Меню
  • USD 73.66
  • EUR 87.06 -0.10
  • BRENT 73.88 +0.19%

Черногория и Македония не в пример — когда Грузия станет членом НАТО

Иллюстрация: dalma.news

В доказательство того, что двери НАТО открыты для Грузии генсек НАТО Йенс Столтенберг на последнем саммите альянса в Брюсселе привел примеры Черногории и Македонии, принятых в НАТО в 2017 и 2020 годах. О том, насколько оправдано проведение параллелей между этими странами и Грузией, пишет 24 июня Dalma News.

Политолог Петр Мамрадзе считает, что НАТО применяет к Грузии двойные стандарты. По его словам, в 2017 году, когда Черногорию приняли полноценным членом НАТО, она все еще была коррумпированным государством, а Грузия именно в те годы была признана как наименее коррумпированная страна. Кроме того, Черногорией в течение 23 лет железной рукой управлял премьер-министр Мило Джуканович, о демократии в этой стране и речи быть не могло, подчеркнул политолог.

«Вот это стандарты НАТО. Более того, Джуканович преследовался полицией Неаполя. Он был союзником Милошевича. 60% недвижимости Черногории — в руках российских олигархов. Тогда разразился скандал, известный эксперт прямо написал, что это был пресловутый пример пренебрежения Грузией, применения двойных стандартов, когда Грузии говорят, работай над стандартами, а Черногорию, которая и близко не подходит к стандартам, с почестями принимают в НАТО», — сказал Мамрадзе.

В 2017 году, когда Черногория стала членом НАТО, в Грузии активно проходили военные учения НАТО — Грузия. В 2014 году на Уэльском саммите НАТО для Грузии приняли «Существенный пакет», главной целью которого является подготовка Грузии к членству и развитие оборонных возможностей страны. В декларации Уэльского саммита говорится, что у НАТО и Грузии уже есть необходимые механизмы взаимоотношений, которые приведут страну к конечной цели — членству в альянсе.

Грузия как страна — значительный контрибьютор в системе евроатлантической безопасности активно включена в миротворческие операции, проходящие под эгидой НАТО. Грузинские военные подразделения в 1999—2008 годах участвовали в миротворческой операции в Косово и в антитеррористических операциях на Средиземном море. Особенно примечательно участие Грузии в миссии в Афганистане. В результате участия в этой миссии двух отдельных пехотных батальонов Грузия занимала первое место в ISAF по численности контингента среди стран — не членов альянса.

С 2015 года Грузия включилась в миссию «Твердая поддержка» НАТО в Афганистане и занимает среди стран-участниц миссии первое место по вкладу в миссию на душу населения. С 2015 года Грузия также присоединилась к Силам быстрого реагирования НАТО (NATO Response Force — NRF), но эти и другие усилия нейтрализуются противоречиями во внутренней политике Грузии, процессами выборов, бойкота, политического кризиса, судебной реформы и другими.

Хотя, как поясняет Петр Мамрадзе, участие в миротворческих или антитеррористических операциях в стандарты НАТО вообще не входит, и Грузия тратит усилия в неправильном направлении.

«Во время встреч с зарубежными послами я часто спрашивал их: когда вы говорите о стандартах, что нам делать, назначить премьером человека, преследуемого полицией Неаполя? Бывший посол США в Грузии Ян Келли очень понятно сказал: „Мы заботимся о безопасности Грузии, поэтому и не даем МАР“. Вы очень хорошо помните апрель 2008 года, когда на Бухарестском саммите Грузии пообещали, что она обязательно станет членом НАТО, а в августе началась война между Грузией и Россией (Нападение Грузии на Южную Осетию в ночь на 8 августа — EADaily, — сказал Мамрадзе.

По его словам, руководство НАТО не может открыто сказать, что вопрос принятия Грузии в НАТО из-за фактора России никогда не решится, поэтому Грузия обречена на то, что ей все время будут напоминать о стандартах.

По оценке политолога Арчила Сихарулидзе, Грузия членом НАТО никогда не станет, а если и станет, то в период большого кризиса. Под «большим кризисом» эксперт подразумевает ситуацию, «когда будут открыто определены сферы влияния и крупные государства попытаются обратить территории своего влияния в красные линии».

По словам Сихарулидзе, в свое время Турцию именно потому и ввели в НАТО, чтобы она не «покраснела» и не была покорена коммунистической партией. Иначе, по мнению эксперта, отношения Грузия — НАТО уже дошли до такого состояния, что блок или должен заявить оготовности принять Грузию в свои ряды и защитить ее «территориальную целостность», или бесконечно повторять: «Проводите реформы и примем».

Как заявил Сихарулидзе, Россия не допустит вступления Грузии и Украины в НАТО, и в альянсе прекрасно это понимают, а в Грузии НАТО стало средством политических инсинуаций — распространения сплетен для дискредитации чьего-либо имени.

Что касается внесенного в коммюнике НАТО от 14 июня вопроса, что Грузия имеет право самостоятельно определять свою внешнюю политику, по мнению Арчила Сихарулидзе, «это дилетантизм, предназначенный для младенца». Практика международных отношений показывает, что малые государства всегда зависят от кого-то, испытывают влияние и никакого права выбора не имеют.

«На Западе четко понимают, что альянс не вечен, может развалиться. Он не является судьбоносным, и от него можно отказаться. У нас же любые дебаты с критическим мнением относительно НАТО и Евросоюза невообразимы», — отметил Арчил Сихарулидзе.

По его словам, в Грузии была сформирована тотальная идеология, к которой в период правления Михаила Саакашвили «были привязаны Евросоюз и НАТО как религиозные доктрины, содержание которых анализировать не нужно, но если все же проанализируем, можем найти много недостатков и усомниться в том, насколько нужно нам вступать в НАТО».

Эксперт также отмечает, что критическое переосмысление сотрудничества с НАТО рано или поздно должно произойти. Конкретные же люди, которые сидят на финансовых средствах Евросоюза и НАТО, работают над тем, чтобы не допустить критического мнения о ЕС и НАТО среди населения страны, так как это их задание.

Как заявил Сихарулидзе, концепция Черноморской безопасности навязана пронатовскими политиками, чтобы перекрыть проблемы региона Южного Кавказа.

«Так как стало ясно, что Южный Кавказ является сферой доминирования Турции и России, наши пронатовские элиты внесли вопрос региона акватории Черного моря и таким образом увязали его с НАТО, но все прекрасно понимают, что на Черном море у НАТО никакой силы нет. Реально эту силу в регионе имеют Россия и Турция. А в НАТО никто, кроме США, ничего сделать не может», — заявляет Арчил Сихарулидзе.

Что касается участия грузинских военных в миссиях НАТО и грузино-американских военных учений, то, по мнению эксперта, они имеют лишь символическое значение.

В конечном счете Грузия должна осознать, что, прежде чем когда-то ее примут в НАТО, ей следует построить порядочную страну с хорошей системой образования, сильными институтами, справедливым судом и защищенной частной собственностью, без элитной коррупции. После всего этого Грузия действительно задумается, а стоит ли ей вступать в НАТО.

Главы государств и правительств 30 стран Североатлантического альянса на саммите в Брюсселе 14 июня опубликовали коммюнике, в котором вместе с другими вопросами в очередной раз повторили решение Бухарестского саммита о том, что «Грузия станет членом НАТО, а ПДЧ будет составной частью этого процесса».

Лидеры стран-членов НАТО в очередной раз выразили твердую поддержку Грузии, заявив, что она имеет право самостоятельно, без вмешательства извне, определить собственное будущее и внешнеполитический курс. Альянс же в дальнейшем будет поддерживать Грузию в деле повышения устойчивости против гибридных угроз, в проведении учений, а также в обеспечении безопасных коммуникаций.

В коммюнике не забыли и о «значительном вкладе» Грузии в операции НАТО, но оценили это как добрую волю Грузии.

В очередной раз указали и на реформы. С этой точки зрения лидеры НАТО отметили важность соглашения Шарля Мишеля от 19 апреля и этим еще раз подчеркнули, что интерес и внимание стран НАТО к внутриполитическим противоречиям Грузии высоки (имеется ввиду документ президента Европейского совета Шарля Мишеля, после подписания которого оппозиционные партии прекратили бойкот и вошли в парламент). По оценке лидеров НАТО, соглашение от 19 апреля «проложит путь важнейшим реформам и поможет Грузии как стране-аспиранту продвинуться вперед на пути к НАТО, усилить совместимость с евроатлантическим альянсом».

По вопросу отношений НАТО — Грузия лидеры заявили, что они «вплотную» работают с Тбилиси над безопасностью Черноморского региона, в ответ же на «дестабилизирующие действия России», привали Москву отозвать решение о признании «оккупированных регионов» независимыми государствами, выполнить соглашение о прекращении огня и «прекратить нарушения прав человека, самовольные задержания и преследования граждан Грузии».

Говоря о перспективе членства Грузии, генсек НАТО Йенс Столтенберг, с одной стороны, заявил, что Россия «не имеет права вмешательства» в вопрос, станет ли Грузия членом НАТО, а с другой стороны, пояснил, что точного времени вступления Грузии в альянс нет. Вместо этого НАТО наращивает концентрацию своих сил на Черном море, а составной частью повестки дня 2030 года является определение размера инвестиции, которая должна быть осуществлена в регионе для поддержки «оборонной деятельности».

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/06/24/chernogoriya-i-makedoniya-ne-v-primer-kogda-gruziya-stanet-chlenom-nato
Опубликовано 24 июня 2021 в 15:25
Все новости

27.07.2021

Загрузить ещё
ВКонтакте