Меню
  • $ 92.05 +0.00
  • 99.59 -0.20
  • BR 82.22 -0.44%

«Правая волна» — защита национального суверенитета, свободы и справедливости: мнение

«Альтернатива для Германии» («АдГ»). Иллюстрация: rnd.de

На Западе с недавних пор набирает силу «правая волна», — растёт популярность партий и движений, которые в «мировых СМИ» принято называть «ультраправыми» или «праворадикальными». Так, на прошедших в октябре земельных выборах в Баварии и Гессене, существенно улучшила свои позиции АдГ, ставшая второй в обеих землях и значительно опередившая правящую на федеральном уровне СДПГ. В Голландии, на выборах 22 ноября победила партия Свободы, придерживающаяся «евроскептицизма» и выступающая за ограничение иммиграции. И в Аргентине, на состоявшихся недавно президентских выборах, также победил, причём с большим отрывом, «ультраправый», «правопопулистский», по характеристике тех же СМИ, кандидат.

И вот любопытна реакция «мировой» (да и немалой части российской) прессы, её бесчисленных аналитиков и экспертов, на эти результаты. Казалось бы, на то они и выборы, кто-то добивается успеха, кто-то проигрывает, — нормальный демократический процесс. Но не тут-то было, в американских демократических СМИ, к примеру, победу партии Свободы назвали «худшим кошмаром Европы». А чтобы никто не удивлялся такой гиперэкспрессивной оценке и не задавались вопросом, почему, с какого перепуга, абсолютно легитимная победа какой бы то ни было партии на безупречно организованных демократических выборах, да ещё в такой образцово-показательной демократической стране как Голландия, может оказаться «кошмаром», да ещё и «худшим», — на партию Свободы навесили ярлык «праворадикальной».

В схожих тонах, тоже едва ли не кликая «кошмары», комментируют аналитики и победу «ультраправого» Хавьера Милея в Аргентине, опять же безусловно легитимную, на вполне демократических выборах. Объясняют её «протестным голосованием», тем, что разочарованные и дезориентированные аргентинцы голосовали по принципу: «хуже не будет». И получая эти разъяснения, должен, очевидно, смекнуть догадливый потребитель «аналитики» от демократических СМИ, — разве могут нормальные люди, при нормальном положении дел, голосовать за «ультраправых» или даже просто «правых», конечно же нет, а только если их обманули «популизмом», ну или ещё от отчаяния.

Особенно информативны подобные комментарии, оценки и «анализы» результатов «ультраправых» в сравнении с тем, как «мировые СМИ» комментируют успехи левых партий. Тут должно быть само собой понятно и публике помогают осознать, что всякая победа левых глубоко закономерна. А как же иначе, ведь они защищают «интересы трудящихся» и озабочены экологией, охраняют окружающую среду, а ещё вдохновляются высокими и прекрасными идеалами равенства и защиты «обездоленных», и против всех форм насилия и дискриминации выступают. Когда же за правых голосуют, тут, конечно, требуется поиск и строго научный анализ каких-то особенных причин такого, отклоняющегося от прогрессивного вектора развития, голосования. И выясняется, что имеет место отдельный частный случай, вызванный каким-то ситуативным недовольством не самой образованной части избирателей, руководящихся, к тому же, не самыми благородными эмоциями.

В результате публике, под видом объективного анализа, преподносят левое объяснение успехов правых, как это и имеет место в случае недавних выборов в Голландии и Аргентине. Причём делается это, как не удивительно, практически синхронно и едва ли не в одних и тех же выражениях, как в «мировых СМИ», контролируемых «недружественными странами», так и во многих российских. Но если с первыми всё ясно, они и их «аналитики и эксперты» на прикорме, просто обслуживают своих хозяев из глобального «глубинного государства», то почему им вторят последние, так сразу и не разберёшь. То ли, потому что некоторые из записных российских аналитиков так ничего и не выучили кроме основ марксистско-ленинского учения «всесильного потому что верного», то ли наоборот, потому что слишком усердно изучали «политические науки» на стажировках во всевозможных оксфордах-гарвардах.

Один из характерных и весьма показательных примеров почти совершенного совпадения оценок «мировых» и российских СМИ, — анализ деятельности и личности Дональда Трампа, объявленного «правым популистом». То, что он выиграл выборы у откровенно радикальной левачки Хиллари Клинтон, подавалось как нечто экстраординарное и вызвало целый шквал «научных» и не очень комментариев, призванных объяснить публике случайный характер этого «недоразумения». А то, что после 4 лет успешного правления, он «проиграл» леваку Джо Байдену, старику, который «не знает, жив он ещё или уже мёртв» и фактически не вёл избирательную кампанию, никому из учёных политологов удивительным не показалось. Посчитали, наверное, что нечего тут объяснять, ведь ясно должно быть, что американский народ, одумавшись, отказался поддерживать «эксцентричного» политика и сделал нормальный правильный выбор.

Показательно, что клише про «эксцентричность», глобальный левый агитпроп использует против любого «правого», т. е. неподконтрольного политика. «Эксцентричным» был и бывший президент Бразилии Жаир Болсонару, «эксцентричен» и новый президент Аргентины Милей, и, конечно, их обоих не забывают сравнивать с Трампом. Можно даже подумать ненароком, что, Милея пропустили, чтобы сделать из «аргентинского Трампа» наглядный пример неадекватного экстремиста, пугало для американских избирателей на предстоящих США в 2024 году президентских выборах. Для «красочной иллюстрации» такой примерно логики, — все эти «правые», обязательно ещё и «эксцентричны» (этакий «хитроумно-политкорректный» эвфемизм для психических отклонений), — так что избиратель «держи ухо востро». А с другой стороны, периодически теряющий пространственную ориентацию Байден, Макрон, с его «браком» по большой и чистой любви с «женой-мамой», и бесчисленные уже на Западе премьеры, министры, мэры и депутаты открытые гомосексуалисты, — они не «эксцентричны», с ними как раз всё нормально. И обыватель не должен беспокоиться, а должен начинать привыкать понемногу к такой новой левой нормальности.

В России же эта «нормальность» пока, вроде бы, не стала «мейнстримом», напротив, сегодня много говорят о защите традиционных ценностей, необходимости укрепления национально-государственного суверенитета. Да и не лишним, наверное, будет вспомнить о том, что именно записанные в «правые» и «ультраправые» европейские политики, — и Виктор Орбан, и те же АдГ и Герт Вилдерс в Голландии, и Марин ле Пен, и многие другие, да и «трамписты» в американском Конгрессе, как правило, выступают против ужесточения антироссийских санкций, и/или против расширения поддержки антироссийской бандеровской Украины. Поэтому, неплохо было бы всё-таки разобраться, кто таки в действительности эксцентричен, а кто нормален, кто прав, — правые или левые? Тем более, что сделать это не так уж и трудно.

У левых, если отбросить производимую ими в неимоверном количестве, давящую массой, псевдоглубокомысленную недофилософскую болтовню, которая играет отвлекающе-маскирущую роль, есть, собственно, три основополагающие взаимосвязанные идеи, — равенства, прогресса и глобализма. Их взаимосвязь заключается в том, что социальный прогресс понимается как продвижение к возможно более полному социальному равенству, причём именно во всемирном, глобальном масштабе. Никто не должен, да и не сможет остаться в стороне. Прогресс непременно должен охватить всё «человечество», от имени и во имя, которого (для того, чтобы сделать его наконец-то счастливым) и считают себя вправе (и только себя) говорить и действовать левые, вне зависимости от того называются ли они «христианскими» или просто демократами, либералами или более откровенно, — социалистами и коммунистами. Последних, как известно, отличает убеждённость в том, что для достижения всеобщего социального равенства, необходимого для счастья человечества, надо совершить «мировую» (т. е. глобальную, говоря современным языком) революцию, неизбежность которой научно доказана в марксизме, — первой форме глобализма. Являясь ультралевыми, марксисты, различных, более или менее радикальных изводов, борются с просто левыми за руководство «мировой прогрессивной общественностью».

Все три левые идеи, по сути своей, объективно направлены против традиционной культуры как таковой и разрушительны для традиционных ценностей любого народа. И прежде всего, для традиционных религий, национального государства и традиционной семьи. Всё это достаточно очевидные и хорошо известные вещи, но мало того, левые идеи несут прямую угрозу также и личной свободе. Дело в том, что свобода и равенство, по природе своей, находятся в обратно пропорциональной зависимости, в любом обществе, чем больше одного, тем меньше другого. Реальная свобода и состоит в возможности отличаться от других, проявлять свою индивидуальность, инаковость по сравнению с другими, не равняться на кого бы то ни было. И как раз «по природе» люди бывают только не равны, природа, как и сама жизнь вообще, есть именно стихия неравенства, равенство же есть продукт энтропии, то есть тенденции к распаду и смешению, к небытию, смерти, перед лицом которой только и бывают все равны, да и то относительно.

Показательна и демагогическая спекуляция левых с понятием «социальная справедливость», когда последняя практически отождествляется с социальным равенством. Это идеологическое мошенничество, позволяет объявить любое проявление неравенства в обществе следствием «дискриминации», а меры, направленные на разрушение естественно складывающейся во всяком обществе социальной структуры, представить, как «борьбу за социальную справедливость». И сегодня любой желающий может наблюдать как правящие на коллективном Западе леваки разгулялись в этой «борьбе», фактически посадив на шею трудящимся толпы бездельников, — разного рода потомственных получателей пособий и торговцев наркотиками и «секс-услугами». Мало того, левый прогресс дошёл уже и до открытого провозглашения «обратной дискриминации» (почти как в СССР, в троцкистские времена), т. е., по сути, намеренной негативной селекции, когда, отбросив болтовню о «свободе», «равенстве всех перед законом», «рыночном механизме» и т. п., вполне официально, «на законном основании», заставляют предоставлять конкурентные рабочие места не тем, кто имеет соответствующую квалификацию и хочет и может трудиться, а тем, кто назначен в «дискриминируемые».

И это далеко не все «достижения» левых. Они ещё «гуманизируют» уголовные наказания, фактически попустительствуя преступникам, избирают психически больных и умственно отсталых в депутаты-сенаторы, и не устают «реформировать» образование, разрушая его «демократизацией», «инклюзивностью», «дистантом» и «информатизацией», и делая каждое последующее поколение глупее предыдущего. Вот это всё и есть реальные плоды левой борьбы за «социальное равенство» и «гуманизацию» общества, плоды, которые сегодня не может не видеть каждый кто имеет глаза и не склонен к самообману. И это, не говоря уже о применения левыми орудия массового разложения (и уничтожения рода человеческого) вроде пропаганды ЛГБТ, феминизма, «свободы» абортов и т. п., что фактически уже привело к началу вымирания народов Западной Европы. Так что Трамп не просто ради красного словца сказал про администрацию Байдена, что это «радикальные левые марксисты, которые хотят уничтожить нашу страну». В этой оценке не только нет ничего «эксцентричного», по сути, она есть закономерный вывод, результат объективного анализа огромной массы фактов, сформулированный без игры в «политкорректность».

Именно такова, реальная политика современных левых, которые похоже, намереваются с лихвой исполнить заветы не только Ильича, но и Давидыча. А всякий, кто призывает скорректировать эту левую политику, кто апеллирует пусть даже и не к традиционным религиозным или моральным ценностям и нормам, а хотя бы к чувству самосохранения и элементарному здравому смыслу тут же получает «чёрную метку» левых, — ярлык «ультраправый». То есть, по факту, все те, кто выступают за сохранение национально-государственного суверенитета своей страны, за нормальную семью, за личную свободу (в том числе, от принудительного «оздоровления») и реальное равенство всех перед законом, за ограждение детей от «секспросвета», за то, в конце концов, чтоб хоть немного работал принцип: «Кто не работает, — тот не ест», — записываются в «ультраправые», «праворадикалы» и т. п. И, похоже, что если не прекратить эти левые «языковые игры», то, в недалёком будущем, дело может дойти до того, что выступающих за сохранение раздельных М/Ж туалетов, в «фашисты» запишут.

Такая перспектива может быть и кажется радужной функционерам и клиентам глобального «глубинного государства», но вряд ли обрадует большинство нормальных, не отличающихся левым уклоном людей. Не допустить этого «уклона» есть, поэтому, по-настоящему правое дело. И Россия, противостоя сегодня глобализму и его идеологии, защищает также и права и правоту этого нормального большинства, защищая суверенитет, свободу и справедливость для себя, защищает также суверенитет, свободу и справедливость для всех.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/11/30/pravaya-volna-zashchita-nacionalnogo-suvereniteta-svobody-i-spravedlivosti-mnenie
Опубликовано 30 ноября 2023 в 23:31
Все новости
Загрузить ещё
Опрос
Нужно ли России брать Харьков?
Результаты опросов
ВКонтакте