Меню
  • USD 73.15
  • EUR 86.97
  • BRENT 74.63 -0.36%

Безрадостные будни коалиции Беннета: Израиль в фокусе

Нафтали Беннет. Иллюстрация: sharij.net

Портал newsru.co.il опубликовал обзор политической ситуации в Израиле за неделю, подготовленный журналистом Габи Вольфсоном.

Когда четыре недели назад, в день приведения правительства к присяге, Нафтали Беннет безуспешно пытался произнести речь с трибуны Кнессета под непрекращающиеся выкрики депутатов от новоявленной оппозиции, он отлично понимал, что это своего рода пролог, вступление перед тем, что его ожидает в обозримом будущем. Однако вряд ли он представлял себе, что парламентские будни его коалиции будут столь безрадостны.

По меньшей мере три законопроекта, которые коалиция намеревалась провести на этой неделе, были провалены. И если голосование спикера Кнессета Мики Леви против законопроекта о назначении религиозных судей стало результатом технической ошибки уставшего от бессонных ночей спикера, а снятие с повестки дня основного закона о паритетном правительстве стало результатом отсутствия механизма голосования депутатов, больных коронавирусом, из-за чего был вынужден остаться дома депутат Владимир Белиак, то провал законопроекта об отмене уголовных санкций в отношении тех, кто употребляет марихуану, — это прямой результат ситуации, в условиях которой функционирует новая коалиция.

Этот законопроект инициировала Шарен Аскель («Тиква Хадаша»). Ни у кого в коалиции нет проблем с этим законопроектом, кроме партии РААМ. Там быстро и недвусмысленно дали понять, что коалиция коалицией, а основ ислама никто не отменял и эти самые основы не позволяют голосовать за такой законопроект. Духовные лидеры исламистов утвердили это решение политиков.

Аскель обратилась к оппозиции. Там вежливо поблагодарили и ответили отказом. «Я был одним из авторов данного законопроекта, но не собираюсь сотрудничать с этой брутальной коалицией, не имеющей и капли уважения к оппозиции», — заявил депутат Кнессета Йоав Киш. Под неуважением Киш подразумевал прежде всего, мягко говоря, непропорциональное распределение парламентских комиссий между коалицией и оппозицией. В оппозиции настолько возмущены тем, как коалиция делит парламентский пирог, что взвешивают возможность и вовсе бойкотировать работу Кнессета, уже не говоря о голосовании вместе с коалицией.

Шарен Аскель обратилась к «Объединенному списку». Однако и там не захотели быть менее святыми, чем совет Аш-Шура партии РААМ, и отказали Аскель. Закон был снят с повестки дня. В коалиции заявляют, что через две недели он будет вынесен на голосование, даже ценой возможного его провала. Но попытки его утверждения являются ярчайшим отражением происходящего в израильской политической системе.

Особенность нынешней политической ситуации заключается в том, что ни у оппозиции, ни в первую очередь у коалиции, нет резервов, которые могут вывести ситуацию из стабильно ничейной и порождающей хаос. Когда в 2015 году Биньямин Нетаньяху был вынужден сформировать коалицию, опирающуюся на 61 мандат, у него оставалась надежда привлечь в коалицию НДИ или на худой конец «Сионистский лагерь». Ровно год просуществовала та коалиция, пока Авигдор Либерман не присоединился к ней, и это был один из самых неприятных политических периодов для Нетаньяху и его окружения. И при этом нельзя забывать, что коалиция та была весьма однородна. Сегодня у Нафтали Беннета нет перспектив укрепления. Даже если будет утвержден законопроект, позволяющий четырем депутатам отколоться от фракции и создать свою собственную, трудно представить здравомыслящих ликудников, которые поспешат воспользоваться такой возможностью.

У оппозиции жизнь еще сложнее. Для того чтобы свалить правительство, необходим 61 депутат, готовый поддержать общего кандидата. Сейчас Нетаньяху имеет поддержку 53 парламентариев, и задача найти еще восемь — из области фантастики. Все, что остается оппозиции, — это торпедировать законы и предложения коалиции (см. законопроект о гражданстве или об отмене уголовных санкций против любителей марихуаны), «троллить» коалицию законопроектами, которые полностью соответствуют духу и идеологии партий, входящих в коалицию, но не могут быть ими поддержаны из-за коалиционной конъюнктуры, и ждать, пока коалиция обвалится внутрь себя.

Так на небосклоне израильской политики ярко вспыхнула звезда «Объединенного арабского списка». Этот блок, который совсем еще недавно был почти «прокаженным», поддерживать публичные контакты с которым было «неприлично», превратился в легитимного «бизнес-партнера». Причем с обеих сторон. Если коалиция прибегает к помощи «Объединенного списка», чтобы провести те или иные инициативы и непременно будет вести переговоры с Айманом Удэ и Ахмадом Тиби перед утверждением государственного бюджета, то оппозиция, наоборот, пытается заручиться голосами антисионистов, чтобы торпедировать инициативы коалиции. Так, например, ультраортодоксы, пытавшиеся не допустить утверждения закона о порядке назначения религиозных судей, заключили сделку с «Объединенным списком», согласно которой арабы (и Офер Касиф) проголосуют против закона, а ШАС и «Яадут а-Тора» поддержат предложение о создании следственной комиссии по вопросу о насилии в арабском секторе. В итоге сделка не состоялась из-за непонятного демарша Исраэля Айхлера, однако очевидно, что попытки прийти к соглашению с «Объединенным списком» будут продолжаться. Тот факт, что глава РААМ Мансур Аббас в интервью «Кан Бет» предложил «Объединенному списку» присоединиться к коалиции, лишь подчеркивает насколько в коалиции опасаются грядущих бюджетных баталий и насколько энергоемкой является ежедневная борьба вокруг каждого законопроекта и предложения. Удэ и Тиби в коалицию, конечно, не войдут, но, безусловно, постараются использовать открывшиеся возможности для получения политического капитала.

За стенами Кнессета коалиция Беннета — Лапида продолжила действия в двух основных направлениях: формировании шагов по борьбе с четвертой волной коронавируса, а также шагов на международной арене в первую очередь в контексте иранской проблемы и отношений с США. Причем обе эти сферы остаются объектом непрекращающихся выпадов со стороны Биньямина Нетаньяху против Беннета и наоборот. На этой неделе бывший премьер-министр опубликовал заметку в газете «Исраэль а-Йом», в которой обвинил Беннета в бездействии в вопросе Ирана. «Это просто непостижимо. Не было в истории государства человека, который так много говорил бы об иранской проблеме и так мало делал для ее решения», — парировал Беннет.

Говоря о коронавирусе, премьер-министр также упомянул своего предшественника, намекнув, что новый штамм проник в Израиль еще при прошлом правительстве, однако решительных шагов сделано не было. О каких-то кардинальных изменениях и сейчас говорить рано, если не считать заявления Беннета о том, что локдауны — это последняя мера, которая может быть пущена в ход только в том случае, если все остальные докажут свою несостоятельность. По мнению многих в политической системе, Иран и коронавирус — это темы предвыборной кампании, которая уже началась, вернее, которая никогда не заканчивалась.

Вечером 15 июля состоялась первая встреча глав коалиционных фракций по вопросу о принятии бюджета. У коалиции есть еще около 100 дней для того, чтобы утвердить бюджет, но уже сейчас очевидно, что в нынешней коалиционной ситуации речь идет о задаче далеко не тривиальной. Тем временем министр финансов Авигдор Либерман отстрочил вступление в силу своего решения об ограничении финансирования яслей для детей из семей, где работает только один родитель. Вступление в силу программы отложено до 1 ноября, и в окружении Либермана заявляют, что все разговоры о том, что она не коснется учащихся йешив национально-религиозного лагеря, не соответствуют действительности. В то же время не исключено, что на Либермана будет оказано давление со стороны премьер-министра, который попытается сохранить свою электоральную опору среди религиозных сионистов.

Прошел месяц с момента приведения к присяге нового правительства. Оно действует одновременно в двух направлениях: пытается принимать решения и реализовывать их, как будто нет очень непростой коалиционной ситуации, и поддерживать хотя бы видимость коалиционной стабильности. «Меня очень многое не устраивает в нынешнем правительстве, но когда я думаю о возможных альтернативах, то надеюсь, что оно просуществует как можно дольше», — сказал на этой неделе в интервью «Кан РЭКА» депутат Кнессета от партии МЕРЕЦ Моси Раз. Страх перед альтернативой в виде возможного возвращения Биньямина Нетаньяху в канцелярию премьер-министра, а еще больший страх перед последствиями новых выборов остается главным и единственным гарантом выживания этой крайне сложной и во многом противоестественной коалиции. (newsru.co.il)

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Горячий ветер с севера».

За переговорами и разборками с ХАМАСом угроза на северной границе как будто бы отошла на второй план. Тем временем исполнилось 15 лет с начала Второй ливанской войны, которая выявила много огрехов в нашей обороне и службе тыла. Тогда, в 2006 году, Израиль не смог защитить свою территорию от ракетных атак и обстрелов «Хизбаллы», север страны был практически парализован, многие жители оставлены без помощи. Впервые за годы количество жертв со стороны Израиля и его противников оказалось почти равным.

С тех пор мы создали эффективную противоракетную систему, не раз испытанную в противостоянии с ХАМАСом и «Исламским джихадом», однако случая проверить их в деле против ракетного арсенала «Хизбаллы» по-настоящему пока не представилось. Не исключено, что сегодня, как это часто бывает, Израиль готов лишь к прошлой войне и нам есть о чем беспокоиться, особенно в свете событий, происходящих в Ливане.

Продолжающийся около года политический кризис усугубил в стране инфляцию, нищету и безработицу. Сегодня больше половины населения живет ниже черты бедности, финансовая система и инфраструктура на грани коллапса. Помощь, которую пытаются оказать Ливану европейские страны и США, не решает проблем, в основе которых лежит отсутствие правительства и невозможность его сформировать. Самый тревожный фактор для Израиля — ослабление ливанской армии, которая традиционно считается нейтральной силой, сохраняющей в стране порядок и относительное спокойствие. Военнослужащим не хватает еды, медикаментов, боеприпасов, горючего, офицеры подают в отставку, рядовые отказываются идти на задания. И если раньше ливанцы видели выход в том, чтобы временно передать власть в руки военных, то сейчас они все больше обращают свои взоры на другую организацию, сохранившую в этом хаосе и деньги, и стабильность. Нетрудно догадаться, что речь идет о «Хизбалле».

Потеряв немало бойцов и техники в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России. — EADaily), Партия Аллаха тем не менее сумела извлечь из этой войны немалую выгоду. Сегодня в одном только Ираке целые отрасли и корпорации, включая отвоеванные у исламистов нефтяные месторождения, работают на «Хизбаллу». Помимо этого, организация ведет обширную торговлю наркотиками по всему миру и получает щедрое финансирование от Ирана. Ее годовой бюджет составляет не меньше миллиарда долларов. Неудивительно, что даже те ливанцы, которые в целом не одобряют деятельность «Хизбаллы», готовы отдать ей в руки бразды правления, чтобы покончить с голодом и безвластием. Если это случится, нашим соседом станет не просто проблемное государство, а государство, управляемое вооруженной до зубов террористической организацией, мечтающей об уничтожении Израиля.

Даже если отчаявшиеся сограждане не принесут власть «Хизбалле» на блюдечке, группировка может захватить ее силовым путем, в ходе гражданской войны, которая грозит разразиться в Ливане на фоне хаоса и ослабления армии. В любом случае это будет очень плохое развитие событий для Израиля.

Уже сейчас на северной границе постоянно происходят попытки контрабанды наркотиков и оружия, предназначенного ХАМАСу. О смычке этих движений нужно сказать особо. Известно, что во время операции «Страж стен» обе группировки координировали свои действия, при участии Корпуса стражей Исламской революции и палестинских организаций. В Бейруте для этого был создан специальный объединенный штаб, и проиранские силы готовы были вступить в войну против Израиля в поддержку своих хамасовских братьев. Глава политбюро ХАМАСа Исмаил Хания недавно встречался с шейхом Насраллой в Ливане, чтобы обсудить дальнейшее сотрудничество.

Когда-то израильские стратеги уповали на неразрешимые, как казалось раньше, противоречия мусульманского мира. Но те времена, когда идейные и религиозные различия мешали объединению исламистских формирований и заставляли их враждовать, остались в прошлом. Ненависть к Израилю оказалась сильнее раздоров между шиитами и суннитами, так что союз «Хизбаллы» и ХАМАСа — уже не утопия, а очевидная реальность. Если угроза придет из Ливана, можно будет в любой момент ждать открытия «второго фронта» в Газе, и наоборот.

Кроме того, в этом противостоянии Израилю не стоит рассчитывать на своих новых союзников в регионе. Арабские страны, заключившие с нами мир, уже поняли, что весы мировой политики качнулись в другую сторону, и наводят мосты с Ираном и Катаром. Саудовские принцы и иорданская монархия не испытывают к Израилю такой уж острой вражды, они просто соблюдают свои интересы: при Трампе было выгодно дружить с Иерусалимом, при Байдене — с Тегераном. В итоге еврейское государство снова остается в одиночестве перед лицом многочисленных врагов. И наиболее опасный враг находится сейчас на севере, оттуда дует самый тревожный и горячий ветер. Нестабильная ситуация в Ливане — это сухой хворост, который может вспыхнуть от малейшей искры, особенно если кто-то захочет его поджечь. Автор: (Ира Коган)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/07/16/bezradostnye-budni-koalicii-benneta-izrail-v-fokuse
Опубликовано 16 июля 2021 в 12:42
Израиль
Все новости

29.07.2021

Загрузить ещё
Опрос
Как Вы относитесь к противникам вакцинации?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
ВКонтакте