Меню
  • USD 72.85
  • EUR 86.38
  • BRENT 73.22

Для чего в Татарстане учредили День памяти шахидов — мнение

Иллюстрация: realnoevremya.ru

25 мая Духовное управление мусульман Республики Татарстан (ДУМ РТ) провело поминальную акцию по случаю «Дня памяти» (тат. «Хәтер коне») — ежегодно проводимого татарскими националистами мероприятия из-за взятия Казани 2 октября (15 октября по новому стилю) 1552 года войском Ивана Грозного. Номинально организатором выступало не само ДУМ РТ, а Совет аксакалов при татарстанском муфтияте, но учитывая, что в ней принимал участие муфтий Камиль Самигуллин, организатором можно считать именно ДУМ РТ.

Очевидно, что инициатива исходила не от аксакалов-имамов или муфтия, а от властей Татарстана.

История проведения «Дня памяти» начинается с 1989 года, когда его впервые в Казани провел Всетатарский общественный центр (ВТОЦ), ставший главной национал-сепаратистской организацией в Татарстане (и это при том, что из 21 члена правления ВТОЦ 18 были членами КПСС, а первым его председателем был доцент кафедры истории КПСС Казанского университета Марат Мулюков). Первоначально акция проходила в форме митинга с шествием на территорию Казанского кремля, где у подножия башни Сююмбике (дозорно-проездная башня, памятник русского оборонного зодчества XVII века. — EADaily) все завершалось коллективной молитвой. В акции тогда участвовал даже муфтий Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири Талгат Таджутдин и прочее мусульманское духовенство. На рубеже 1990-х годов Татарский обком КПСС давал неофициальные поручения горкомам и райкомам партии указания организовывать подвоз участников из других городов Татарстана и сельских районов для «массовки». И действительно, «День памяти» в начале 1990-х годов был массовым.

Однако постепенно мероприятие превратилось в своеобразный смотр сепаратистских организаций со всего Среднего Поволжья: в «Дне памяти» участвовали башкирские, марийские, чувашские (а на начальных этапах даже и крымскотатарские) националисты. «День памяти» приобрел политический окрас с ярко выраженной антироссийской, русофобской и антиправославной повесткой. Например, именно на «Дне памяти» в 1997 году тогдашний председатель ВТОЦ Заки Зайнуллин сжег муляж российского паспорта — «имперский символ царизма». Затем национал-радикалы из ВТОЦ потребовали убрать с Благовещенского собора Казанского кремля кресты, которые им показались символом «победы православия над исламом», и власти Татарстана пошли им навстречу. Затем Зайнуллин (к слову, член Союза писателей Татарстана) организовал торжественное захоронение «останков шахидов», обнаруженных в ходе раскопок на территории Казанского кремля (хотя останки были найдены в гробах на монастырском кладбище). Несмотря на замечания об абсурдности действий, члены ВТОЦ пронесли эти кости через весь город и похоронили по мусульманскому обряду на кладбище в Ново-Татарской слободе. Руководство Татарстана не стало этому противиться, фактически поддержав вандалов.

Впрочем, ничего удивительного: политическую программу ВТОЦ писал политический советник первого президента Татарстана Рафаэль Хакимов, до 2020 года возглавлявший Институт истории Академии наук РТ и ставший местным академиком.

К слову, о татарских национал-историках. В 1990-е годы на волне «парада суверенитетов» и этнического реванша провозглашение Республикой Татарстан своего суверенитета именно этими людьми с учеными степенями преподносилось как возрождение утерянной государственности после присоединения Казанского ханства к Московскому государству: «День памяти» вписывался в конструируемую историческую мифологию, имеющую ярко выраженный этноконфликтный характер. Вхождение Среднего Поволжья в состав Российского государства воспринималось и продолжает трактоваться все теми же местными татарскими национал-историками как исключительно негативное явление, и подобная антироссийская по духу позиция по-прежнему содержится в учебниках истории Татарстана. Некоторые из особенно упертых, как, например, этнолог Дамир Исхаков, заявляли, что бывший первый секретарь Татарского обкома КПСС, а потом первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев является «потомком Чингисхана».

Когда в 1992 году на волне регионального этносепаратизма от Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири (переименованное в том же году в ЦДУМ) откололись ДУМ Башкортостана и ДУМ Татарстана, первый муфтий Татарстана Габдулла Галиуллин способствовал участию мусульманского духовенства в «Дне памяти». Соучаствовал с Галиуллиным в «Дне памяти» имам Закабанной мечети Казани Исхак Лутфуллин, автор книги «Джихад татарского народа», включенной в 2008 году в федеральный список экстремистских материалов. Книга как раз посвящена «героической борьбе татар-мусульман с православной инквизицией». Участие татарского духовенства в «Дне памяти» сохранилось и при муфтии Гусмане Исхакове (1998−2011), шурине Галиуллина, хотя в 2000-е годы количество участников значительно сократилось, а ВТОЦ быстро стал превращаться в маргинальную организацию, объединявшую преимущественно пенсионеров-националистов.

При короткой каденции муфтия Татарстана Ильдуса Файзова (2011−2013) ДУМ РТ полностью отстранилось от участия в этой акции: Файзову было совершенно не по душе, что мероприятие превратилось в русофобский шабаш. Поэтому татарское духовенство посещало «День памяти» в индивидуальном порядке (это были единицы: тот же экс-муфтий Татарстана Габдулла Галиуллин и муфтий Кировской области Зуфар Галиуллин).

Эта же линия на дистанцирование от участия ДУМ РТ в «Дне памяти» сохранялась первые два срока каденции муфтия Камиля Самигуллина (с 2013 года). В 2010 году произошла смена руководства в Казанском кремле: президентом Татарстана стал Рустам Минниханов, которому был чужд националистический курс своего предшественника (впрочем, для Шаймиева специально создали должность «государственный советник Республики Татарстан», которая стоит выше премьер-министра Татарстана). Но с этого момента постепенно на участников и организаторов «Дня памяти» стали заводиться административные и уголовные дела. В 2017 году Набережночелнинское отделение ВТОЦ признали экстремистской организацией (его лидер Рафис Кашапов в 2015 году был осужден, а после отбытия наказания эмигрировал сначала на Украину, а потом в Британию).

В начале 2021 года прокуратура Татарстана обратилась в Верховный суд РТ о признании уже всего ВТОЦ экстремистской организацией. Последние годы на «День памяти» приходило от силы 100 человек, и власти разрешали проводить ее только в качестве митинга без шествия и подальше от центра Казани. От чисто поминальной церемонии, которая, по идее, и должна была быть сутью «Дня памяти», не осталось и следа: «Хәтер коне» становился то митингом в поддержку Евромайдана, как это было в 2014 году, когда звучали заявления, что «русские заслуживают биологической смерти» (дословная цитата из выступления члена Союза писателей Татарстана Айдара Халима), то русофобским шабашем, когда собравшиеся требовали запретить русский язык в образовании, приравнивания события 1552 года к Холокосту, а Татарстан объявляли «не регионом, а государством».

Параллельно с этим ежегодно на территории храма в честь Нерукотворного Образа Спасителя (памятника федерального значения, построенного в 1823 году на реке Казанке под Казанским кремлем) с 2002 года стала проводиться церковная панихида по погибшим при взятии Казани. В отличие от «Хәтер коне», это была именно поминальная акция, а не митинг. Таким образом, возникла ситуация, что погибших православных воинов Казанская епархия РПЦ поминает, а поминальной акции с участием ДУМ РТ нет. Вместо нее национал-сепаратисты проводят свои митинги.

В итоге местные власти решили, видимо, восстановить баланс: если по русским воинам, погибшим при взятии Казани, есть панихида, то и по погибшим татарским воинам — защитникам Казани должна быть. В ДУМ РТ предпочли не привязывать «День памяти» к дате взятия Казани по григорианскому календарю, а проводить ее по мусульманскому летоисчислению — в 13-й день месяца Шавваль (именно в этот день 959 года по хиджре произошло взятие Казани в 1552 году). Соответственно, «День памяти» должен проводиться в разные даты (мусульманский календарь короче григорианского на 10 дней).

ДУМ Татарстана сразу указало на «недопустимость политических спекуляций на теме взятия Казани Иваном Грозным, которые чреваты межнациональными конфликтами». Т. е. решили убрать весь русофобский тренд, который сопровождал «День памяти», когда его организовывали национал-сепаратисты. Да и сам формат мероприятия должен измениться и походить на то, что организует Татарстанская митрополия: намаз в соборной мечети «Кул Шариф» в Казанском кремле и молитва у некрополя казанских ханов неподалеку. Тем самым мероприятие из политического превращается в действительно поминальное, а его проведение из рук национал-радикалов переходит под контроль духовенства.

Такое изменение не всем пришлось по душе. Свои возражения высказало Общество русской культуры Республики Татарстан, которое считает, что «представляются деструктивными призывы поминать отдельно „защитников“ и отдельно „нападавших“, поскольку в этом изначально заложено противопоставление нас, потомков тех воинов, друг другу, притом что все мы сегодня сообща созидаем и оберегаем наше общее Отечество — Россию». Председатель ОРК РТ Михаил Щеглов предложил проводить «симметричное религиозное поминовение с исключением каких-либо искусственных и лукавых дефиниций: православных воинов, павших при взятии Казани; воинов-мусульман, павших при взятии Казани», объясняя это тем, что и в войске Ивана Грозного были татары-мусульмане, а «поминовение должно совершаться лишь по признаку вероисповедания погибших, а не по их принадлежности к тому или иному стану».

Подобное замечание вполне справедливо, поскольку во всей этой истории за бортом осталась память о тех татарах, которые действительно в большом количестве были в войске Ивана Грозного и участвовали во взятии Казани. Речь идет о воинах хана Шаха Али (Шигалея, 1505−1566), трижды занимавшего трон Казани и терявшего его из-за интриг прокрымской группировки в Казанском ханстве. Этих мусульман, погибших при взятии Казани, не поминает РПЦ и, судя по всему, пока не хотят поминать и в ДУМ РТ. По крайней мере, из информации на сайте татарстанского муфтията о проведенном «Дне памяти» об этом тишина. 469 лет назад те воины-мусульмане (а их насчитывалось, по данным «Казанского летописца», 30 тысяч человек), которые добровольно сделали свой выбор в пользу России и благодаря которым Казанское ханство вошло в состав Московского царства, как бы забыты. В татарстанском муфтияте их не признают «шахидами» (погибшими за веру), наделяя таким эпитетом только тех, кто был внутри Казанского кремля во время его осады. Но ведь поход на Казань не был крестовым походом, войной с мусульманами — Иван Грозный, даже будучи под стенами Казани, неоднократно предлагал решить дело миром.

Впрочем, сами татарские националисты, у которых муфтият перехватил «День памяти», намерены продолжать отмечать его по своему ежегодному сценарию. Они приветствуют и то, что ДУМ РТ будет чтить память о погибших при взятии Казани мусульманах. Принцип понятен: чем больше говорится о «трагедии 1552 года», тем лучше. Это поможет поддержанию националистических настроений.

Конечно, до осени еще надо дожить. Да и вряд ли региональные власти разрешат националистам это делать. Учитывая, что дело о признании ВТОЦ экстремистской организацией сейчас рассматривается в Верховном суде Татарстана, которое инициировала, заметим, местная прокуратура, не факт, что «День памяти» в форме антироссийского митинга вообще состоится. Понять президента Татарстана Рустама Минниханова можно: ежегодный шабаш с русофобскими заявлениями постоянно бросает тень и на него. Другое дело, что в идее с передачей «Дня памяти» до конца не проработали важные детали: пока все выглядит так, что муфтий Татарстана с имамами собирается молиться лишь за тех, кто воевал против присоединения к России. Отсюда и вполне резонные замечания со стороны русской общественности Татарстана: мусульманское духовенство должно молиться за всех мусульман, погибших в 1552 году, точно так же как православное молится за всех православных, в том числе и тех, кто был внутри осажденной Казани. Так, например, в войске последнего казанского хана Едигера (1522−1565) тоже были русские, а самого хана, к слову, не казнили, несмотря на то, что он воевал против Ивана Грозного. В итоге Едигер получил в удел подмосковный Звенигород, перешел на службу к Ивану Васильевичу и даже участвовал в Ливонской войне.

Все эти тонкости следует учитывать татарстанскому муфтияту и местным властям. Иначе возникает ощущение, что теперь не кучка уличных сепаратистов, а сам муфтий Татарстана сожалеет о вхождении Среднего Поволжья в состав Российского государства.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/06/03/dlya-chego-v-tatarstane-uchredili-den-pamyati-shahidov-mnenie
Опубликовано 3 июня 2021 в 23:07
Все новости

19.06.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Июнь 2021
31123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
2829301234