• USD 63.81 -0.01
  • EUR 68.36 -0.28
  • BRENT 53.99

США внесли Турцию в «ось зла»: Израиль сегодня

Президенты Турции и США Эрдоган и Обама. Фото: all4syria.info

США внесли Турцию в «ось зла»

Турция становится значимым игроком в «оси зла», состоящей из Ирана, «Хизбаллы» и ХАМАСа, говорится в новом отчете американского Института защиты демократии (Foundation for Defense of Democracies).

С периода операции «Несокрушимая скала» (август 2014 года) один из главарей ХАМАСа Имад аль-Алами находится в Турции. Сначала он проходил там курс лечения, но потом остался и теперь встречается с государственными деятелями. Это тот самый человек, который много лет тесно контактирует с представителями Ирана. Теперь он общается с Тегераном не из Газы, а из Турции.
Алами имеет особый статус в ХАМАСе: именно он был одним их его основателей, именно он принимает активное участие в налаживании контактов этой террористической организации с другими террористами и поддерживающими их государствами. Прежде всего, «Хизбаллой» и Ираном. Поэтому его присутствие в Турции выводит и эту страну на новый уровень в том, что касается роли, которую она играет в «оси зла».

Анкара предоставила ХАМАСу возможность вести переговоры с Ираном, закупать у него оружие и организовывать поставки в сектор. Сейчас это делается открыто. Отчет американского института подводит к выводу, что теперь Турция соперничает с Катаром за звание «самого большого штаба ХАМАСа за пределами Газы». Присутствие Алами в Турции может служить дополнительным мостом между этой страной и Ираном, несмотря на все имеющиеся между ними идеологические и религиозные разногласия.
Тут стоит напомнить, что в конце ноября Израиль подал НАТО жалобу на Турцию за оказываемую ею поддержку террора в Газе и в Палестинской автономии в Иудее и Самарии. В ней указывается, что Турция предоставила ХАМАСу убежище и базу на своей территории. Но никаких последствия она не возымела. (9tv.co.il)

Портал vestnik-news.com опубликовал аналитическую статью публициста Яна Смилянского под заголовком «Кто боится Моше Фейглина?»

Думаю, не ошибусь, если скажу, что по мере приближения праймериз в «Ликуде» и в СМИ, и внутри этой партии будут все настойчивее раздаваться голоса о том, что победа на них Моше Фейглина (или даже просто еще большее усиление его позиций) приведет к тому, что «Ликуд» начнет восприниматься как «партия радикалов». Это, дескать, в свою очередь оттолкнет от «Ликуда» «умеренного избирателя», в результате чего он потерпит сокрушительное поражение на выборах и вообще займет место на задворках израильской политики. Еще более страшную сказку рассказывают эти господа по поводу того, что будет, если «Ликуд» вместе с Фейглиным победит и сформирует правящую коалицию. Тут нас ждет и всемирный бойкот, и разрыв столь важных для Израиля отношений с США, и — о, ужас! — Третья мировая война, причиной которой станет Моше Фейглин.

Надо заметить, что рядовые граждане во всем мире очень любят страшные сказки и охотно в них верят. Но нынешние сказочники явно не учитывают два момента. Во-первых, Фейглин по-определению не может начать Третью мировую, потому что де-факто она уже давно идет с легкой руки Обамы и Путина. Во-вторых, точно такую же сказку израильские левые уже рассказывали и своим соотечественникам, и всему миру, когда «Ликуд» только-только был создан и Менахем Бегин предъявил претензии на власть. Иначе как «гангстером» ни израильские, ни американские СМИ Бегина тогда не называли. Попутно они предсказывали коллапс в отношениях Израиля с США и Европой, полную международную изоляцию, войну со всем арабским миром и, само собой, гибель Израиля в этой войне. Словом, Бегина превратили в этой сказке в настоящее исчадие ада, голосовать за которого — значит, погубить страну.

К счастью, народ в эту страшную сказку не поверил, и сегодня Бегин считается лучшим премьером в истории страны. «Гангстер» оказался «настоящим европейским джентльменом», а итогами его пребывания у власти стал мирный договор с Египтом, значительное укрепление отношений с США, подавление арабского террора, расцвет поселенческого движения и экономический подъем за счет перевода Израиля на рельсы рыночной экономики. Нынешние противники Моше Фейглина прибегают к все тому же излюбленному приему: когда нечего возражать по существу, они начинают демонизировать своего оппонента. Рецепт демонизации известен любому политтехнологу, так что им особенно напрягаться не приходится. Достаточно вырвать две-три цитаты противника из контекста, переврать пару-тройку других высказываний и уверять, что именно так они и были сказаны, навешать с десяток «собак», заклеймить «экстремистом», «радикалом», «маргиналом» и другими ходячими «пугалками», и — вуаля! — фокус удался.

Надо заметить, что к такому же приему эти господа уже не раз прибегали и к Биньямину Нетанияху, и к Ариэлю Шарону — в те годы, когда он и в самом деле стоял на идеологических позициях «Ликуда». Не так давно мы вновь стали свидетелями подобной демагогии, когда вполне реальные, а не вымышленные радикалы при обсуждении закона о еврейском характере государства вдруг стали цитировать Жаботинского и того же Бегина. При этом они утверждали, что, будь эти два гиганта живы, они не только не поддержали бы данный закон, но и находились бы вне «Ликуда». Хотя любой здравомыслящий человек понимает, что, разумеется, восстань они из мертвых, Бегин и Жаботинский поддержали бы данный закон и вошли бы в «Ликуд». Разве что нынешние метания лидера партии им показались бы недостаточно правыми и последовательными, и они предпочли бы… позицию Моше Фейглина.
Если действительно читать и слушать Фейглина, а не то, что о нем говорят; если отцепить навешанных на него «собак» и отклеить прилепленные на него ярлыки, словом, избавить его фигуру от демонизации, то становится ясно, что именно Фейглин является сегодня проводником подлинной идеологии и мировоззрения «Ликуда». Больше того — становится понятно, что, в отличие от своего главного соперника по праймериз, он не мечется от речи к речи из стороны в сторону в поисках правильной тактики, а разработал последовательную и обоснованную стратегию отстаивания национальных интересов еврейского государства в нынешних непростых условиях.

Феглин идет на праймериз с тщательно разработанной программой, многие пункты которой даже в случае его поражения, уверен, в итоге будут позаимствованы другими политиками «Ликуда» — без упоминания имени Фейглина, разумеется. Достаточно вчитаться в эту программу, чтобы убедиться, что она не только не оттолкнет от «Ликуда» здравомыслящую часть избирателей, но, и наоборот, повысит его популярность. По той причине, что почти все, что там предлагается, находится сегодня в центре национального консенсуса. Это и укрепление еврейского характера государства; и меры по обузданию террора и наведению порядка в стране; и улаживание спорных вопросов в отношениях религии и государства с учетом интересов как светского, так и соблюдающего традиции населения; борьба с коррупцией; и экономические шаги, направленные на укрепление принципов социальной справедливости, но без социалистического популизма…

Все это расписано предельно конкретно, и при всем желании вы не найдете в этой программе пункты, которые могут привести к расколу нации, разрыву отношений с США, Третьей мировой и прочим ужасам, которыми пугают ради демонизации Фейглина. Скорее наоборот: весь прошлый опыт показывает, что именно те шаги против террора и арабского экстремизма, которые предлагает сделать Фейглин, и вернут спокойствие в страну Наиболее спорным выглядит в глазах оппонентов пункт этой программы, касающийся Храмовой горы. Но и тут — если опять-таки читать эту программу — речь идет отнюдь не об уничтожении мечети Аль-Акса или каком-либо другом апокалипсическом шаге, а исключительно о восстановлении израильского суверенитета над этой еврейской святыней, провозглашенном в 1967 году. То есть не об изменении, а о восстановлении статус-кво.

Все нынешние волнения на Храмовой горе как раз связаны с тем, что Израиль за последние годы шаг за шагом сдавал свои права на Храмовую гору. Это, в свою очередь, привело лишь к увеличению аппетита арабов и к тому, что они снова, как сорок с лишним лет назад стали чувствовать себя на ней хозяевами…

Таким образом, вопрос голосовать или не голосовать за Фейглина на грядущих праймериз — это не столько вопрос идеологии, сколько… проблема интеллигентности тех, кто обладает правом голоса. Те, кто не способен к самостоятельному мышлению, кто легко подпадает под чужое влияние и начинает повторять инсинуации, распространяемые СМИ и личными недоброжелателями Моше Фейглина, безусловно, проголосуют так, как от них ждут. Но вот умеющие самостоятельно и широко мыслить, анализировать происходящее и добираться до «первоисточников», даже если до сих пор они не были сторонниками Фейглина, должны, по меньшей мере, задуматься. И я почти уверен, что значительная часть этой группы членов «Ликуда» в итоге сделает ставку на Фейглина. По той простой причине, что, прочтя его программу и статьи, они ясно ощутят созвучие своим взглядам и мыслям.
Единственное, что их может остановить — так это то, что победа Фейглина оттолкнет от партии часть населения страны и приведет к тому, что она получит меньше мандатов. Но уже сегодня Гаарец с горечью цитирует результаты опросов, по которым Ликуд во главе с Фейглиным получает не меньше мандатов, чем у партии есть сейчас. У Гаарец есть все причины опасаться Фейглина, у нас с вами — нет. (vestnik-news.com)

Портал 9tv.co.il опубликовал статью Брюса Паркера под заголовком «О том, как Моисей „разверзнул“ Красное море»

В фильме Ридли Скотта (Ridley Scott) «Исход: цари и боги» (Exodus: Gods and Kings), премьерный показ которого прошел 12 декабря, конечно же, мы увидим самое известное из всех библейских чудес: как «разверзлось» Красное море. Однако это чудо показано совершенно не так, как его изобразил Сесил Де Милль (Cecil B. DeMille) в своем классическом фильме 1956 года «Десять заповедей» (The Ten Commandments). В том фильме Чарлтон Хестон (Charlton Heston), исполнявший роль Моисея, «разделил» море таким образом, что образовались две огромные стены из воды, между которыми народ Израиля перебрался на противоположный берег по образовавшемуся на какое-то время мелководью. Армия фараона, бросившаяся вслед за ними на колесницах, утонула сразу же, как только Моисей повелел морским водам сомкнуться вновь.

Как заявил г-н Скотт, в его новой экранизации легенды события описаны более реалистично, поэтому Моисею в его фильме не приходится полагаться на чудесное вмешательство Бога. Режиссер решил, что в его фильме морские воды разойдутся под воздействием цунами, вызванного землетрясением. Пред началом землетрясения прибрежные воды обычно отступают и обнажают дно, и лишь затем на него обрушивается гигантская волна. Но и эта трактовка событий не совсем убедительна. Время, в течение которого прибрежные воды отступают перед ударом цунами, обычно длится всего лишь 10−20 минут, а этого слишком мало, чтобы дети Израиля успели перейти море по обнажившемуся дну. Кроме того, Моисей не смог бы узнать о приближающемся цунами, если бы ему об этом не сказал Бог. Такое тоже можно допустить, но в этом случае в сюжете сохраняется элемент чуда.

Есть гораздо более естественное объяснение тому, каким образом морские воды могли отступить и на какое-то время открыть дно. Все дело в приливах и отливах — природном явлении, которое как нельзя лучше вписалось бы в тщательно продуманный план Моисея, поскольку Моисей вполне мог бы предвидеть начало отлива. В некоторых точках планеты в результате отливов морское дно остается открытым на протяжении нескольких часов, и лишь затем приливные воды с шумом возвращаются к берегу. Что интересно, в 1798 году Наполеон Бонапарт с небольшим отрядом солдат верхом на лошадях пересекали Суэцкий залив в северной части Красного моря — примерно в том месте, где по преданию совершали свой переход Моисей с народом Израиля. На участок морского дна протяженностью около мили, превратившийся на время отлива в мелководье, внезапно хлынули приливные воды, чуть не затопив всадников.

Согласно библейскому писанию, израильтяне остановились на отдых на западном берегу Суэцкого канала, когда вдруг увидели вдалеке облака пыли, поднятые колесницами египетского фараона. Израильтяне оказались зажатыми между Красным морем и войском фараона. Хотя не исключено, что облака пыли стали для Моисея важным знаком — по ним он смог определить, когда египетская армия доберется до берега.

Моисей в молодые годы жил в тех местах и знал, в каком месте караваны переходили Красное море во время отлива. Он знал расположение звезд на ночном небе и был знаком с древними методами предсказания приливов, основанными на положении Луны на небосклоне и на ее фазе. Что же касается фараона и его жрецов, то они жили на берегах Нила, соединяющегося со Средиземным морем, в котором приливы и отливы происходят крайне редко. Скорее всего, они почти ничего не знали о приливах в Красном море и о том, насколько опасными они могут быть. Зная, когда может начаться отлив, сколько времени морское дно будет мелководным, и когда вода опять начнет прибывать, Моисей вполне мог составить план бегства израильтян. Самым удачным было бы выбрать для своего бегства период полнолуния — когда отлив намного сильнее и длится гораздо дольше — у израильтян было бы достаточно времени, чтобы пересечь море. В этом случае и прилив был бы гораздо более мощным, и вероятность того, что преследовавшая их армия фараона погибнет в морской пучине, была выше.

Самым главным здесь было точно рассчитать время. Последним группам израильтян предстояло пройти по мелководью как раз перед началом прилива. Они должны были увлечь за собой войско фараона, преследовавшего беглецов на колесницах, и заманить их на мелководье, где те и утонули бы в нахлынувших водах прилива. На тот случай, если бы войско фараона оказалось на берегу моря до начала отлива, у Моисея, по всей видимости, был запасной план, направленный на то, чтобы задержать преследователей. Если бы египетская армия подошла к берегу уже после прилива, то Моисей мог бы предварительно перевести свой народ через море, а потом — во время следующего отлива — послать своих лучших людей навстречу египтянами, чтобы те продолжили преследование, и заманить их на мелководье.

В Библии упоминается, что в ту ночь все время дул сильный восточный ветер, отгоняя волны в море. Согласно законам физики океана, ветер, дующий над мелководьем, отгоняет в море больше воды, нежели ветер, дующий над глубокими водами. И если по счастливой случайности такой ветер дул и перед тем, как народ Израиля перешел через Красное море, то отлив в тот раз оказался сильнее обычного, и площадь мелководья увеличилась. Само собой разумеется, возникновение такого ветра приписывалось божественному вмешательству, и поэтому на протяжении многих веков во время пересказов предания об исходе Моисею, который тщательно разработал план бегства во время отлива, отводилась второстепенная роль. Правда Моисей не мог предвидеть тот внезапный и очень кстати появившийся ветер, поэтому он не мог учесть его в своем плане. Следовательно, все его расчеты времени наступления и окончания отлива и прилива основывались на предсказаниях.

В то время, когда в 1798 году Наполеон со своими войсками чуть не утонул в северной части Суэцкого залива, вода во время прилива обычно поднималась на 6 футов (1,5−1,8 метра), а если в соответствующем направлении еще и дул ветер, то на 9−10 футов (2,7−3 метра). Однако есть данные, указывающие на то, что во времена Моисея уровень воды в море поднимался гораздо выше. Следовательно, береговая полоса Суэцкого залива во время прилива могла смещаться дальше на север, и амплитуда прилива в нем была больше. Если все так и было на самом деле, то настоящую историю о том, как народ Израиля перешел через Красное море, не пришлось бы приукрашивать такими деталями, как стены воды, обрушившиеся на преследовавшее их египетское войско.
Здесь следует упомянуть еще об одном свидетельстве. Как выяснилось, моя гипотеза о том, что Моисей мог спланировать переход через Красное море и воспользоваться отливом, не нова. Древний историк Евсевий Кесарийский (Eusebius of Caesarea), живший в 263−339 годы нашей эры, упоминает две версии предания о переходе через Красное море, ссылаясь на греческого историка Артапана (Artapanus, (80−40 годы до нашей эры). Одна из версий, которую рассказывали жители египетского Гелиополя (Heliopolis), совпадала с библейским преданием. А вот согласно другой версии, распространенной среди жителей Мемфиса (Memphis), «Моисей, хорошо знавший те места, дождался морского отлива и перевел свой народ через море по мелкой воде».

Если Моисей на самом деле «разверзнул» воды Красного моря, воспользовавшись приливом, то предсказание прилива в этом случае следует считать самым впечатляющим и самым важным в истории. (9tv.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2014/12/17/ssha-vnesli-turciyu-v-os-zla-izrail-segodnya
Опубликовано 17 декабря 2014 в 12:42
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами