Меню
  • USD 72.88
  • EUR 87.06
  • BRENT 74.74 -0.39%

Теперь — Средняя Азия: кто и зачем выдавливает Россию с постсоветского пространства?

Иллюстрация: dw.com

Число жертв конфликта между Таджикистаном и Киргизией, вспыхнувшего на прошлой неделе вокруг водораспределительного пункта, по данным властей обеих республик, составило 55 человек, почти 200 получили ранения.

Трагедия? Безусловно. Впрочем, подобные происшествия давно стали хоть и трагической, но обыденностью. Всему виной неопределенность границ, доставшаяся в наследие от СССР.

Ферганская долина — самый густонаселенный регион Средней Азии. Когда -то это был центр Кокандского ханства, которое вместе с соседями в 19 веке вошло в состав Российской империи. После установления советской власти карта Средней Азии многократно перекраивалась — собственно, лишь тогда появились отдельные Таджикистан (изначально автономия в составе Узбекской ССР) и Киргизия (изначально автономия в составе РСФСР). Ферганская долина в 20-е годы прошлого века оказалась разделена между тремя республиками: Узбекистан (Ферганская, Наманганская и Андижанская области), Киргизия (Джал-Абадская, Ошская и Баткенская области) и Таджикистан (Согдийская область). В те времена люди могли свободно жить где угодно, и это не вызывало никаких вопросов.

Вопросы возникли после распада СССР, когда административные границы республик стали государственными, и оказалось, что множество людей живут не в своих государствах.

Добавьте к этому явную перенаселенность региона, масштаб которой продолжает расти, как следствие — постоянные споры из-за воды и пригодных для сельского хозяйства земель, доступа к пастбищам и дорогам — получается мина замедленного действия.

Одна из наиболее сложных ситуаций вокруг таджикского эксклава Ворух, которые некоторые эксперты называют среднеазиатским Карабахом. Столкновения здесь случались еще в начале 1980-х годов, а накануне развала Союза особенно обострились.

Спустя 30 лет так и не решен вопрос таджикско-киргизской границы, общая протяженность которой составляет 980 километров. До сих пор демаркированы только 580 км, стороны никак не могут договориться о судьбе более чем 70 спорных участков.

Понятно, что столкновения тут происходят регулярно, причем, в них участвуют как местные жители, так и пограничники и военные. Нередко применяется оружие от стрелкового до бронетехники, что ставит страны на порог войны.

Наиболее богатым на конфликты выдался 2014-й год, который отметился сразу пятью инцидентами. Не менее серьезным был 2019-й в течение которого произошло три крупных столкновения. До прошлой недели последним серьезным инцидентом стали события мая 2020 года, когда произошла перестрелка между пограничниками.

Следует понимать, что конфликт будет продолжаться до тех пор, пока не решен вопрос с делимитацией границ, а он будет решен не завтра и не послезавтра, так как власти обеих стран опасаются резких шагов, способных вызвать резкое недовольство населения, и тогда полноценная война действительно может стать реальностью.

Впрочем, в прошлом месяце стороны действительно остановились в сантиметре от полномасштабной войны — к границе была стянута бронетехника, поднята авиация.

Больше всего вопросов вызывает тут тот факт, что обе страны являются членами ОДКБ, и по сути, именно это является главным сдерживающим фактором. Но будет ли этот фактор срабатывать всегда?

Не зря регион многие называют «вторым Карабахом». Изучая общественное мнение по поводу конфликта, я заметил, что особое внимание он вызвал в Азербайджане, который в прошлом году смог частично решить собственную территориальную проблему, также доставшуюся в наследие от СССР. Показательно, что многие азербайджанские и турецкие ТГ-каналы открыто выступали на стороне киргизов. Акцент делается на то, что таджики жгут киргизские деревни, таджикские военные стреляют по гражданским…

Пограничный спор между киргизами и таджиками многие в Азербайджане и Турции попытались представить как тюрко-персидский конфликт. От обвинений в адрес Ирана в якобы вмешательстве в киргизско-таджикский конфликт некоторые пользователи переходят к выдвижению территориальных претензий Тегерану, который, дескать, незаконно владеет значительной частью азербайджанских земель (очевидно, имеются в виду территории Южного Азербайджана).

Но, видимо, версия «иранских козней» выглядит слабовато, тут должен появиться более серьезный враг, против которого тюрки должны сплотиться. Так, по мнению некоторых комментаторов, «Россия придумала новый очаг войны для себя, т.к. все тюркские страны Средней Азии нацелились в сторону Турции, и таким образом Россия решила вернуть себе власть в данном регионе».

Далее уже появляется главная мысль — «Из ОДКБ выйдут — все нормализуется». Главная — очевидно, потому, что цель провокаторов в данной дискуссии, как максимум выставить Россию виновной в конфликте, как минимум — продемонстрировать несостоятельность ОДКБ.

Интересно, что про несостоятельность ОДКБ нам рассказывают убежденные сторонники пантюркизма, которые почему-то забывают, что их любимая Турция, будучи членом НАТО, много лет находится на грани войны с другим членом НАТО — Грецией, и однажды эту грань перешла — я имею в виду войну за Кипр.

Забывают они и о том, что, если бы не членство обеих стран в НАТО — они давно бы скатились в бездну тотальной войны, которая еще неизвестно, чем бы кончилась.

Желающие представить себе конфликт киргизов и таджиков как тюрко-персидский, забывают о том, что еще более страшная вражда у киргизов с другими тюрками — узбеками. Достаточно вспомнить события революции 2010-го года или погромы в Узбекистане турок-месхетинцев, или Ошскую резню 1990-го года — одно из событий, ставших предвестником развала СССР. Кстати, тогда тоже многие говорили о «руке Москвы», «операции КГБ» и т. п.

Сегодня наблюдается какое-то дежавю, снова оказывается, что Россия опять во всем виновата или, как минимум, ее роль бесполезна. Так же, вокруг Карабаха разгоняется тема необходимости вывода российских миротворцев и замены их турками (требуют «активисты» в Баку) или французами (требуют «активисты» в Ереване).

Еще один интересный момент. Вскоре после начала столкновений на таджикско-киргизской границе появились сведения о том, что Анкара якобы готова предоставить Киргизии любую требующуюся военную помощь в борьбе с Таджикистаном — от РСЗО и беспилотников Bayraktar TB2, до личного состава турецкой армии. Об этом сообщил портал «Авиа.про», который, впрочем, известен публикацией неподтверждаемых сведений.

Но ведь нет дыма без огня? Накануне министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу выразил готовность помочь в поддержании мира на границе Киргизии и Таджикистана. В чем именно Турция может помочь, остается загадкой.

Вот, что пишет об этом Авиа.про:

«Для Турции это прекрасный шанс вновь разрекламировать своё вооружение, найти новых союзников и ослабить позиции России. Пока что ситуация для Таджикистана является безвыходной, поскольку Душанбе вряд ли сможет что-либо противопоставить турецким РСЗО и беспилотникам. Турция понимает, что Москва не намерена вмешиваться в конфликт между Киргизией и Таджикистаном — в первую очередь из-за того, что оба эти государства являются странами-членами Организации Договора о коллективной безопасности. Невмешательство России открывает широкие возможности для Анкары, которая воспользовавшись ситуацией, будет укреплять влияние Турции в этом регионе».

Несколько запоздалая реакция Москвы и впрямь удивляет. Неужели так долго решали, кого поддержать? И кого в итоге решили?

Эксперт по странам Центральной Азии Аркадий Дубнов считает, что Москве сейчас важнее отношения с Душанбе.

«Таджикистан сегодня становится важным в силу перспектив, связанных с выводом американских войск из Афганистана, и перспектив возможного возвращения американцев в Центрально-Азиатские граничащие с Афганистаном республики. В меньшей степени, чем раньше, но Таджикистан снова становится тыловой базой для американцев для работы по Афганистану. И поездка Шойгу и его договоренности с таджиками [о возможном объединении таджикских и российских ПВО] достаточно выразительно свидетельствуют о возросшем внимании и России к Таджикистану».

Очевидно, что Анкара действительно будет пользоваться любой возможностью для укрепления влияния в регионе. Напомню, в конце прошлого года стало известно, что власти Турции планируют создать новый военно-политический блок всех тюркских стран. В качестве примера приводился рост военно-технического сотрудничества. Так, указывалось, что Анкара заключила ряд контрактов на поставку военной техники в Туркмению, подписала новое соглашение о военном сотрудничестве с Узбекистаном, развернув на его территории производство своей бронетехники. Отмечалось, что власти Казахстана намерены приобрести партию «Байрактаров», что партия турецкой военной техники и другого войскового имущества была передана вооруженным силам Киргизии.

Правда о серьезной опасности для России говорить пока рано. Все же Киргизия и Казахстан — члены ОДКБ, а в вопросах поставок оружия конкурировать с Москвой в регионе нереально.

Кроме того, в области геополитического влияния у турок, помимо России в регионе есть серьезные конкуренты. Это, в первую очередь, Китай, который в принципе не заинтересован в появлении в нем новых игроков, да и к Анкаре с ее «тюркским миром», распространяемым на Восточный Туркестан (напомню, Пекин ранее обвинял Анкару в поддержке уйгурских сепаратистов) не испытывает доверия. Но и партнер Турции по НАТО — США, с которыми у Эрдогана в последнее время все совсем неблагополучно. На фоне недавнего признания Джо Байденом геноцида армян некоторые эксперты заговорили о возможности нового переворота с целью добить турецкого президента.

У американцев со Средней Азией, напомню, своя история отношений. Регион важен своим расположением практически в географическом центре Евразии, тут и торговые пути, и природные богатства (особенно, углеводороды) и важное расположения с точки зрения военно-политического влияния на Ближний Восток.

Напомню, с самого начала афганской кампании США использовали регион в качестве центра транзитных перевозок. Так Казахстан предоставил США право пролета через свое воздушное пространство и доступа на свою территорию для переброски материально-технических средств. Три аэродрома на юге страны (Чимкент, Луговой и Алма-Ата) могли использоваться самолетами ВС США и коалиции для посадки в экстренных случаях. Да, членство в ОДКБ этому никогда не мешало. А с 2014-го страна участвует в программе оперативной совместимости НАТО.

В 2001—2014-м США активно пользовались киргизской авиабазой Манас, откуда их не раз пытались выдавить. В итоге в 2009-м, по слухам, под давлением России, предоставившей Бишкеку кредит и списавшей долг, соглашение с американцами было денонсировано, однако власти Киргизии фактически договорились о перепрофилировании базы в Центр транзитных перевозок, который был окончательно закрыт через пять лет уже новыми властями страны.

Важным партнером США во время афганской операции был Узбекистан. В 2001 — 2005 годах у американцев была своя военная база на аэродроме в Ханабаде. По некоторым данным, использовался также аэродроме Тузел в районе Ташкента. Однако в 2005-м узбеки американцев выставили, не сойдясь во мнении по поводу событий в Андижане. В 2006-м назло Америке страна восстановила членство в ОДКБ. Однако надо понимать, что при том все страны региона все эти годы проводили многовекторную политику, но Узбекистан отличался особенной многовекторностью, и в 2012-м из ОДКБ вышел второй раз в истории. А в 2013 — 2017 годы в Ташкенте размещался Офис офицера связи НАТО в Центральной Азии.

Интересно, что в последние годы вновь заговорили о возможности возвращения Ташкента в ОДКБ и даже присоединения к ЕАЭС, как минимум в статусе партнера. Это объясняется, во-первых, сменой власти. А, во-вторых, хоть и постоянно откладываемым, но неизбежным выходом американцев из Афганистана, что значительно повышает риски для всего региона.

Как считает руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин, сейчас все государства региона очень тревожно ожидают того, как будет развиваться дальнейшая ситуация в Афганистане.

«Они готовят свои силовые структуры, укрепляют безопасность, границы. Естественно, в этой ситуации возобновление партнерства с ОДКБ может показаться для Ташкента весьма привлекательным», — полагает эксперт.

Однако очевидно, что и американцы не будут сидеть сложа руки. Их глобальная цель — выдавливание России из региона, а цель-минимум — не допустить возвращения Узбекистана, которому после окончательного ухода последнего советского «мастодонта» Нурсултана Назарбаева предрекают роль регионального лидера, в орбиту военно-политического влияния Москвы. К тому же, Вашингтону понадобится новая военная база в регионе после вывода войск из Афганистана, который уже начался.

2 мая представитель Белого дома в Афганистане Залмай Халилзад побывал в Ташкенте, где встретился с главой МИД Узбекистана Абдулазизом Камиловым и с лидером афганских узбеков Абдул Рашидом Дустумом. Нетрудно догадаться, что речь на переговорах шла о выходе американских войск из Афганистана, о возможности предоставления им для этого дорог и аэродромов Средней Азии. Однако можно предположить, что американцы договариваются о том, чтобы остаться в регионе.

Незадолго до этого в Кабуле побывал глава ЦРУ Уильям Бернс. С кем он там встречался и о чем договорился — доподлинно неизвестно, визит прошел в обстановке секретности. Но как можно судить по сообщениям СМИ, встречаться он мог с президентом, главами совбеза и разведки. И речь могла идти о будущем присутствии США в регионе после официального вывода войск.

Как сообщает журналист, эксперт по Центрально-Азиатскому региону Виталий Волков, Бернс также побывал в столице Катара, где в то же время находился с визитом Камилов. По мнению эксперта, на фоне того, как Россия и Таджикистан создают объединенную систему ПВО, США предложат остальным странам региона размещение пунктов временной дислокации.

«Это будут не военные базы, а пункты разведки. Скорее всего, подразумевается, что они от этого откажутся. И тогда по периметру начнется дестабилизация. Одну из них мы видели только что — на границе Киргизии и Таджикистана».

Если это так, то нам следует более тщательно готовиться к дестабилизации региона, которая может быть обусловлена не только влиянием афганского фактора, но и целенаправленными деструктивными действиями со стороны Запада.

Но только ли Запада?

Выше я обратил внимание на то, как протурецкие ресурсы активно поддерживали киргизскую сторону в конфликте с таджиками. И очевидно, это не просто согласовано с властями, но и инспирировано ими.

Если верить киргизской ведущей Ассоль Молдокматовой, президент Турции пригласил представителей МИД РФ, выразив предупреждение Таджикистану о том, что военная агрессия не должна повториться в отношении дружественного Киргизстана.

«Добрая весть! Реакция президента Турции господина Реджеп Тайип Эрдогана, — пишет Молдокматова. — Только что мне сообщил общественный деятель Турции Омер Эрдоган, что мое открытое письмо президенту Турции возымело успех и вызвало быструю реакцию у господина Реджепа Тайип Эрдогана. По словам Омера Эрдогана, президент Турции господин Эрдоган пригласил представителей МИД РФ, выразив просьбу передать предупреждение Таджикистану о том, что военная агрессия не должна повториться в отношении дружественной Кыргызской Республики».

Едва ли президент Турции употребил бы выражение «агрессия», но позиция Анкары очевидна.

Да, позиции Турции и США по многим вопросам расходятся, интересы у них как на Ближнем Востоке, так и в Закавказье и Средней Азии — разные. В одном они, очевидно, сходятся — в этих регионах не должно быть России.

Дмитрий Родионов,
директор Центра геополитических исследований Института инновационного развития

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/05/07/teper-srednyaya-aziya-kto-i-zachem-vydavlivaet-rossiyu-s-postsovetskogo-prostranstva
Опубликовано 7 мая 2021 в 09:26
Все новости

22.06.2021

Загрузить ещё
Опрос
Как изменятся отношения между Россией и США по итогам встречи Путин — Байден?
Результаты опросов
Актуальные сюжеты
ВКонтакте