели довольно настойчивый характер. Впервые за долгие месяцы атаки исламистов удалось приостановить и несколько потеснить бандитов с занимаемых позиций. Произошло это, впрочем, не только и не столько в результате бомбардировок, сколько «наземного фактора». Как изначально утверждали военные эксперты, даже самые интенсивные бомбежки оказались бессильны перед сетевой организацией, не имеющей четко обозначенных позиций и командно-штабных структур. Бороться с таким противником можно только на земле. Однако было понятно, что посылать своих солдат на очередную ближневосточную войну не готовы ни американцы, ни другие государства НАТО. Вашингтон попытался бросить в пекло боев турецкую армию, но турки ловко извернулись, заявив, что, в принципе, они бы и не против, однако действовать в одиночку не будут.

Между тем торжествующие радикалы продолжали свое победное шествие и практически взяли важный в стратегическом отношении курдонаселенный город Кобани на сирийско-турецкой границе. Сотни тысяч людей оказались в ужасающей ситуации и бежали. Турецкие курды не раз требовали от турецкого правительства допустить в зону боев их вооруженные отряды. Анкара резко возражала, потому что это означало бы фактическое сотрудничество с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую турецкая сторона считает террористической организацией. Турецкие власти, ранее широко поддерживавшие снабжение исламистов в Сирии, теперь наглухо блокировали границу, препятствуя переходу на сирийскую территорию вооруженных курдов. При этом турки даже не скрывали, что конечной целью любой операции видят не столько разгром исламистов, сколько — свержение режима Башара Асада. В таком, мол, случае, все остальные вопросы решатся как бы сами по себе. Ярость курдов не знала предела. Ведь ради собственных совершенно конъюнктурных политических интересов Анкара практически обрекла на геноцид их сирийских соотечественников. В Турции начались массовые протесты. В беспорядках, охвативших практически все восточные регионы страны, было убито не менее 40 человек. В ряде крупных городов, включая Диарбекир, был введен комендантский час. Впервые после того, как правящий режим начал диалог с заключенным лидером РПК Абдуллой Оджаланом, что привело к двухлетнему перемирию, курдско-турецкая война вспыхнула с новой силой. Под Карсом бойцы РПК застрелили троих турецких солдат. Произошло это спустя день после того, как турецкие военные во время облавы убили здесь трех курдских повстанцев. Несколько атак было совершено на военные и жандармские блок-посты в провинции Тунджели. Также турецкие ВВС нанесли удар по позициям РПК, в том числе — и в Северном Ираке, чего тоже уже давненько не случалось. Начались гонения в отношении активистов «Демократической партии народов» — политической организации курдов, которая, в отличие от РПК, доселе считалась лояльной властям. Словом, Турция так активно пыталась дистанцироваться от полыхающей возле её границ войны, что война сама пришла в Турцию.

В результате политический имидж Анкары был полностью испорчен. Многие мировые СМИ написали, что если город Кобани падет из-за нежелания Турции допустить на фронт курдов, это будет означать, что Анкара действует в унисон с «Халифатом» и находится в негласном альянсе с экстремистами. Собственно говоря, так оно и есть, и именно об этом давно уже твердили армянские, сирийские, иранские эксперты, однако только сегодня данное обстоятельство стало доходить и до западного сообщества. Произошло это, в первую очередь, благодаря массовым протестам курдов в Европе. В Женеве, в Брюсселе, в Париже и других крупных городах Евросоюза прошли массовые (причем далеко не слишком мирные) акции, в которых, заметим, вместе с курдами активное участие приняли представители армянских, еврейских и католических общин Ближнего Востока, которые также подвергаются зверским гонениям со стороны исламистов. В Брюсселе, например, протестующие ворвались в здание Европарламента, в Гамбурге — заблокировали движение поездов на центральном вокзале города. В Анкаре, наконец, поняли, что попали в собственный капкан, расставленный для Башара Асада. «Курды курдам рознь», рассудили турецкие власти и дали добро на переход границы курдских военных подразделений, да только не турецких бойцов РПК, а иракских «пешмерга». На фронт в район Кобани их повел брат президента иракского Курдистана, Шихад Барзани. Западные союзники обильно снабдили эти отряды оружием, в том числе — тяжелой артиллерией. Иракские курды вступили в бой с исламистами 26 октября, и уже буквально на следующий день положение на этом участке фронта значительно изменилось в лучшую сторону. Опытные курды, поддержанные авиацией западных союзников, принудили боевиков «Исламского государства» начать поспешный отход с занятых ими в городе позиций. Очень скоро Кобани был фактически освобожден. Так были пресечены планы установления контроля ИГ над важным участком сирийско-турецкой границы, откуда «халифат» рассчитывал получать помощь турецкой стороны. Правда, бандиты закрепились на окружающих город сопках, и оттуда ведут тревожащий огонь, но это на ситуацию в данном районе уже мало влияет.

Разумеется, данный локальный (пусть и важный) военный успех пока совершенно не означает коренного перелома в ходе кампании. Важно другое: на Западе наметился перелом в оценке политики и деятельности Турции на Ближнем Востоке. Вся эта история совершенно выпукло продемонстрировала, что надежным союзником Анкара более считаться не может, ибо открыто ставит свои конъюнктурные интересы выше стратегических интересов своих союзников. Разумеется, такое поведение свойственно отнюдь не только турецкой стороне. Но тут проблема в том, что Анкаре становится всё труднее сочетать государственную идеологию «умеренного исламизма» с ролью развитой светской страны, являющейся естественной частью западного мира. Чтобы не быть голословными, приведем любопытную, на наш взгляд, публикацию турецкой газеты Sozcu. Когда турецкое общество стало приходить в себя после кровопролитных столкновений внутри страны, известный колумнист Сонер Ялчын задался основным вопросом дня: а кто, собственно, виноват в том, что наметившийся было хрупкий мир между турецкой и курдской общинами рухнул, как и весь еще недавно называемый «историческим» процесс внутритурецкого примирения? Виновники очевидны — это президент Реджеп Эрдоган и премьер-министр Ахмет Давутоглу. Ведь и раньше, напомнил публицист, случались весьма кровопролитные курдские погромы и в Сирии, и в Ираке, и в Иране. Однако никогда еще это не приводило к столь яростной реакции турецких курдов — реакции, направленной, в первую очередь. против собственной власти. Почему же они не делали этого раньше? Всё дело в том, что раньше светская Турция, следуя заветам своего основателя, Мустафы Кемаля Ататюрка, последовательно дистанцировалась от ближневосточных фрустраций. «Политика Мустафы Кемаля не втягивала Турцию в кровавое болото Ближнего Востока. А сегодня Эрдоган и Давутоглу, погруженные в свои неоосманские грезы и мечтания, втянули страну в кровавое болото. Они — главные виновники случившегося. Рядовой курд, вышедший на уличный протест, выкрикивает, что Эрдоган и Давутоглу содействуют исламистам. А разве же это не так? Разве не Эрдоган и Давутоглу все спутали на Ближнем Востоке? Эти двое несчастных до сих пор не поняли смысла слов Мустафы Кемаля: «не вмешивайся в конфликты соседей», — сказано, в частности, в статье. Отсюда делается пусть и не слишком оригинальный, но неоспоримый вывод, что заигрывание турецких властей с радикальными исламистами рано или поздно обернется против самой Анкары.

Разумеется, с подобной точкой зрения можно спорить, но бесспорно то, что она имеет полное право на существование уже хотя бы потому, что обрисовывает весьма вероятные перспективы внутренней жизни Турции. Но к этому следует добавить, что страну ожидают большие проблемы и на внешнеполитической арене. И станут эти проблемы неизбежным результатом внутриполитических осложнений. Не секрет, что курдский вопрос до последнего времени мало что определял в отношениях Анкары с союзниками. США, НАТО в целом, а по большому счету и Евросоюз (при всем своем либерализме) не рассматривали курдскую проблематику в качестве серьезного фактора в процессе формирования своих взаимоотношений с Турцией. О курдах если и вспоминали, то, в первую очередь, как о «террористах» РКП. Даже превратившись в период правления «умеренных исламистов» Эрдогана из «твердокаменного союзника» в enfant terrible западного сообщества, Анкара продолжала оставаться «своей» — в отличие от курдов, которые были всё-таки куда более «чужими», представали в виде силы, во многом мешающей маршу Турции в объятия Запада. Имидж РПК, порожденной в свое время советскими спецслужбами, весьма помогал турецкой власти вести свою двойную игру с Западом и с Исламом. Ведь «борцам с терроризмом» многое прощается… Сегодня курды поняли, что пришло время больших перемен. Если раньше демонстрации и пикеты курдских активистов в Европе и в США вызывали мало к себе сочувствия, то теперь общественное мнение коренным образом меняется. Курды — народ, подвергающийся геноциду. Их женщин похищают и насилуют, продают на невольничьих рынках «халифата». Макет одного из таких рынков возводится в Вашингтоне неподалеку от Белого дома — с «невольницами», щелкающими бичами работорговцами и всем остальным необходимым антуражем. Здесь же прошла недельная голодовка курдских активистов. Основная идея этой акции — привлечь внимание американского общества к тяжкой судьбе похищенных боевиками молодых курдиянок, езидок, девушек-христианок. При этом подчеркивается, что именно курды в настоящее время, жертвуя собой, сражаются против экстремистов, и если насильников срочно не остановить — «мы увидим «Исламское государство» во всех частях западного мира», — говорят участники акции.

Очевидно, что безупречно срежиссированная инициатива курдских активистов вызовет очень широкий резонанс и сочувствие американцев. В результате, на глазах происходит инверсия понятий и устоявшихся представлений. Еще недавно курды в глазах западного сообщества были террористами, а борцом с терроризмом представлялось турецкое государство. Сегодня всё наоборот — курды — первая жертва терроризма и самые последовательные, самые героические борцы с ним. А вот Турция чем дальше, тем больше выглядит всё сомнительнее: де-факто поддерживает «Халифат», запрещает курдам бороться с ним, причем запрещает насильственными методами, то есть — предпочитает воевать не с террористами, а с его противниками. Понятно, что представления подобного рода укоренятся в западном общественном сознании не в одночасье. Но в том, что «процесс пошел» нет уже никаких сомнений. И это пока — самый главный и самый видимый результат антисирийской и «умеренно-исламистской» политики турецкого руководства, которое является одним из главных виновников того, что Ближний Восток погружается в пучину хаоса. Что ж, с сотворения мира известно: посеявший ветер пожнет бурю.

Армен Ханбабян специально для EAD

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2014/12/22/voyna-idet-v-turciyu-erdogan-popal-v-kapkan-rasstavlennyy-dlya-asada
Опубликовано 22 декабря 2014 в 11:23
Все новости

07.12.2016

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами