Меню
  • USD 73.65
  • EUR 86.96
  • BRENT 73.97

Байден хочет стать сильнее Трампа, сделав Россию «прозрачной» — интервью

Джозеф Байден, Владимир Путин.

Большая политическая «игра» не терпит пустоты. Ранее президент России Владимир Путин предложил своему американскому коллеге встретиться в прямом эфире, но Джо Байден пошёл дальше и согласился на встречу в нейтральной Швейцарии. Всё это говорит о том, что серьёзный контакт нужен обеим странам, и если Россия и США не договорятся о чём-то сегодня, то они обязательно сделают это завтра. Об этом в интервью EADaily рассказал Николай Баранов, доктор политических наук, профессор кафедры международных отношений Северо-Западного института управления РАНХиГС.

Николай Баранов. Иллюстрация: spb.ranepa.ru

— Николай Алексеевич, сегодняшнюю встречу, можно назвать необычной? Ведь понятно, что Россия смотрит в одну сторону, США в другую. И в принципе ничего измениться уже не может.

— Я бы не сказал, что это совсем уж необычная встреча. Дело в том, что международная политика не терпит пустоты. Если кто-то с кем-то не может договориться сегодня, то обязательно найдутся поводы, чтобы договориться завтра. И нынешние переговоры двух президентов как раз тот самый случай. А все разговоры о том, что ничего не изменится и хуже быть не может, это как раз свидетельство того, что обе стороны уже давно хотели встретиться, только не знали, какой повод для этого создать. Первым отличился Путин, который предложил Байдену поговорить в прямом эфире. Байден должен был на это что-то ответить. И он заявил, что встречаться в прямом эфире он не будет, а предложил увидеться с глазу на глаз. То есть, со стороны всё было похоже на некую игру. Но, подчеркну, что в этой встрече заинтересованы и русские, и американцы. И вместе они обыграли это, и получилось так, как бы США инициировали встречу с Путиным, хотя Путин сам первым когда-то это предложил.

— Игра иногда заканчивается победой одного или другого, но иногда ничьей.

— Дело в том, что на этой встрече каждый будет высказывать свою позицию, каждый должен проговорить то, что от него ожидают. Байден будет говорить то, что от него ожидают американцы, а Путин будет говорить то, чего от него ожидает наш российский истеблишмент. Они это проговорят, но, скорее всего, переговоры эти будут не только открытые и прямые. Они, наверняка, будут говорить и между собой, кроме тех слов, что они обязаны сказать, и что-то другое. А что будет это другое, это на самом деле очень интересно! Будет ли это со стороны американцев настрой России против Китая, или это будут ещё какие-то споры вокруг «Северного потока-2», здесь сказать достаточно сложно. На мой взгляд, сейчас проблематично то, что дипломатические отношения у нас сведены к нулю. Поэтому, если они договорятся хотя бы о том, чтобы восстановить работу консульств и диппредставительств — это уже будет какой-то плюс. Думаю, всё-таки, о чём-то таком договорятся.

— Похоже, США готовы к «крестовому походу» на Китай, и Байден действительно может склонять Путина на свою сторону. Какой в этом случае будет реакция Москвы?

— Знаете, политика — это искусство возможного. Нет вечных стратегических союзников. Китай был нашим стратегическим союзником, потом стал противником. Потом снова стал стратегическим партнёром. А для Америки проблема Китая, действительно, очень серьёзная. Но для России, например, разменять «Северный поток» на отношения с Китаем — это очень низко, не серьёзно. «СП», в котором больше заинтересованы немцы, чем, наверное, все остальные, он и так будет запущен в том или ином варианте. Он будет работать, что бы американцы ни делали. А вот если Россию запустят в систему европейской безопасности, о чём у нас говорится ещё с 2010 года, начиная с Дмитрия Медведева, вот это будет другой разговор. Россия действительно может повернуться в сторону Европы, и создать эту единую систему, где появится какая-то транспарентность, и будут отведены наиболее агрессивные силы от границ, по договорам обычных вооружённых сил в Европе, что было реализовано и так далее. Для Запада такой вариант может не то чтобы охладить, оттолкнуть, но притормозить сближение России с Китаем.

— Сближение с Китаем — это определённые риски. Но и отрываться от страны, которая поддерживает нас, наверное, нельзя, потому, что это серьёзный и партнёр, и ещё более серьёзный противник. Как здесь, на ваш взгляд, можно поступить правильно, не ударив в грязь лицом?

— Да, Китай наших «виляний» действительно не поймёт, и если мы с этой страной стратегические партнёры, то должны её поддерживать. Но есть, тем не менее, вопросы, которые для Пекина находятся как бы на периферии. Например, европейская безопасность. Для него прежде всего важен Азиатско-Тихоокеанский регион, Восточная Азия. А Европа — не настолько. Поэтому, если Россия на этой встрече будет больше внимания уделять проблеме европейской безопасности, и с нами там будут на эту тему разговаривать, это было бы беспроигрышным вариантом для Москвы.

— Я правильно понял, что если нас пустят в Европу, то с нашей стороны это не будет уступкой, сдачей интересов восточного партнёра?

— По большому счёту, да. Мы же давно предлагали создать единую европейскую систему безопасности. Она не может существовать без России. И все это прекрасно понимают, в том числе в НАТО. Что ещё позитивного можно сказать о возможных договорённостях Байдена с Путиным? Если удастся отстоять свою повестку, то это будет означать, что такие «громкие» страны, как Эстония, Латвия, Литва, Польша, не будут «кричать» так, как они делают это сейчас. То есть, если они увидят сближение России и Америки — это будет сигналом для них, чтобы они не слишком радикально выступали. Правда, та же Украина уже заранее заявила, что если договорённости между Россией и США будут в отношении Украины, но без Украины, то они это не примут. Все прекрасно понимают, что что-то серьёзное может произойти. И если это что-то произойдёт, это ослабит негативную антироссийскую риторику, которая сейчас преобладает в Европе, да и в Северной Америке.

— А если ничего не произойдёт, если всё-таки «ничья»? Встретятся наши президенты, а на следующий день мир останется прежним?..

— В этом, во-первых, никто не заинтересован. Во-вторых, значит, будет какой-то другой раунд. Ведь Путин неоднократно заявлял, что мы готовы, мы открыты, мы хотим идти навстречу. И Лавров тоже об этом постоянно говорит. К тому же, у нас седьмой год снижение уровня жизни, что наша власть прекрасно понимает. Именно поэтому у нас сейчас такой серьёзный зажим в отношении оппозиции, чтобы та не поднимала население. Если санкции будут продолжаться дальше, это означает, что у нас будет ограничение в развитии. А это России не нужно. Поэтому я думаю, что договорённости какие-то всё-таки будут.

— Вы сказали, что США тоже заинтересованы в этих договорённостях?

— Естественно. Ведь они потом могут сказать, что Трамп не смог, а Байден смог развернуть дело так, что Россия будет проводить более прозрачную политику. И я не сомневаюсь в том, что карта будет разыграна именно таким образом и Байден будет показан в очень позитивном цвете, как мудрый и договороспособный политик, проявляющий интерес не только к проблемам Америки, но и всего мира.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/06/16/bayden-hochet-stat-silnee-trampa-sdelav-rossiyu-prozrachnoy-intervyu
Опубликовано 16 июня 2021 в 10:33
Все новости

26.07.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники