Меню
  • USD 76.43 +0.53
  • EUR 91.46 +0.56
  • BRENT 66.97 +1.09%

Как хан Батый «Эху Москвы» подыграл, или «Долой царя!»

Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и президент Татарстана Рустам Минниханов. Фото: newsland.com (архив)

У российских либералов есть удивительная особенность. С одной стороны, на их лицах лежит печать вселенской скорби и вы физически ощущаете всю боль их раздумий о судьбах страны: каждый второй ― совесть нации, остальные ― просто отцы русской демократии. С другой стороны, как только они переходят от общих рассуждений о «рукопожатности» и «жизни не по лжи» к конкретике, так сразу же превращаются в дремучее, просто карикатурное невежество, в лучшем случае ― в пубертатов из 8-го «В».

Несколько лет назад в русском языке прижилось выражение «испанский стыд» ― чувство неловкости за поступки других, не близких и даже не симпатичных вам людей. И это понятно: скажи мне, кто твой враг, и я скажу, кто ты. А либералы, хоть и идейные противники, но всё же свои, отечественные, родные. Должны соответствовать. Но, увы, порой такое брякнут, что хоть святых выноси. И ладно бы врали по каким-то узкопрофессиональным, техническим вопросам. Но история… которая всегда политика.

Фразой об «испанском стыде» в России еще щеголяли единицы, когда 100 тысяч человек разом охнули и рассмеялись. Смущенно, но по-доброму. В декабре 2011 года, когда с трибуны на Болотной площади Евгения Чирикова начала своё выступление со слов: «Иисус Христос, который жил то ли две, то ли тысячу лет назад…» Защитница Химкинского леса не поняла причины смеха, наморщила лобик, что-то вспомнила и поправилась: «Ну не тысячу, а где-то 850 лет назад… Неважно!» Столичная «интеллигенция в стоптанных ботинках» хохотала до слёз. Ну начиталась отважная домохозяйка «академиков» Фоменко и Носовского, бывает. Дослушали с пониманием.

Хуже, когда бывший министр культуры Михаил Швыдкой в своей телепередаче на миллионную аудиторию вздыхает (да-да, та самая вселенская скорбь) и называет Александра Невского «приёмным сыном Батыя». Уже лет 15, как энтузиасты раскопали происхождение этого фейка от мыслителя Льва Гумилёва, которого почему-то называют историком. Здесь без попытки оскорбить мыслителя. Просто настоящий историк принципиально не читает «исторических» романов: элементарная мера предосторожности, чтобы чей-то художественный вымысел не «просочился» в подсознание. А Гумилёв читал. В том числе и роман Алексея Югова «Ратоборцы» 1948 года, где старик Батый сокрушается: «Эх, Искандер, Искандер! Почему ты не хочешь сделаться сыном моим, опорой одряхлевшей руки моей и воистину братом сына моего, Сартака! Он слаб. В нём страшатся только моего имени…»

Представляете картинку? Подползает Александр к Бату-хану на животе (вассалу иначе никак), получает через слугу ярлык на великое княжение, тем же макаром отползает, а потом уже по-человечески возвращается, садится рядышком с ханом, шашлык-халва кушает, за жизнь беседует. В общем-то, так оно и бывало, но в данном случае нет ни одного документа, летописи, где говорилось бы о подобном разговоре и тем более о побратимстве Александра с Сартаком.

Пройдет ещё 15 лет, ещё и ещё, но найдётся очередной Васисуалий Лоханкин, который со вселенской скорбью во взгляде в очередной раз вздохнёт: «Россия… наследница дикой Орды…» (Строго говоря, государства кочевников с их многоступенчатыми народными собраниями, военно-административными советами при ханах, прекрасно работающей системой сдержек и противовесов были образцом демократии по сравнению с европейскими государствами, но это уже полный разрыв либерального шаблона, поэтому не будем усугублять.)

С кровью Александра и Сартака, стекающей в кубок с вином (эта выпитая ими чаша ― главный символ обряда побратимства), может сравниться только сочащаяся мазохизмом фраза: «Московский улус». Особенно в вальяжном исполнении Александра Невзорова или чуть похуже (суетлив) Станислава Белковского. И хоть кол на голове теши, объясняя: улус ― это наследное владение прямых потомков Чингисхана (Чингизидов), причем только от первой жены ― Бортэ! Золотая Орда — это улус Джучи, второго сына Чингисхана (Бату уже внук). Были улусы: Толуя (более известный по внуку: улус Хубилая), Угэдэя, Джагатая, Хулагу. Никаких «географических улусов» по названиям государств, оказавшихся в зависимости от монголов, не было. Ни «Грузинского улуса», ни «Ширванского», ни «Румского» (сельджуков), ни «Пешаварского», ни «Московского».

Более того, посмей кто-то из этих вассалов назвать своё владение «улусом», это немедленно стоило бы ему головы ― как самозванцу, претендующему на титул наследника Чингисхана! В общем, «Московский улус» ― абсолютная дичь. Хотя отметим, что уже после свержения ига в России на какое-то время вошло в моду (почему-то больше среди мелкопоместных дворян, чем бояр) называть свои вотчины «улусами», но мода ― она и есть мода, дело вкуса. Иго, кстати, помимо ярлыка, выражалось в двух ведрах овса или ячменя в год, в среднем северо-восточная Русь платила втрое меньше, чем Литва.

И еще один вопрос не даёт покоя. Почему не «Владимирский улус»? Как монголы в XIII веке догадались, что в XXI веке столицей Российской Федерации будет ненавистная «рукопожатным» Москва, что решили подыграть им и назвали Владимиро-Суздальское княжество Александра Ярославича «Московским улусом»? Тем более что перед смертью Невский разделил княжество между сыновьями и Москва, самая захудалая часть, как и положено, досталась младшему сыну Даниилу? А отвоевала Владимир и приняла главенство в бывшем Владимиро-Суздальском княжестве Москва только через 100 лет, в 1363 году! Но и после этого во Владимире короновался сын Дмитрия Донского Василий I Дмитриевич, и его сын Василий II Васильевич (Тёмный), отец Ивана III Васильевича (Великого), свергнувшего иго! Да чего там ― сам Иван IV Васильевич (Грозный) носил титул «Божьей милостью великий государь, царь и великий князь всея Русии, Владимирский, Московский, Новгородский, царь Казанский, Царь Астраханский…». Москва после Владимира! Так когда же «Московский улус» придуматься успел?! «Тайна веков, свихнуться можно», как говорил цыплёнок из повести Виктора Пелевина «Затворник и Шестипалый».

Ну ладно Швыдкой ― театровед, историю России изучал по пьесе Михаила Булгакова «Иван Васильевич». А главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов? Дипломированный историк, передачи ведет, журнал издаёт. Правда, не может разобраться, каким количеством орденов Боевого Красного Знамени был награждён его дед, заявляя то о двух, то о трех, то о четырех орденах, но такое с историками случается: что археологи нашли в желудке кроманьонца Этцы ― помню, а что сам на завтрак ел ― хоть убей.

Передача «Будем наблюдать» (ведущий Сергей Бунтман, гость ― главред) от 20 марта выдалась интересной. Говорили о разном: об интеграции России и Белоруссии (которая буксует), о Кавказе (где горячо), о противоречиях США и Китая (которые, конечно же, утрясутся) и т. д. и т. п. Говорили и о провокаторах. Сначала ― царской охранки в рядах большевиков и эсеров, затем ― в рядах Фонда борьбы с коррупцией, ФБК (организация внесена Минюстом России в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента ― в вольном переводе Венедиктова: «Российские власти считают организацию иностранным агентом»). Главред «Эха» прочитал в газете La Croix, что в штате фонда 227 сотрудников: «Ну как это нет агентов…» «Есть ли провокаторы на „Эхе“?» ― спросил Бунтман. «На „Эхе“ ― конечно. А как же», ― ответил Венедиктов.

И я ему верю. Все мы помним, как в декабре 2011-го на площади Революции у самых дверей ЦИК оппозиционер № 1 Борис Немцов и главред «Эха» заговаривали зубы Эдуарду Лимонову, а добрая половина редакции и больше половины её постоянных гостей бегали вокруг и уговаривали эту часть протестующих спуститься на «Болото». Нет-нет, конечно, не провокаторы. Просто они искренне верили, что «так будет лучше ради общего дела».

Покончив со скользкими темами, ведущий и гость разыгрались и нежданно устроили маленький праздник националистам Татарстана. Цитата по сайту «Эха Москвы»:

С. Бунтман: «Алексей Алексеевич, прокомментируйте, пожалуйста, странную трактовку истории Крыма как исконно русской территории чуть ли не с древнейших времен до появления Русского государства», — Нина говорит.
А. Венедиктов: История (особенно история территорий) является орудием политиков. В принципе, первая столица Древнерусского государства вообще находится сейчас за пределами России и называется город Киев. Это что значит, что мы часть Украины, что ли? Мы часть Украины?
С. Бунтман: Нет, Русь вышла из-под власти Украины после падения Киева в 1241 (или в 1242) году.
А. Венедиктов: Ну, значит, до этого была.
С. Бунтман: А до этого была.
А. Венедиктов: Ну вот. Значит, мы были частью. И Крым до этого был.
С. Бунтман: Освободительная борьба русского и татаро-монгольского народов.
А. Венедиктов: Наша столица ― Казань, потому что первым русским титулованным цезарем и царем был Батый. Ну что мы будем… Что, мы не понимаем, что ли? Что, вы не понимаете, что ли?
С. Бунтман: Да здравствует город Каракорум.

Ну что тут скажешь? Досужий трёп двух больных на всю голову русофобов ― самое мягкое определение, которое приходит на ум. Трагедия народа для них только повод позубоскалить. Константинополь «вообще находится сейчас за пределами Греции и называется город Стамбул. Это что значит, что Греция часть Турции, что ли? Греки часть турок?». Не побоюсь и другого сравнения. Согласно резолюциям Совбеза и Генассамблеи ООН Восточный Иерусалим, включая Старый Город (исторический Иерусалим), «вообще находится сейчас за пределами Израиля и называется город Аль-Кудс. Это что значит, что еврейское государство часть арабского, что ли? Евреи часть арабов?».

Русь не выходила «из-под власти Украины» ни «в 1241 (или в 1242) году», ни до и не после. «Стол» Великого князя Руси был перенесен во Владимир («Где князь, там и стол») еще сыном Юрия Долгорукого Андреем Боголюбским, а Александр Невский получил ярлык на великое княжение всея Руси, включая Киев, куда Ярославич по примеру отца назначил своего наместника. Т. е. ярлык лишь подтверждал уже сложившуюся на Руси иерархию.

«Украиной» же поляки первоначально называли отнятые у Литвы по условиям Люблинской унии 1569 года южнорусские земли, а магнатов и шляхту, получивших эти земли, ― «украинцами». Потом ненавистное русинам словечко переняли косящие под панов униаты и панская челядь. Да и то не все, даже в Галичине до рубежа XIX−XX веков большинство униатов продолжало называть себя русинами. (См. «Воссоединения Украины с Россией не было, или «Зеленский, учи албанский»«.)

Батый не был «титулованным» цезарем и царем. Кем титулованным? До 1721 года «цезарем» («кесарем») в Европе признавался только Австрийский император, глава самозваной «Священной Римской империи» (см. «Папа Римский: заговор длиной в 1300 лет»). Впрочем, и при жизни Петра I Россию признали империей только Пруссия, Голландия и Швеция. Отец Невского Ярослав Всеволодович правильно оценил ранее не виданную Русью мощь новых хозяев Степи и в 1245 году уговорил русских князей признать себя вассалами Орды. На языке того времени ― признать хана «цесарем» (в усеченной народной форме ― «царь»). Нигде и никогда ни Батыя, ни его потомков русские (вассалы!) официально возвести в титул «цесаря» не могли. Вот кто вёл переговоры с монголами о коронации титулом «Цесаря Востока», так это… папы римские. Разумеется, на условиях духовного подчинения Орды (а через неё и её вассалов) Риму. Чему ханы предпочли ислам для себя и традиционную религию для вассалов.

В любом случае, Батый умер за 135 лет до первого упоминания Казани (если же возраст городов устанавливать по найденным монетам, брёвнам и прочим артефактам, то вспомним, что и на Боровицком холме было укрепленное поселение Дьяковской культуры VI века до н. э. с массой керамики, оружия, украшений). А главное, именно Казань уничтожила государство Батыя ― Улус Джучи, Золотую Орду (см. «Стояние Госдумы на реке Угре. Как обесславили День воинской славы»)!

Статья вот-вот превысит лимит объема, но закончить на этом нельзя. Выходка двух игривых русофобов с «русским царём Батыем» ― часть мощной манипулятивной технологии. Едва ли не самый удивительный лозунг недавнего либерального протеста: «Долой царя!». Кто-то на президентских выборах 2018 года голосовал за Павла Грудинина (тупо в пику СМИ, которые начали его «мочить», когда его рейтинг приблизился к 20%), кто-то за Владимира Жириновского, кто-то за Ксению Собчак или Григория Явлинского. Но победил Владимир Путин с 76,7% от проголосовавших, или 51,8% от списочного состава избирателей. Значит, Путин ― президент. Не нравится? А где была треть избирателей? Боритесь за них. И за других. Но это трудно.

Почему же для государственников Путин президент, а для либералов ― царь? Оксюморон. Или новояз в духе Джорджа Оруэлла. Или тяжелое извращение ума. Когда «мы» означает «вы». «Мы рабы», «мы любим царя», «мы не любим свободу» и т. п. в смысле: не мы, либералы, а вы, нелибералы, ― рабы, любите царя и не любите свободу. Конечно, мы, либералы, боимся написать «вы». Ведь так можно и по щам схлопотать. Поэтому и пишем «мы». Мы лучше намекнём (с выражением вселенской скорби на лице, конечно), что болеем за вас душой, поэтому мы, небыдло, и отождествляем себя с вами, быдлом, и пишем «мы» вместо «вы». Но получается смешно. Видишь статью с мелькающим, уже каким-то обыденным «царём» вместо президента, значит, автор ― либерал. Так у кого рабская психология? Легче определяются только большие западные специалисты по России: у них, кроме Czar Putin, обязательно встретится Russia Matushka.

Еще несколько лет назад казалось, что вдалбливание образа «Путин ― царь» имеет частную задачу в ряду задач, общая цель которых ― вызвать чувство стыда, увы, не испанского, а стыда за всё русское: культуру, историю, религию, традиции. Обычная стратегия разложения противника. Сегодня становится ясно, что российские либералы и их кураторы, продвигая этот образ, пытаются реанимировать и использовать… советский архетип: «Эволюция царизма была невозможна. Царя можно только свергнуть».

Гарри Каспаров заявляет, что никакая демократическая трансформация власти в России в принципе невозможна, а потому должна быть установлена «либеральная диктатура» во главе с советом (по-испански ― junta, хунта) из десятка самых достойных людей, которые между люстрациями и приватизациями заодно и новую конституцию России напишут. Вот так, примитивно и безвкусно. А я всегда говорил, что комбинационное мышление в шахматах ― ничто по сравнению с мышлением в шашках. Это всерьёз. Займитесь с ребенком шашками ― и вы увидите, как через полгода он начнет незаметно манипулировать семьей, обкладывая вас «шлагбаумами» и «столбняками» (тактические приёмы игры).

Вот и Михаил Ходорковский тоже, говорят, хороший шахматист, верен себе. 20 лет назад скупал депутатов нескольких фракций Госдумы, чтобы молниеносно преобразовать Россию из президентской республики в парламентскую. С собой, любимым, в премьерах: дескать, президентом с его «пятым пунктом» в «этой стране» не изберут, а через партийное большинство власть возьмет. Но что-то тогда не срослось. И ничего, встал, отряхнулся, решил зайти через муниципалитеты. Далее региональные заксобрания, а там и вожделенная Госдума. Опять не срослось: Всероссийский форум «Муниципальная Россия» в столичной гостинице «Измайловская» 13 марта был пресечен полицией как мероприятие организации, признанной в России нежелательной («Открытая Россия»).

А нельзя было сразу предупредить? Такие деньжищи в этот форум вбуханы. Даже не знаю, за кого по-испански стыдиться… А не надо было Михаилу Борисовичу за пару недель до форума в эфире «Эха Москвы» перчатками разбрасываться:

«Я не очень себе представляю, как в рамках мирного протеста по-настоящему жесткую авторитарную власть можно было бы сменить. И никто мне этого объяснить не может… те мероприятия, которые ведет Кремль, они хоть и неприятные, но понятные. Мы враги. Мы воюем с ними, они воюют с нами. Это, в общем, нормально».

Ну не обессудь.

А может быть, это интервью было своеобразным приглашением? И то правда, а что толку от этого форума? Посидели, по поводу «рукопожатности» и «неполживости» пообщались, фуршет опустошили ― и по домам в Урюпинск, Магадан к скучным муниципальным делам: гололёду и сломанной скамейке. Другое дело: налетели на гостиницу «маски-шоу», стулья сломали, оппозиционеров свинтили, в автозаки упаковали, в СИЗО законопатили ― агония режима! Можно пополнять «список Путина» и «список узников совести». Но и тут не срослось. Вошел полковник в каракулевой шапке:

«Граждане собравшиеся, ваше мероприятие окончено по факту осуществления деятельности международной или иностранной организации, деятельность которой признана нежелательной на территории Российской Федерации. Вы сейчас будет задержаны, доставлены в территориальное подразделение для составления административных материалов. В случае неповиновения законным действиям сотрудников полиции, в соответствии с законом о полиции, в отношении вас может быть применена физическая сила».

И что?! Думаете, хоть кто-то из мундепов в этого матроса Железняка с его «Караул устал!» хоть пластиковый стаканчик бросил? Нет! Послушно потянулись к автобусам. А вы, Михаил Борисович: «А ля гер, ком а ля гер»… Вы их используете, они ― вас. Мало ли в Госдуме сейчас таких бывших Маратов, Робеспьеров, либертарианцев и анархистов? Вот и эти мечтают капитализироваться и пойти в рост. И да, один из мундепов привез на съезд целую кипу идей с вариациями на тему «Долой царя!». По личной инициативе или получил такое задание для доклада на группах, пока выяснить не удалось.

Мой вам совет, Михаил Борисович: переквалифицируйтесь в управдомы. В смысле, начинайте революцию с них: просто звери. Наша управдомша любого с дивана сбросит и пинками на общедомовое собрание загонит. Даст команду ― на Кремль пойдем, но царь эту чертову дверь второго подъезда покрасит! А в соседнем доме управдом ставленник партии власти ― и во дворе у них собачьи какашки. Составляю досье, отрабатываю недовольных, могу организовать свержение. Недорого.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/03/25/kak-han-batyy-ehu-moskvy-podygral-ili-doloy-carya
Опубликовано 25 марта 2021 в 17:26
Израиль
Все новости
Загрузить ещё
Одноклассники