Меню
  • $ 88.96 -0.01
  • 95.25
  • BR 90.06 +0.64%

Одна из целей войны в Карабахе — формирование новых логистических путей: интервью

Арман Абовян. Иллюстрация: ru.armeniasputnik.am

В интервью EADaily ереванский политический аналитик Арман Абовян анализирует развития вокруг армяно-азербайджанских отношений и Нагорного Карабаха в контексте вовлечённости мировых и региональных держав.

— Очевидно, что ситуация в Нагорном Карабахе с каждым днём становится всё более тяжёлой. Каковы Ваши прогнозы, учитывая продолжающуюся блокаду населенного армянами региона со стороны Азербайджана, который прямо заявляет, что готовит новые силовые действия против Степанакерта?

— Если события будут продолжаться в нынешней логике, то уничтожение Арцаха (армянское историческое название Нагорного Карабаха — ред.) и его жителей станет неминуемым. Имею в виду, в том числе и новые похищения отдельных людей, и депортацию населения. Ситуация и впрямь близка к катастрофе. С одной стороны, Азербайджан говорит о так называемой «реинтеграции», что является, по сути, абсурдом, а с другой — предпринимает конкретные действия по тотальной блокаде Арцаха. Дошло до того, что азербайджанские вооружённые силы перманентно обстреливают крестьян, которые пытаются собрать на полях урожай.

— Насколько реально говорить о восстановлении субъектности Нагорного Карабаха в условиях, когда республика находится перед экзистенциальной угрозой?

— Вполне реально. Всё упирается в позицию Армении, которая должна защищать право Арцаха на самоопределение. Основные геополитические игроки ориентируются, в первую очередь, на действия Еревана. Другое дело, что для определения этой позиции разные страны, которые, естественно, исходят из своих интересов, подталкивают руководство Армении к принятию того или иного решения.

Таким образом, первым шагом должен стать пересмотр нынешних подходов Армении к Арцаху. Тем более, что Конституция и Декларация о независимости страны де-юре даёт возможность властям Армении быть активно вовлечёнными в этот процесс. Однако они — сознательно или неосознанно — фактически игнорируют подобную возможность.

— Создаётся впечатление, что геополитические центры в своей политике в Закавказье учитывают сложившееся соотношение сил, которое явно смещено в сторону Баку. К тому же с их стороны в отношении Азербайджана существуют значительный экономический и, в частности, конкретный энергетический интерес. Что может предложить или предпринять Армения, когда, похоже, никто не хочет, так сказать, «ссориться» с Алиевым?

— Я бы не сказал, что никто не хочет «ссориться» с Алиевым. Тот же Иран очень прямо, недвусмысленно и весьма жёстко «ставит на место» руководство Азербайджана. И здесь Алиеву противопоставить нечего, кроме как периодически обращаться к своему сюзерену, то есть, Турции.

Что же касается энергетического интереса геополитических центров в Азербайджане, он имеет место быть. И Баку довольно умело использует энергетический шантаж по отношению к Европе и России. Вопрос в том, что вакуум легитимности процесса, который искусственно создала армянская власть, заполняется крупными геополитическими игроками. Они говорят: Армения согласилась, что Арцах в составе Азербайджана, 150 кв. км армянской территории оккупированы Азербайджаном? Следовательно, она нам не будет мешать, а будет координировать свои действия согласно тем решениям, которые будем принимать мы.

Полагаю, что Армения в нынешней ситуации должна сделать следующие шаги. Прежде всего, не «отдавать» по частям свою суверенную территорию противнику. Далее, стать одним из ключевых хабов, как минимум, в региональной логистике. По большому счёту, проблемы в нашем регионе «упираются» именно в логистику. Следующее: армянское руководство не должно пытаться усидеть одновременно на нескольких геополитических стульях с целью сохранения своей власти. И ещё — генерировать процессы, когда сохранение территориальной целостности Армении и самостоятельности Арцаха будет, как минимум, выгодно крупным игрокам.

— Сегодня Россия и Запад конкурируют между собой за право быть основным модератором армяно-азербайджанского переговорного процесса. В то же время они по-разному относятся к вопросу о будущем Нагорного Карабаха. Что вполне естественно, учитывая глобальный российско-западный конфликт. Ожидаете ли Вы в данном контексте силового развития событий в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе?

— Безусловно. Турция и Азербайджан, фактически являясь проводниками политики коллективного Запада в Закавказье (при всей кажущейся проармянскости Европы), могут пойти на определённые силовые шаги, поскольку США и Европа рассматривают любые действия в регионе исключительно в контексте выдавливания российско-иранского влияния. И если этого невозможно достичь дипломатическими или политическими методами, то очень велика вероятность, что под «начинкой» армяно-турецкого или армяно-азербайджанского обострения с их стороны будут осуществлены силовые действия по выдавливанию Москвы и Тегерана. Они, кстати, долгое время готовятся к подобным развитиям.

— Естественно, что Россия желает усилить свои позиции в Закавказье. И для того, чтобы эта политика носила стратегический характер, Москва стремится контролировать будущие транспортные коммуникации между Арменией и Азербайджаном, в частности, в Сюнике. Со своей стороны, США и Запад, безусловно, за то, чтобы логистические, экономические и транспортные связи в регионе не являлись прерогативой России. Насколько данный вопрос соотносится с нынешними процессами в армяно-азербайджанских переговорах и дальнейшей судьбой Нагорного Карабаха?

— Арцах — неотъемлемая часть общей системы экономической и логистической безопасности в регионе. Одной из основных целей 44-дневной войны (2020 года в Нагорном Карабахе — ред.) было именно формирование новых логистических путей.

Сегодня все крупные геополитические игроки делают всё, чтобы держать под контролем транспортные коммуникации региона и, в частности, в армянском Сюнике. Причём вопрос даже не столько в том, что Россия или Запад хотят её контролировать, а в том, что официальный Ереван практически «продаёт» контроль над транспортными коммуникациями в обмен на определённые преференции, к примеру, сохранение своей власти. Естественно, когда идут «торги», мировые центры пытаются предъявлять Армении свои требования.

И если Ереван по разным причинам не может или отказывается это делать, естественно, что все они будут заинтересованы сами взять под контроль региональную логистику. Ведь «свято место пусто не бывает».

Чтобы представить логику действий различных заинтересованных государств, надо понять, кому из них, исходя из своих национальных интересов, выгодно существование Армении и Арцаха в качестве этнополитических единиц. Это — Иран, Россия, Китай, Индия. И вот почему. Армения и Арцах в тех границах, в которых сегодня существуют, — гарантия того, что не будут под угрозой российский Северный Кавказ, граница России со Средней Азией. Ведь уничтожение армянских республик или же «прорубание» Сюникского коридора под контролем Запада — это прямой выход Турции через Азербайджан и Каспий на Среднюю Азию с контролем всего периметра протяженной границы этого региона.

Между тем Турции, Азербайджану и Великобритании, как очевидно, не выгодно существование Армении и Арцаха. Все они рассматривают наличие армянского этнополитического фактора в регионе исключительно в контексте базиса, на который могут опираться Россия и Иран. Поэтому необходимо убрать этот базис. Что они и пытаются сегодня делать.

— Известно, сколь важное геополитическое значение имеет Закавказье для соседних Ирана и Турции. Как бы Вы охарактеризовали их нынешнюю вовлечённость и активность в регионе, имея также в виду различные внешнеполитические векторы Тегерана и Анкары?

— Турция действует в регионе в тандеме со своей прокси-страной Азербайджаном. Причём в плотной связке с Израилем и коллективным Западом. Соответственно, та негативная политика, которую ведёт Баку по отношению к Тегерану, — результат их совместных решений и действий.

Что касается самого Ирана, он не заинтересован в нагнетании обстановки в нашем регионе, в частности, учитывая внутриполитические проблемы в этой стране. К примеру, имею в виду перманентно вспыхивающие боевые действия между правительственными силами и повстанцами в иранском Белуджистане, стычки на ирано-афганской границе с талибами*, весьма серьёзные противоречия в элитах Ирана. В данном контексте Тегеран учитывает, что против него может быть разыгран и «армянский кейс».

В Тегеране прекрасно понимают, что Баку обслуживает интересы антииранских сил, и рассматривают действия Азербайджана по отношению к Армении именно в этом ракурсе. Данным обстоятельством можно объяснить, что представители высшего иранского руководства перманентно выступают с заявлениями о том, что их страна никогда не допустит изменений границ в регионе, то есть, чтобы Баку и Анкара аннексировали граничащий с Ираном юг Армении. Иными словами, мы имеем прокси-противостояние между Ираном и турецко-азербайджанским альянсом совместно с Европой, которое географически «охватывает» территорию Армении. В Тегеране ясно осознают, что в случае аннексии Сюника захлопнется «последнее окно» для Ирана, которое сегодня не контролируется Западом.

*Террористическая организация, запрещена на территории РФ

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2023/08/27/odna-iz-celey-voyny-v-karabahe-formirovanie-novyh-logisticheskih-putey-intervyu
Опубликовано 27 августа 2023 в 23:40
Все новости

16.06.2024

Загрузить ещё