Меню
  • USD 71.03
  • EUR 82.39
  • BRENT 84.92

«Доктор Смерть» из Теберды оказался «жертвой сталинских репрессий»

Методический материал-презентация для классных часов по истории Великой Отечественной войны в школах КЧР. Иллюстрация: infourok.ru

УФСБ по Республике Крым и Севастополю рассекретило материалы уголовного дела по массовому убийству нацистами эвакуированных больных детей и медиков еврейской национальности в поселке Курорт Теберда (ныне город Теберда, Карачаево-Черкесия). Об этом уже несколько дней назад сообщили все ведущие СМИ России. Но за пределами внимания уважаемых коллег осталось немало неизвестного российскому читателю…

Летом и осенью 1941 года в санатории Теберды эвакуировали из здравниц Крыма тяжелобольных детей, прибывших на лечение в Крым со всех концов СССР. Очень много детей приехали из Москвы, Ленинграда и Ленинградской области. В начале 1942 года в санаториях Теберды разместились беженцы из Украинской ССР, Ростовской и Сталинградской областей. Немалую часть из них составляли спасавшиеся от Холокоста еврейские семьи.

В августе 1942 года Теберду заняла входившая в состав группы армий «Юг» 1-я горно-пехотная дивизия вермахта под командованием генерал-майора Хуберта Ланца, более известная как «Эдельвейс». В городе Микоян-Шахар (ныне Карачаевск, 44 км от Теберды) разместилось окружное гестапо, под ведение которого попали курорты Теберды и Домбая. Сразу же после начала оккупации в Теберде начались задержания и расстрелы евреев.

Основной фигурант рассекреченных ФСБ материалов — главный врач 1-го санаторного объединения в Теберде, активный пособник нацистов. Согласно данным ФСБ, этот доктор — гражданин СССР, искал, кто среди больных детей является евреем, заносил имя жертвы в особый список, список потом уходил в гестапо Микоян-Шахара. Отобранных детей немцы собирали в отдельном корпусе санатория, прозванном «еврейским корпусом».

Таким образом «доктор Смерть» из Теберды приговорил к мучительной смерти 47 больных детей (в оригиналах НКВД иногда указывается цифра в 54 ребенка в возрасте от трех до пятнадцати лет, выжившие очевидцы говорят о пятидесяти детях — EADaily). Тяжелобольных юных пациентов — в значительной части, с туберкулезом кости или тяжелыми травмами позвоночника — немцы умертвили в газвагене (душегубке).

22 декабря 1942 года все дети из «еврейского корпуса», которые не могли самостоятельно передвигаться, были уложены немцами штабелями, как дрова, в кузове газвагена — серой наглухо закрытой герметичной машины. Через запущенную внутрь выхлопную трубу в набитый детьми кузов поступали ядовитые газы. Прочная герметизация не пропускала в кузов кислород. Машина проехала 17 километров от Теберды к лесу возле реки Гоначхир. Когда газваген остановился, все находившиеся в кузове дети были мертвы. Их тела свалили из газвагена в ущелье.

Также изменник Родины в белом халате врача доносил немцам на евреев-медицинских работников санатория. По его доносам этих людей вызывали в немецкую комендатуру якобы для отправки в трудовой лагерь, приказав взять с собой деньги и ценные вещи. Деньги и ценности изымались на приемном пункте. Людей запирали на сутки-двое в заброшенном заколоченном наглухо здании, без воды и пищи. Измученных советских граждан потом увозили в глухие места близ Теберды и расстреливали близ уже вырытых для них могил. Немцы стреляли своим жертвам в затылок.

После освобождения Теберды в январе 1943 года Чрезвычайная государственная комиссия (ЧГК) произвела эксгумацию расстрелянных людей. По положению тел специалисты ЧГК определили, что евреев в Теберде расстреливали так, как в Бабьем Яру. Сначала каратели убивали и сваливали в яму одну группу. Другой группе приказывали лечь на мертвых лицом вниз, потом производился расстрел. Медиков-евреев расстреляли 14 декабря 1942 года, за восемь дней до убийства больных детей. Среди расстрелянных были ведущие советские врачи, эвакуировавшиеся из охваченных войной регионов СССР на тогда еще безопасный Северный Кавказ.

Согласно данным НКВД, таким образом изменивший Родине советский врач отдал на зверское убийство около ста медиков и членов их семей. Сделал он это добровольно, без принуждения. Среди выданных им на расправу немцам евреев были две еврейки-медсестры, которые по распоряжению доктора Смерть заносили в списки на уничтожение больных еврейских детей. Врач говорил медсестрам, что этих пациентов якобы вывезут из Теберды в другие места, многих отправят домой. Медсестры послушно выполняли распоряжения врача, так как доверяли ему.

Имени изменника Родины и клятвы Гиппократа в ФСБ не сообщили. Согласно воспоминаниям очевидцев — в частности, изложенных в книге Владимира Гнеушева «Тайны Марухского перевала», — этим пособником нацистов был главврач 1-го санаторного объединения Сергей Байдин. Байдин родился в 1915 году в Теберде, происходил из местных казаков. К началу Великой Отечественной войны 26-летний Байдин был уже комсомольцем со стажем, но в ВКП (б) по неизвестным причинам не вступил. Как доктор он получил «бронь» от мобилизации на фронт, занимался приемом в Теберде эвакуированных.

В августе 1942 года советский доктор Байдин изменил Родине. Когда немцы заняли санатории Теберды под госпитали для своих раненых, начальник гестапо Микоян-Шехера Отто Вебер отдал распоряжение на физическое уничтожение находившихся в санаториях детей. Прибывшие с вермахтом немецкие военврачи с помощью Байдина разделили детей на евреев, «детей коммунистов» и прочих. Запертым в «еврейском корпусе» больным евреям медперсонал не полагался вообще. Ходячие инвалиды помогали своим товарищам, которые из-за болезней не могли передвигаться. В «еврейском корпусе» царила страшная антисанитария, которая, по замыслу нацистов, должна была привести к эпидемиям и мору.

Нацисты сознательно морили детей голодом. На весь день каждому больному ребенку полагались три маленькие вареные картофелины: одна утром, одна днем, одна вечером. За попытки раздобыть еду детей могли застрелить или заколоть штыками.

На «детях коммунистов» с одобрения доктора Байдина проводились опыты. В частности, не набившие еще руку в массовых убийствах немцы проверяли на живых детях, как быстро отравляет организм человека газ из душегубки. Медсестры санатория советовали детям перед опытами приготовить пропитанные мочой тряпочки, а уже в газвагене этими тряпочками закрывать нос и рот, чтобы как-то дышать. Дети спали вповалку как узники лагерей смерти — по несколько человек на одной кровати, рискуя заразить друг друга тяжелыми болезнями, вызванными ужасными условиями существования в санатории-концлагере.

После освобождения Теберды от оккупантов Сергей Байдин был схвачен органами СМЕРШ. За измену Родине Байдина приговорили к 25 годам лагерей. Такой мягкий приговор объяснялся еще и тем, что Байдин лично никого не убивал. По крайней мере, трибунал совершения Байдиным убийств не доказал. Дальнейшая судьба «доктора Смерть» из Теберды неизвестна.

Имя Сергея Ивановича Байдина зафиксировано в КЧР… среди жертв сталинских политических репрессий, вместе с депортированными карачаевцами. В сборнике «Бессмертие народной памяти», изданном в Черкесске в 2013 году Национальной библиотекой КЧР, «жертва сталинских репрессий» Байдин стоит в алфавитном списке на странице 36. Судя по тому, что в «Бессмертие народной памяти» включили имена официально реабилитированных жителей КЧР, с «доктора Смерть» также сняты все обвинения в измене Родине и соучастии в нацистских преступлениях против человечности.

В этом сборнике после каждого имени стоит указание источника, который сообщил о реабилитации такого-то репрессированного при Сталине уроженца Карачаево-Черкессии. О реабилитации Байдина выходящая в Черкесске газета «День Республики» информировала не так давно — в августе 2003 года. Оригинала данного номера газеты спецкору EADaily, к сожалению, найти не удалось. Но согласно заведенному порядку, Байдин мог быть реабилитирован прокуратурой КЧР либо МВД республики. Какая могла быть мотивация правоохранителей КЧР при принятии такого решения, неизвестно. Сергей Байдин как «незаконно осужденный при Сталине» гражданин СССР фигурирует в базах данных «Мемориала» и на ресурсе «Бессмертный барак».

Интернет-издание «Свободная пресса», повествуя о нацистских преступлениях в Теберде, выдало за местного пособника нацистов санаторного врача Мирона Кесселя — эвакуировавшегося из Крыма в Теберду ведущего специалиста по лечению и реабилитации тяжелых больных в курортных условиях.

Мирон Зиновьевич Кессель, сам страдавший тяжелой болезнью горла, изо всех сил помогал несчастным юным узникам санатория, превращенного нацистами в лагерь смерти. Еврей Кессель долго скрывал свою национальность, но все же стал жертвой доноса от Байдина в гестапо. Расстрелу доктора Кесселя помешал только приход в Теберду Красной Армии. После освобождения Теберды Мирон Кессель как военно-медицинский эксперт работал в ЧГК, его имя стоит под актами ЧГК о нацистских зверствах в Карачаево-Черкесии.

Неизвестно, что заставило автора «Свободной прессы» сделать Кесселя «евреем-пособником гестапо» и обойти при этом настоящего коллаборациониста Байдина. О том, что Байдин донес на Кесселя немцам, а Кессель помогал жертвам Байдина, свидетельствует масса открытых источников, в том числе имеющиеся в интернете свидетельства выживших очевидцев.

В любом случае статья не соответствует действительности. А то, что в КЧР реабилитировали как жертву политических репрессий человека, чья вина в тяжких преступлениях против своей страны и своих сограждан доказана, вызывает глубочайшую озабоченность. Это еще очень мягко говоря.

Артур Приймак, Карачаево-Черкесия

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/09/30/doktor-smert-iz-teberdy-okazalsya-zhertvoy-stalinskih-repressiy
Опубликовано 30 сентября 2021 в 09:31
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники