Меню
  • USD 76.68
  • EUR 86.71
  • BRENT 86.72 -0.77%

«Саммит за демократию» и кризис демократии в США: реформы невозможны, Трамп на коне

Коллаж: EADaily

Президент США Джо Байден выполнил свое предвыборное обещание и провел, пусть и в online-режиме, свой «Саммит за демократию». В итоге это мероприятие стало третьим направлением актуальной повестки глобализации. Первое — это коронавирус, который не отпустит человечество до тех пор, пока страны на национальном уровне «не поймут», что необходимо «единое решение» на глобальном уровне. Второе — это глобальная климатическая политика. Мировому сообществу еще только предстоит осознать, что одними только повышенными национальными обязательствами по выбросам проблему не решить.

И вот, наконец, третье направление — организованная всемирно «демократия». Отметим здесь то обстоятельство, что в содержательном плане «Саммит за демократию», который планируют проводить дальше ежегодно, напоминает климатические саммиты ООН. По замыслу Госдепартамента США, «Саммит за демократию» станет платформой «для объявления как индивидуальных, так и коллективных обязательств, реформ и инициатив по защите демократии и прав человека». На климатических саммитах их национальным участникам предложено соревноваться по части все более «амбициозных планов» в отношении сокращения выбросов. На «саммитах демократии» их национальные участники будут соревноваться во все более продвинутых обязательствах по защите демократии и прав человека. В практическом плане это может означать приближение к некоему единому эталонному стандарту права демократии со всем сопутствующим набором в виде прав человека, ЛГБТ, СМИ и пр. Без этого «саммиты за демократию» превратятся, как выразились в одном ведущем американском издании, частично в митинги бодрости духа, частично в симпозиумы по политике.

Но и без этих общих соображений «Саммит за демократию» 2021 года был подвергнут критике из влиятельных правозащитных кругов. Так, например, американская некоммерческая организация Freedom House указала на то обстоятельство, что треть приглашенных участников «Саммита за демократию» отнесены в ее классификации к категории «частично свободных». А три участника вообще «несвободны» — это Ангола, Демократическая Республика Конго и Ирак. Более дюжины участников саммита шведский институт V-Dem определяет как «избирательные автократии», включая Филиппины, что важно — Индию и Кению.

Саммит президента Байдена за демократию был призван объединить «мировые демократии» против авторитарных моделей России и Китая, против того, что президент Байден назвал на саммите «определяющим вызовом нашего времени». Этот посыл вызвал новые волны критики в отношении ложных оснований саммита. Это когда его организаторы связали кризис демократии с происками «мировых автократий». На самом деле, указывают критики, отступление от демократии усилилось во всем мире на фоне растущего неравенства и возникающего в результате этого чувства бессилия среди избирателей. По мере того как люди теряют веру в свои политические системы, возрастает привлекательность демагогов (их еще мягко называют популистами), которые, в свою очередь, еще больше подрывают демократические институты. Т. е. кризис демократии связан с процессами в обществах национальных государств, а не с транснациональными происками влиятельных «автократий». Если момент «транснациональности» и присутствует в кризисе современной демократии, то он связан прежде всего с деятельностью транснациональных банков и транснациональных корпораций.

Согласно исследованию Кембриджского университета, основанном на опросах более 4 млн человек в 154 странах, доля людей во всем мире, «недовольных» демократией, увеличилась с 47,9% в середине 1990-х годов до 57,5% к началу 2020-х. Это «самый высокий уровень недовольства демократией за всю историю наблюдений», — утверждается в этом исследовании.

В центре внимания у критиков «Саммита за демократию» вновь оказалось исследование, проведенное в 2014 году политологами Мартином Гиленсом и Бенджамином Пейджем. Последние указали в своем исследовании на то обстоятельство, что почти 1 800 политических вопросов за предшествующие два десятилетия были решены в США без какого-либо влияния простых американцев. На решение этих вопросов в первую очередь влияли экономические элиты и группы интересов, т. е. то, что в прежние времена называли капиталом. В таком прочтении «демократия» означает классическое — «власть денег».

Поэтому неудивительно, что 85% американцев сейчас говорят о том, что их политическая система нуждается в изменении. Они полностью разочарованы своими руководящими структурами, а не потому, что Китай и Россия сговорились подрывать доверие к демократии и обещают недовольным лучшую альтернативу в виде своих моделей. Таким образом, указывают критики, общая посылка задана организаторами «Саммита за демократию» в неверном направлении. Глобального соперничества между демократией и автократией не существует. Борьба полностью внутренняя, и глупо притворяться, говорят они, что это не так.

Подобная постановка проблемы «кризиса демократии» возвращает к вопросу по существу: а что, собственно, означает понятие «демократия»? В этом плане единственные неприглашенные из Европы на «Саммит за демократию» венгры сделали дерзкий выпад в адрес его организаторов. Начальник канцелярии премьера Виктора Орбана в ранге министра Гергей Гуйяш (Fidesz), заявил, что в его стране «нет таких серьезных демократических проблем, как в Соединенных Штатах», сославшись на мнение миллионов американцев, которые считают, что результаты президентских выборов 2020 года были сфальсифицированы.

Как бы там ни было, но американские правозащитники разных мастей обеспокоены трещинами в собственной демократической системе Америки, а не где-то там далеко за рубежом. Даже официальные лица США признают, что американская демократия страдает от политической поляризации, расовой несправедливости и разногласий, ограничений избирательных прав и роста внутреннего экстремизма всех направлений — правого, левого, расового, экологического и пр. По этой причине некоторые активисты призывают президента Байдена уделять больше внимания проблемам внутри страны, прежде чем переключать свое внимание на состояние демократии за рубежом. «Вы не можете поддерживать и защищать демократию во всем мире, если не можете защитить ее внутри страны», — заявил Клифф Олбрайт, соучредитель и исполнительный директор фонда Black Voters Matter.

В своем выступлении на открытии мероприятия президент Байден уклончиво признал справедливость подобного рода критики. «Здесь, в Соединенных Штатах, — сказал он, — мы, как никто другой, знаем, что обновление нашей демократии и укрепление наших демократических институтов требуют постоянных усилий».

Но что на практике означают эти «постоянные усилия»? Последние двадцать лет США рекомендовали миру единственный рецепт для достижения «демократии» и для ее совершенствования — это проводить реформы. И вот теперь сами Соединенные Штаты оказались в такой ситуации, что им самим надо проводить «реформы». Но сами себе Соединенные Штаты рекомендовать «реформы» никак не могут. Именно по этой причине, когда президент Байден говорил на саммите об «обновлении» американской демократии, он забыл самый простой американский демократический рецепт на все случаи «демократии» — это проводить реформы.

Обозреватель Washington Post и решительный противник Трампа Роберт Каган (более известный у нас как муж известной Виктории Нуланд) в сентябре этого года объяснил американскую ситуацию, когда реформы невозможны. Он назвал происходящее в Соединенных Штатах «конституционным кризисом». Американская политическая система оказалась в кризисе, на который у Конституции США нет ответа из-за отсутствия в ней соответствующих правовых норм. Получается, надо менять конституцию, но сделать этого никак нельзя. Легче сокрушить всю систему с ее обветшавшей демократией. Особенностью «конституционного кризиса» в США стало то, что нет каких-то легальных возможностей этот кризис преодолеть. Отцы-основатели США просто не могли предусмотреть нынешний случай, когда пресловутая система сдержек и противовесов в конкретной ситуации с Дональдом Трампом отказывается работать. Угрозу американской демократии несет сам по себе институт президентской власти в ситуации, когда вся система власти разбалансирована, а общество расколото надвое еще и на основании разных культур. Напомним, что универсальной причиной гражданских войн является быстрое и кардинальное изменение культуры в значительной части общества.

Американские законодатели не могут ни реформировать избирательную систему с отменой ставшей архаичной системы выборщиков по штатам, ни реформировать Конгресс через создание системы многопартийности вместо имеющейся двухпартийной, ни заменить президентскую республику на парламентскую. Они ничего не могут, кроме как парализовать избирательный процесс — как раз то, что Байден на «Саммите за демократию» определил базовым признаком демократии.

Обычно проигравшие выборы на переизбрании президенты Соединенных Штатов исчезают на следующий после инаугурации нового президента день в почетную частную жизнь. Так должно было случиться и с Трампом, по мысли его противников, но этого не произошло. Уже сейчас, в первый год президентства Байдена, известно, что его противник на выборах 2020 года Дональд Трамп станет кандидатом в президенты от Республиканской партии на выборах в 2024 году. Соперников Трампу в рядах Республиканской партии на выдвижение нет.

Поражение действующего президента на выборах в ситуации повторного переизбрания не привело к обычной в таких случаях внутрипартийной борьбе в проигравшей партии для выдвижения нового партийного лидера. До сих пор ни один республиканец не оспорил власть Трампа над избирателями-республиканцами. Все в Республиканской партии по-прежнему сводится к Трампу.

Ситуация не оригинальна и имеет исторические аналогии в классике, в одежды которой американская республика привыкла рядиться при своем основании со всеми этими капитолиями и сенатами в Вашингтоне. Кризис Римской республики в первом веке до н. э. сопровождался борьбой двух «партий» — «популяров» и «оптиматов». И будущие тираны, сокрушившие республику, для начала утвердились в руководстве этих «партий». И первое, что сделали эти две партии в Риме, — это превратили выборные собрания в побоища. И это при том обстоятельстве, что обе партии боролись вокруг принципов «демократизации» Римской республики.

Как бы там ни было в далеком прошлом, но именно Республиканская партия создала условия, при которых Трамп смог завоевать лояльность 90% избирателей-республиканцев. При этом центром движения является вовсе не Республиканская партия, а сам Трамп. Избиратели Республиканской партии предпочли, предпочитают и будут предпочитать Трампа всем другим представителям республиканского истеблишмента.

И после избрания Трампа президентом в 2016 году избиратели республиканцев продолжали считать республиканцев из партийно-государственного истеблишмента «чужими» в движении. На будущих выборах 2022 года в Конгресс последовательные избиратели Трампа нацелились на устранение тех республиканцев, которые голосовали за его импичмент в Конгрессе или критиковали за его позицию после выборов.

Власть Трампа над первичными республиканскими избирателями не оставляет места для альтернативного центра в Республиканской партии. Инакомыслие и другие мнения исчезли из Республиканской партии, контролируемой Трампом. Те, кто не одобряет Трампа, должны либо молчать, либо покинуть ряды партии.

В этой связи показательно поведение республиканских высокопоставленных высших государственных деятелей, которые больше из-за своего возраста не претендуют на высокие государственные посты. Несмотря на их скептическое или даже враждебное отношение к Трампу, заслуженные ветераны отказываются открыто критиковать его при том обстоятельстве, что им нечего терять или опасаться. Они не желают выступать против Республиканской партии, которой посвятили свою профессиональную жизнь, даже когда партию возглавляет Трамп. Что бы плохого они ни думали о Трампе, для них Хиллари Клинтон, Барак Обама и другие представители верхушки демократов еще хуже. Сейчас подмечено, что верхушка республиканцев критикует действия администрации Байдена, но при этом избегает любых упоминаний Трампа. Получается, что даже противники Трампа в республиканской верхушке на деле так или иначе подыгрывают ему.

Так, например, видный республиканец и кандидат на президентских выборах 2011 года Митт Ромни осудил события 6 января с захватом Капитолия, критиковал Трампа за его поведение после выборов и даже проголосовал за его импичмент, но в остальном сейчас он продолжает действовать как «хороший» республиканец и консерватор. Тем не менее недавно Ромни был освистан и назван предателем на съезде республиканцев штата Юта.

Реальная власть в партии перешла к Трампу. Трамп держит Республиканскую партию под своим твердым контролем. Это позволяет ему сейчас бороться с администрацией Байдена на отдельных частных фронтах.

При этом Трамп демонстрирует огромное преимущество в опросах общественного мнения.

Трамп заранее создает огромный фонд для своей будущей предвыборной кампании.

Сторонники Демократической партии сейчас жалуются, что Конгресс, Палату представителей которого контролируют демократы, так и не продвинул ни одного федерального закона для точного определения избирательных прав, стандартизации основных приемов выборов и для запрета махинаций.

А в это время Республиканская партия работает над тем, чтобы провести следующие выборы в пользу Трампа. Трамп и поддерживающие его республиканцы активно готовятся обеспечить будущую победу всеми необходимыми средствами. Речь идет совсем не о «мобилизации», а о подготовке планомерной кампании по захвату власти. Их усилия в первую очередь направлены на нейтрализацию моментов, обусловивших поражение Трампа на выборах 2020 года в четырех спорных штатах.

Противники Трампа признали, что его противодействие и противодействие его сторонников «краже голосов» на президентских выборах 2020 года были действиями неподготовленных дилетантов. Трамп не был настолько компетентен, чтобы переиграть ситуацию в четырех спорных штатах. Он недостаточно контролировал лиц, принимавших решения в его собственной администрации, включая, что особенно важно, вице-президента, а также конгрессменов-республиканцев и ключевых деятелей в колеблющихся штатах.

«Дилетанты» срочно извлекли уроки из случившегося и готовятся дать «квалифицированный» ответ в случае повторения ситуации выборов 2020 года.

Трамп и его сторонники заранее работают над обеспечением контроля над государственными и местными должностными лицами для получения «честных результатов» голосования и для предотвращения «кражи голосов».

Чиновников-республиканцев, отказавшихся поддержать Трампа в колеблющихся штатах и объявить о мошенничестве в пользу Байдена при подсчете голосов на выборах 2020 года, уже в 2021 году активно отстраняют от должностей.

Контролируемые республиканцами законодательные органы в штатах принимают соответствующие законы штатов, предоставляющие им больший контроль над порядком голосования или процессом сертификации выборов. На декабрь 2021 года по меньшей мере в 19 штатах местные законодательные собрания изъяли избирательные полномочия из ведения местных губернатора, госсекретаря или других должностных лиц штата, взяв их на себя. Например, в штате Аризона законодательный орган постановил, что он может простым большинством голосов отозвать свидетельство об избрании кандидата в президенты, т. е. аннулировать полномочия выборщиков штата.

Законодательные органы некоторых штатов стремятся установить уголовное наказание для должностных лиц местных избирательных комиссий, которые совершат «технические нарушения» на выборах, в том числе не допустят наблюдателей на избирательный участок или на подсчет голосов.

В отношении будущих выборов 2022 и 2024 годов Трамп заранее предупредил: «Они не смогут выиграть выборы без обмана. Нет никакого способа». Некоторые кандидаты-республиканцы заранее готовятся объявить о мошенничестве демократов на будущих выборах в Конгресс в 2022 году. Все это означает подрыв избирательного процесса.

Как пример репетиции будущих споров: в сентябре 2021 года на выборах по отзыву губернатора Калифорнии демократа Гэвина Ньюсома яростный сторонник Трампа республиканец Ларри Элдер за четыре дня до выборов заранее предупредил избирателей, что в процессе голосования будут «махинации» и выборы дадут «искаженные результаты». В итоге пришедший вторым на выборах Элдер так и не признал результатов голосования. Он заявил, что они «выявили мошенничество в Калифорнии, в результате которого губернатор Гэвин Ньюсом был восстановлен в должности губернатора».

Таким образом, под будущие президентские выборы заранее готовится ситуация, когда сторонники соперничающих кандидатов не признают результатов голосования в своих штатах, а местные законодатели обвинят друг друга в неконституционных действиях, направленных на захват власти, и большинством имеющихся голосов аннулируют результаты выборов в своем штате.

Дело может быстро дойти до массовых беспорядков с уличными вооруженными столкновениями. Губернаторы могут как применять для подавления беспорядков Национальную гвардию в своих штатах, так и не делать этого — и в том и другом случае по своим партийным соображениям.

Возможна и такая ситуация, когда престарелому президенту Байдену придется ввести в действие закон о восстании 1807 года (The Insurrection Act of 1807). Он переподчинит под себя Национальную гвардию штатов и направит ее для подавления беспорядков. Но подобное решение может и не принести пользы, поскольку страна погрузится в еще больший кризис. Подобные действия президента-демократа могут только плеснуть масла в огонь беспорядков. Их расценят как тиранию. И вполне может повториться ситуация, подобная той, с которой столкнулся президент Линкольн в начале 1861 года. Президенту тогда пришлось действовать не на правовой основе, а на основании собственных толкований своих как бы «конституционных» полномочий. Тогда подобная ситуация правового вакуума имела тяжелейшие последствия в виде развязывания Гражданской войны.

Сейчас можно констатировать, что политические и интеллектуальные круги обеих ведущих партий США недооценили Трампа в момент появления его на политической арене в 2015 году. Они недооценили способность Трампа взять под контроль Республиканскую партию. Теперь они недооценили его способность быстро восстанавливаться после поражения. Недооценили они и размер популярности Трампа, и силу его влияния на своих последователей. Общенациональная популярность Трампа преодолевает предусмотренную в Конституции США систему сдержек и противовесов.

Сила общенационального движения Трампа в том, что оно опирается на традиционные американские предрассудки, которые так же стары, как и сами Соединенные Штаты. Это подозрительность в отношении федеральных властей, расовая ненависть и страх, озабоченность «бытовых консерваторов» подрывом религии и традиционной морали, утраты американской свободы, экономические тревоги и классовая напряженность, недоверие к внешнему миру, в особенности к Европе, и недоверие к внешней политике США.

Для миллионов американцев Трамп стал ответом на их опасения и обиды. Это создает более прочную связь между лидером и его последователями, чем когда-либо ранее из наблюдавшегося вождизма в разных политических движениях США в прошлом.

Критики Трампа считают его самовлюбленным эгоистом, неспособным быть лидером масс. Но нападки на Трампа со стороны традиционной либеральной элиты только укрепляют его связь с последователями. Лидерство Трампа дало миллионам американцев ощущение цели и возможности ее достижения.

Эти миллионы видят источник своих бед в демократах, в RINOs, т. е. в «республиканцах по названию только», в т. н. республиканцах Митча Макконнелла, в либеральных медиа, в антифа, в цветных «прогрессистах», в т. н. Squad — группе из шести «прогрессивных демократов» в Конгрессе с Окасио-Кортес во главе, в Big Tech — группе компаний Google, Amazon, Facebook, Apple и иногда Microsoft и т. д. Агрессии в подозрительность дополнительно добавляет ситуация с коронавирусом. Миллионы считают, что власть и общество в США захвачены «социалистами», воинствующими группами меньшинств и сексуальными извращенцами всех родов. Они полагают, что верхушка Республиканской партии коррумпирована и слаба. Она неспособна бросить вызов демократам и «социалистам».

А еще Трамп подорвал роль американской двухпартийной системы интегрировать новые политические и идеологические движения в основной политический мейнстрим с включением в истеблишмент. Либеральная демократия требует принятия неблагоприятных результатов выборов, готовности согласиться с временным правлением тех, с кем ты не согласен. Эта готовность проистекает из веры в то, что демократическая система позволяет работать на благо страны, даже находясь в оппозиции, работать над исправлением ошибок и через разоблачение злоупотреблений правящей партии.

Однако противники Трампа создали в 2020 году такой политический режим, который считает, что избиратели Трампа стоят ниже их права на представительство. И этот режим демократов также не намерен соблюдать каких-либо ограничений в отношении того, чтобы помешать им это представительство получить.

Прошедшие после инаугурации месяцы так и не стали благоприятными для администрации Байдена. Несмотря на растущий фондовый рынок и принятие масштабных законопроектов, касающихся борьбы с пандемией и реконструкции инфраструктуры, раздрай американской демократии продолжается. Избиратели раздражены, а электорат погряз в арьергардных боях вокруг прошедших президентских выборов. Нация все еще борется вокруг нападения на Капитолий.

«„Саммит за демократию“ — это идея, время которой истекло 6 января 2021 года», — высказался на этот счет некий Джеффри Мун — бывший генеральный консул США в Китае.

Ошибкой администрации Байдена стало преследование участников событий 6 января в Вашингтоне, вместо того чтобы отпустить их всех с миром президентским помилованием и тем перевернуть страницу. Это дает повод Трампу бороться в суде, чтобы заблокировать публикацию документов, запрошенных комитетом Конгресса для расследования нападения на Капитолий.

Публичные приветствия «мучеников» и «героев» 6 января со всех сторон поощряют подобные действия в будущем. Для сторонников Трампа события 6 января 2021 года с захватом Капитолия стали не позорным провалом, а патриотической попыткой спасти нацию путем восстания, если это стало необходимым. Подавляющее большинство сторонников Трампа, пришедших на Капитолий, не были связаны с какими-то экстремистскими группами вроде сторонников превосходства белой расы или участников военизированных групп т. н. ополчения. Большинство из «нападавших» оказались представителями среднего класса. Чуть менее половины нападавших составили предприниматели разного рода и белые воротнички.

События 6 января показали, что Трамп и его самые стойкие сторонники готовы бросить вызов конституционным и демократическим нормам, как это делали американские революционные движения в прошлом. И поскольку сторонники Трампа рассматривают события 6 января как патриотическую защиту нации, есть основания ожидать повторения подобных эпизодов в будущем. Фактор фанатика-фитиля вроде Джона Брауна в 1859 году исключить нельзя. Уже поступили угрозы взрывать избирательные участки, похищать чиновников и совершать нападения на столицы штатов. А Трамп тем временем говорит своим сторонникам: «Точно так, как поколения патриотов отдали свой пот, свою кровь и даже саму свою жизнь, чтобы построить Америку, у нас нет выбора. Мы должны бороться за восстановление нашего американского права по рождению».

В первый год президентства Байдена политические тенденции явно складываются в пользу Трампа. Ситуация будет выглядеть совсем по-другому через год, когда, как прогнозируют, Республиканская партия получит контроль над Палатой представителей и более надежный контроль над Сенатом.

На следующих президентских выборах у Трампа будут преимущества, которых ему не хватало на выборах в 2016 и 2020 годах, включая поддержку более лояльных ему чиновников в органах государственной власти и в местном самоуправлении, республиканцев в Конгрессе и финансовых доноров Республиканской партии, аналитических центров и групп формирования общественного мнения.

В оставшееся время до президентских выборов демократы мало что могут сделать без сотрудничества с республиканцами, особенно если окажутся в оппозиции в Конгрессе.

Победа Трампа на предстоящих выборах в 2024 году, скорее всего, будет означать прекращение американской демократии в том виде, в каком она существует сейчас. Опыт общения с ненадежными подчиненными у Трампа в его первый срок, скорее всего, будет определять кадровые назначения во второй. Только абсолютно лояльные Трампу люди смогут возглавлять ключевые центры власти, такие как Министерство юстиции, ФБР, ЦРУ, Агентство национальной безопасности и Пентагон.

Проблема у Трампа разве что в том, что ему в 2024 году исполниться 78. Но и в этом плане Байден с его 82 выглядит еще более безнадежно. Тем не менее преклонный возраст Трампа может создать «случай», или как теперь любят выражаться «черного лебедя», его внезапного «ухода» из жизни. Очевидно, что остановить Трампа на выборах 2024 года может разве что только политическое покушение, которое, впрочем, создаст уже другие проблемы в продолжении кризиса американской демократии.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/12/23/sammit-za-demokratiyu-i-krizis-demokratii-v-ssha-reformy-nevozmozhny-tramp-na-kone
Опубликовано 23 декабря 2021 в 12:15
Все новости

20.01.2022

Загрузить ещё
Опрос
Допускаете ли Вы возможность ядерной войны?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты