Меню
  • USD 72.98
  • EUR 86.58 -0.12
  • BRENT 72.41 -0.98%

Грузия продолжает жить в ультралиберальном нарративе — интервью

Иллюстрация: jam-news.net

Как на протяжении последних 30 лет Грузия теряла свою независимость? На вопросы издания «Грузия и мир» отвечает профессор Кавказского международного университета политолог Тамар Кикнадзе.

Тамар Кикнадзе. Иллюстрация «Грузия и Мир»

— После распада Советского Союза все 15 входивших в него республик объявили о своей независимости. Пока наша страна (Грузия. — Ред.) находилась в составе СССР, у нее не было возможности проводить политику независимо, и, соответственно, не выработалось ни навыков, ни опыта для ведения глобальной политики. Запад в этой ситуации представлялся политической элите Грузии исключительно в розовых тонах, люди, претендующие на роль политиков, не обладали необходимыми знаниями, чтобы понять, что у каждого государства всегда должны стоять в приоритете собственные национальные интересы, для проведения которых оно активно использует как внешние факторы в целом, так и конкретные страны. То есть не исключено, грузинские политики и представляли это, как говорится, в общих чертах, однако практический опыт у них отсутствовал, они допускали одну ошибку за другой. Как раз результатом всего этого комплекса ошибок и стало наше с вами нынешнее плачевное положение.

Политик должен хорошо владеть историческими закономерностями развития государств, разбираться в его этапах, уметь глубоко анализировать глобальные процессы и, что главное, располагать надежной информацией, которая, как правило, добывается усилиями спецслужб. Но после развала Советского Союза выяснилось, что значительная часть советских спецслужб, призванных стоять на страже интересов СССР, оказались союзниками Запада, ими делалось все для разрушения страны, и они ее разрушили.

Ельцин для урегулирования тех или иных важных вопросов постоянно звонил президенту Америки… Процессы развивались настолько стремительно и по такому катастрофическому сценарию, что даже сами американские лидеры пытались каким-то образом сохранить прообраз Советского Союза. Для них быстрый развал такого огромного государства стал неожиданностью, и, надо полагать, именно с этой целью было сформировано Содружество независимых государств — СНГ. Русские часто упрекают нас, грузин, в том, что мы не сохранили им верность, однако я прекрасно помню времена, когда либеральные российские лидеры заявляли грузинам: уходите и сами о себе заботьтесь. Тогдашние руководители Грузии были совершенно обескуражены подобным подходом. Они не могли взять в толк, чего же добивается от нас в конечном счете наш северный сосед. С Россией не удавалось переговорить по существу, поскольку представители либеральной власти, завладевшие всеми рычагами управления страной, совершенно не стремились к началу конструктивного диалога и сохранению сложившихся связей.

Причем надо заметить, что из всех постсоветских стран именно в Грузии развитие сценария пошло по самому плохому пути, когда Осетия и Абхазия стали объектами бессовестных манипуляций и средством оказания давления на нас. Но те, кто полагают, что абхазский и осетинский конфликты связаны только с Россией, глубоко заблуждаются, потому что это конфликты глобального уровня.

Грузия, несомненно, допускала ошибки по причине незнания и неопытности, однако с большой степенью вероятности можно говорить и о том, что нередко в основе их лежали предательство и корысть. Наши руководители так и не сумели или не захотели уяснить и принять во внимание суть и методы глобальной политики.

— Ну, вообще-то, второго президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе трудно обвинить в неопытности в вопросах глобальной политики. Ведь это он, например, способствовал разрушению Берлинской стены. Неужели вы допускаете, будто бывший министр иностранных дел СССР мог действительно не знать, что последует за вооруженным походом грузинских формирований в Абхазию?

— Тогдашнее грузинское руководство, прямо скажем, было попросту не в состоянии проводить и отстаивать интересы своей страны. В политической науке существует масса технологий, позволяющих изначально обойти конфликты такого рода, как в Абхазии и Осетии. Но для этого надо было как минимум иметь соответствующие условия и возможность действовать грамотно. Грузия не была независимой страной, как, собственно, не является ею и теперь.

Хотя даже в таких условиях конфликтов этих можно было избежать, не окажись мы, к несчастью, в самом центре процесса глобального обрушения, когда все камни посыпались на наши головы. Те, кто планировал этот разрушительный процесс, очень умело определили роль Грузии в этом деле. От нашей страны невозможно отмахнуться, нас отличают очень важное стратегическое местоположение, специфика исторического развития и человеческий ресурс. В этом смысле крайне важное значение приобретало само существование российско-грузинского альянса.

Русские прекрасно понимали и понимают значение Грузии, как и цену взаимоотношений с нашей маленькой страной. Эти отношения невозможно было испортить, если б не вмешались негативные внутренние и внешние факторы.

В политике часто случается, что решение, принимаемое властью, может оказаться в данный момент весьма непопулярным, вызывать в обществе недовольство и возмущение, однако в длительной перспективе стать единственно выигрышным. Думаю, легко догадаться, что в данном случае я имею в виду урегулирование российско-грузинских отношений. Ситуация складывается таким образом, что политик в Грузии, если он хочет добиться популярности, должен всячески и повсюду поносить Россию, более того, политические партии соревнуются друг с другом в оскорблениях по ее адресу. Между тем в нынешних обстоятельствах нам следует как раз искать пути к урегулированию проблем с северным соседом. Может быть, многим нашим гражданам и не понравится мысль о налаживании отношений с Россией, однако только это в перспективе может сулить нам благоприятное разрешение существующих у страны проблем.

Как это ни печально, но грамотные люди, которые хорошо во многом разбираются и понимают это, в Грузии постоянно находятся под ударом. Тем не менее я знакома с теми, кто выступают против политики брани и публично заявляют о том, что для благополучия страны важно урегулировать грузинско-российские отношения. Причем делают они это по одной-единственной причине: ими движет любовь к Родине.

Нам, грузинам, следует научиться наконец-то правильно и адекватно оценивать исторические процессы, а это, в свою очередь, требует большой работы. Джордж Оруэлл говорил: «Тот, кто управляет прошлым, тот управляет и будущим, а кто управляет настоящим, тот управляет прошлым».

В Грузии усилилось псевдолиберальное крыло, которое активно борется с патриотическими силами, и это действительно не дает возможности человеку, влюбленному в свою Родину, проводить правильную политику, ориентированную на усиление мощи страны и улучшение ее благополучия. Трудно отыскать еще где-либо нечто подобное тому, что происходит в Грузии, когда любой, говорящий вслух правду, подвергается маргинализации, когда его пинают со всех сторон, да так, что он не может распрямиться.

Я рассматриваю Россию в качестве одного из субъектов международного сообщества, с которым у нашей страны сложились сложные взаимоотношения. Поскольку я хорошо знакома со стратегиями исторического развития, считаю, что нам следует непременно наладить отношения с «плохим» соседом, так как это пойдет только на пользу Грузии.

Политические силы, которые меньше всего заботит благополучие собственной страны, упорно внушают нам, что с Россией надо воевать и бороться, проводя в конечном счете интересы иностранных государств, а сами неизменно оставаясь в проигрыше. И вот этим скользким путем, обманывая самих себя, мы идем начиная с 90-х годов прошлого века по сей день.

Наши «доброжелатели» убеждают нас: вы должны противостоять России. Но когда их спрашиваешь при этом, а какими силами вы готовы оказывать нам помощь, — они уклончиво отвечают: западное сообщество решительно заявит о том, что стоит рядом с вами. Если оценивать такое «обещание» исходя из требований прагматической политики, не возникнет и тени сомнения в том, что никто на Западе связываться с Россией из-за нас не станет. Они готовы лишь к тому, чтобы столкнуть с Россией грузин, как это уже случилось во время войны 2008 года.

Западное сообщество неизменно проводит собственные интересы, и наше благополучие не входит в сферу их заботы. Вот уже в течение 30 лет внутри нашей страны и вокруг нее развиваются процессы, которые никакой пользы для Грузии не представляют, и сколько бы мы ни пытались внушить себе и другим, что дела у нас обстоят хорошо, ситуация от этого лучше не станет.

— Вы сослались на то, что в 90-е годы прошлого столетия грузинское руководство не имело возможности действовать независимо и принимать правильные решения, однако в две тысячи восьмом-то мы были независимыми. Вроде, должны были успеть и опыта поднабраться…

— Политика Саакашвили не выдерживает никакой критики. Главная задача, даже сверхзадача, управления страной состоит в том, чтобы оградить ее от катаклизмов. В период правления Саакашвили Грузию затащили в эпицентр противостояния глобальных игроков. Его «деятельность» должна быть проанализирована, как, между прочим, и «деятельность» Шеварднадзе. И вообще, нам пора научиться искусству политического анализа, освоить его хотя бы на примере собственных ошибок… Все, что с нами происходило, для Грузии закончилось плохо. Безусловно, очень важно пытаться выяснить, кто инспирировал войну, однако еще важней понять ее суть и осмыслить результаты. Более того, вообще все войны, происходившие на нашей территории, всегда устраивали кого угодно, но только не Грузию и не нас с вами. Вот о чем следовало бы очень глубоко задуматься нашим властям, имея в виду и наше прошлое, и настоящее, и будущее…

— Грузия потеряла две свои древнейшие территории, которые даже сама Россия признавала нашей неотъемлемой частью. Но оказалось, что мы способны отдать их по собственной воле. Как, например, Кодорское ущелье.

— По Стамбульскому соглашению 1999 года из Грузии были выведены российские военные базы. И что же? В дальнейшем Саакашвили сделал так, что мы получили вдвое больше российских баз и к нам вошло больше танков, чем было выведено. Да еще в процессе боевых действий и ценой огромных несчастий.

— Газета «Грузия и мир» неизменно говорит о том, что, если у грузин сохранилось желание вернуть потерянные территории, мы прежде всего должны заняться урегулированием отношений с Россией, но наши псевдолибералы не в состоянии об этом даже помыслить…

— Силы, которые не заинтересованы в благополучии Грузии и действуют исключительно из собственных корыстолюбивых побуждений, рассматривают вашу газету в качестве одного из проявлений «мягкой силы», забывая, однако, что если грузинское общество руководствуется либеральными ценностями, то в нем любое мнение имеет право на жизнь и публичное выражение. Это основополагающий постулат либерализма. Что же касается российской «мягкой силы», не думаю, что ее присутствие как-то особенно сказывается в Грузии. В любом случае влияние «мягких сил» всех других стран ощущается здесь гораздо сильнее. И вообще применение «мягкой силы» не характерно для России.

В западных научных трудах и статьях можно встретить упоминания об исследованиях, рассматривающих проблемы, насущные и для нас, однако стоит во всеуслышание заговорить о них нам самим, как на тебя немедленно спустят всех собак и навесят ярлык — «антизападный» и «пророссийский»! Потому что солнце в Грузии теперь восходит с Запада, ну и дела клонятся в ту же сторону.

Сегодня в мире явно дают о себе знать признаки того, что глобализация в определенных своих проявлениях заканчивается и на передний план вновь выдвигаются национальные государства. А Грузия продолжает жить в ультралиберальном нарративе. Даже такой известный апологет глобализации, как Фукуяма, подчеркивает: «глобальные институты не сумели заменить функцию национальных государств». Пора бы уж и нам позаботиться об усилении нашего государства и глубоком осмыслении всех факторов его развития.

Беседовала Эка Наскидашвили

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/06/21/gruziya-prodolzhaet-zhit-v-ultraliberalnom-narrative-intervyu
Опубликовано 21 июня 2021 в 16:05
Все новости
Загрузить ещё
Facebook