Меню
  • $ 93.13 -0.34
  • 99.81 +0.07
  • BR 90.06 +0.64%

Статус кандидата: какую цену потребует Брюссель от Грузии

Иллюстрация: geworld.ge

После того, как Еврокомиссия выдала Грузии положительную рекомендацию, все, в общем-то, знали, что без статуса мы теперь уже не останемся, однако до последнего момента, то есть, до того, как Шарль Мишель восторженно не произнес, словно Фрунзик Мкртчян: «Дали, двадцать шесть Б, дали!», мы, как бы, отказывались до конца в это поверить. А потом вдруг сразу пошло и поехало: предоставление Грузии долгожданного статуса стали активно записывать на свой счет отдельно президент, отдельно — оппозиция и отдельно — власть.

Более того, данное примечательное событие все отпраздновали тоже порознь, и только наша президент оказалась в крайне неопределенном положении — на испеченный оппозицией торт с шампанским хабеишвили-вашадзе ее не пригласили, а в ходе торжества, организованного властями, ей так и не дали подняться на сцену, и в итоге наша Золушка, лично Бидзиной Иванишвили превращенная в принцессу, так ни с чем и вернулась в свой дворец (который в течение года обещает снова превратиться в облупленную хату).

В процессе предоставления нам статуса, было объявлено о начале переговоров по членству с Украиной и Молдавией, которые, по-видимому, будут длиться 2−3 года — обычно, если Евросоюз принял решение о приеме в свой состав какой-либо страны, ей сначала дают статус кандидата, затем наступает этап ведения с ней переговоров, а вслед за этим можно уже рукой дотянуться до членства. Хотя повторяю — это лишь в случае, когда Евросоюз твердо решил принять ту или иную страну, но если главное его намерение кроется в том, чтобы управлять в ней политическими процессами, поворачивая их себе на пользу, состояние кандидата и переговоры о вступлении могут затянуться на годы. Достаточно привести в пример Турцию, которая вот уже почти четверть века обладают кандидатским статусом, а переговоры о ее вступлении, между тем, еще даже не начинались. Почему? Да потому что Турция не выполняет разработанных рекомендаций и заявляет, что мероприятия, в обмен на которые ей обещают членство в Евросоюзе, противоречат интересам страны.

Существуют ли какая-то гарантия, что аналогичное не произойдет и в случае Грузии? Нет, и никто такой гарантии нам не даст, и именно тут, образно говоря, зарыта голова мертвой собаки. Впрочем, прежде чем детально говорить обо всем этом, выслушаем мнение президента Молдавии Майи Санду.

«Если бы не Украина и не борьба Украины, мы бы не оказались там, где находимся. То, что Евросоюз объявил о готовности к переговорам, является заслугой процессов, протекающих на Украине», — заявила Санду.

Что получается? Молдавский президент открыто признала, что Европа сочла Грузию, Молдавию и Украину достойными начала переговоров и присвоения кандидатского статуса исключительно по причине того, что на Украине идет кровопролитная война, в которой уже погибло полмиллиона украинцев. Иными словами, получается, что на пути к Евросоюзу, пришлось переступить как минимум через полмиллиона трупов, и быть по-другому никак не могло? Но в таком случае спросите у родителей, братьев и сестер, жен и детей погибших украинцев, адекватно ли начинать переговоры с Евросоюзом ценой смерти их близких? Стоило ли в результате такого президентства шута Зеленского терять членов семьи? Думаю, платить такую цену не стоило никому, и теперь представляется еще более убедительным все, что представители действующей грузинской власти повторяли в течение последних двух лет, говоря, что за предоставление статуса Европа требует от нас вступления в войну. Оказалось, это правда, и так оно и было!

Мы пока не ведаем, что за требования Евросоюз выдвинет перед нами в обмен на членство, вернее, сначала в обмен на начало переговоров, а затем уже на вступление в организацию. Безусловно, среди них будут присутствовать и приемлемые условия, например, достойные пенсии, нормальные зарплаты и тому подобное. Однако, если помните, еще до того, как Еврокомиссия дала положительную рекомендацию по Грузии, мы предсказывали, что Евросоюз непременно предоставит нам кандидатский статус. Основанием для таких прогнозов послужило то, что европейские лидеры прекрасно догадывались — в условиях, сложившихся сегодня в грузинской политике, смена власти не только неосуществима, но и невообразима. Оппозиционный спектр даже минимально не располагает главным ресурсом — человеческим, при этом, вылепить нового оппозиционного лидера из Саломе Зурабишвили тоже не получается, потому что у действующего президента также нет никакой поддержки. Потому совершенно очевидно, что европейцам придется приступить к осуществлению другой своей задумки: часть рекомендаций Евросоюза окажется такой, что будет наносить ущерб интересам нашей страны и власть откажется их выполнять. После этого европейские лидеры выступят и скажут — мы-то очень хотим принять вас в Евросоюз, однако грузинская власть не выполняет наших рекомендаций. Когда в таком тоне об этом заговорят европейцы, у их слов будет совершенно другой вес и цена, а то наша оппозиция и неправительственный сектор давно только об этом и кричат, просто никто им не верит.

То, что многие лидеры европейских стран, приписывают Украине принятое Евросоюзом решение, Зеленскому явно ударило в голову, и он возомнил, будто взял Карскую крепость. Более того, украинский президент заявил — я верну грузинам Абхазию. Представьте, я не оговорился, он действительно дал такое обещание — дескать, возвращу вам Абхазию. Может мне объяснят, кто вообще спрашивает этого человека о том, возвратим ли мы Абхазию, Самачабло (Южная Осетия. — EADaily), Тао-Кларджети или вдруг захотим восстановить Грузинскую империю и простираться от Никопсии до Дарубанда? Он ведет себя так, будто уже вернул и восстановил потерянную часть собственной страны, успел за два месяца победить Россию, создал условия для небывалого расцвета украинской инфраструктуры и теперь сподобился до нас. Это было целенаправленное заявление, и нацелено оно на то, чтобы оппозиция и энпэошники в Грузии могли постоянно повторять: Украина протягивает нам руку помощи, а мы эту помощь не принимаем. Но ведь речь идет об Украине, которая сама остро нуждается в поддержке и уже не представляет былого интереса для Запада. Пакет помощи оттуда скудеет с каждым днем, поскольку никто больше не хочет поставлять украинцам оружие… Украина сделала свое дело — дала возможность Европе и Америке высвободить руки, избавившись от устаревших вооружений, ослабила так или иначе Россию и потрясла ее экономику, но, тем не менее, не то что говорить, но и помыслить смешно о поражении россиян. Гораздо смешней воспринимается то, что президент воюющей страны и его придворные чиновники изворачиваются и обещают помочь другому государству — дескать, сделаем то, сделаем это.

Помните поговорку, если собака не годится для дома, ее отдают другим… Грузии власть Зеленского ничего, кроме разжигания вражды, не сделали делать не собираются. Однако, как думаете, если шуту-президенту взбредет в голову направить пару боевых кораблей к черноморским берегам Абхазии, я, мол, должен вернуть вас Грузии, в каком положении окажемся мы? Не будем ли помимо собственной воли вовлечены в конфликт? А ведь Зеленский и правда может это сделать, если ему прикажут…

Сегодня и среди населения, и в политическом спектре царит эйфория — нам дали статус кандидата в члены Евросоюза! Пока, правда, никто не говорит ни слова о том, чего потребуют у нас в благодарность за этот кинутый, словно кость, статус. Статус, который по утверждению президента Молдавии завоеван на трупах украинского народа, потому что в ином случае никто бы и не вспомнил о Грузии, Украине и Молдавии. Когда нам будет доставлен первый пакет рекомендаций и благообразная Европа строжайше потребует выполнения всех изложенных в них пунктов, у нас появится точный ответ на все вопросы и сомнения.

Почему нам дали статус, хотя рекомендации Шарля Мишеля не были выполнены полностью, понять нетрудно. Например, не было реализовано требование о деполяризации, которое считалось главным, однако под конец Еврокомиссия закрыла глаза и о нем даже не вспомнила, словно этого пункта вообще не было в перечне рекомендаций. Но в будущем такого больше не будет, и европейцы строго потребуют выполнения всего, в противном же случае заявят то, о чем я говорил в начале статьи: люди в Грузии искренне хотят в Евросоюз, а власть — не хочет, и потому она должна поменяться. Что случится вслед за этим, говоря по правде, прогнозировать трудно. Тем более, что оппозиция, неправительственные организации и президент поздравили с получением кандидатского статуса даже Лазаре Григориадиса, и теперь все ожидают, что к Новому году Лазаре обязательно попадет в список лиц, помилованных Саломе Зурабишвили, и для остальных это станет прямым намеком на то, что на антиправительственных акциях у протестующих имеется право на все.

Пока же напомню, что наступает Новый год, и Грузия впервые встречает его в статусе кандидата в члены Евросоюза. Повторяю: мы находимся пока в состоянии эйфории, во всех муниципалитетах выставлены флаги Грузии и Евросоюза. Однако кто его знает, может через некоторое время люди начнут срывать их собственными руками.

Леван Габашвили, «Грузия и мир»

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/12/22/status-kandidata-kakuyu-cenu-potrebuet-bryussel-ot-gruzii
Опубликовано 22 декабря 2023 в 08:54
Все новости

23.04.2024

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники