Меню
  • USD 77.38
  • EUR 92.15
  • BRENT 63.88 +1.28%

Нетаньяху: Продолжительность жизни вырастет до 100 лет. Израиль в фокусе

Биньямин Нетаньяху. Иллюстрация: rodinananeve.ru

Телеканал КАН сообщает, что правительство Израиля ведет переговоры с несколькими государствами о признании израильского «зеленого паспорта». Переговоры ведутся с ОАЭ, Россией, Бахрейном, Грецией, Марокко, Кипром, Грузией и Эстонией.

Обладателям «зеленого паспорта» будет позволено летать в эти государства — без сдачи теста на коронавирус и без обязательного карантина по прибытии. Также уже сняты ограничения на прилет самолетов из любых стран мира. Тем не менее на настоящий момент сохраняется ограничение, согласно которому в Израиль могут прибывать не более трех тысяч пассажиров в день.

У министра здравоохранения Юлия Эдельштейна сохраняется право на отмену любых рейсов, в случае если они создают опасность народному здоровью. Также сохраняется возможность объявления пассажирского рейса грузовым, в случае если в определенном направлении не вылетают пассажиры. (mignews.com)

Портал newsru.co.il опубликовал интервью, которое взял политический обозреватель Габи Вольфсон у премьер-министра Израиля, лидера «Ликуда» Биньямина Нетаньяху.

— Господин премьер-министр, число израильтян, скончавшихся от коронавируса, превысило шесть тысяч. Хочу спросить вас, что можно было сделать иначе в течение минувшего года, чтобы число жертв эпидемии было меньшим?

— Прежде всего, каждый умерший — это целый угасший мир. Я, как человек, знавший, что такое траур и скорбь, понимаю это. Но я хочу сказать, что благодаря вакцинам, которые мы доставили в Израиль, спасены жизни десятков тысяч израильтян. Десятков тысяч. И я обращаю ваше внимание на тот факт, что во многих развитых государствах ситуация хуже, чем в Израиле. 53 государства впереди нас по этому показателю (Израиль на 54-м месте в мире по относительной смертности, то есть по числу смертей от COVID-19 на 1 млн населения. — Ред.). Включая США, Германию, Италию, Испанию, Францию и многие, многие другие. В этих странах тоже есть поезда, шоссе, а не только удаленные сельские просторы.

— Есть еще Кипр, где число умерших ниже.

— Да, есть и такие государства. Но, по большому счету, в Израиле умерших гораздо меньше, чем в других странах. Причина проста — мы доставили в Израиль вакцины. И почти все умершие — это люди, которые не привились. Можно ли было сделать больше? Можно. Можно было с самого начала не говорить, что коронавирус — это грипп, как говорил доктор Лас (Йорам Лас — профессор, бывший гендиректор Министерства здравоохранения, утверждавший, что COVID-19 не страшнее обычного гриппа. — Ред.), можно было не вести себя как популисты, которые возражали против карантинов, которые были очень важны. И поэтому я говорю: не слушайте fake news, идите прививаться. Мы, к моей радости, выходим из эпидемии. Европейские лидеры приезжают сюда, шесть европейских лидеров были здесь, чтобы изучить израильское чудо — процесс, который я возглавляю. Мы выходим из экономического коронакризиса. Генеральный директор компании Pfizer Альберт Бурла сказал, что у меня обсессия на тему прививок. У меня действительно обсессия на тему жизни и здоровья израильских граждан.

— Никто не спорит с тем, что операция по вакцинации населения была впечатляющей. Тем не менее хочу вас спросить…

— Еще одна важная вещь. У меня обсессия и по вопросу об экономике.

— Мы поговорим об экономике, господин премьер-министр, я тем не менее хочу спросить вас…

— И я приведу израильскую экономику к таким же рекордам, к каким привел в вопросе вакцинации.

— Можно ли было сделать что-то иначе, например, в аэропорту Бен Гурион? Почему в течение почти всего года не было тестов в аэропорту и люди въезжали в страну без тестирования?

— Прежде всего, мы закрыты более, чем многие государства в мире. Сейчас, во всяком случае, мы закрыты больше, чем любое государство мира. Неважно, что я сделаю, все равно будет критика. Правда проста: есть только два способа эффективно бороться с коронавирусом. Это карантины, за решения о которых на меня все время нападали. В том числе в ротационном правительстве. Это правительство внутри правительства. Все кричали, в том числе Либерман: «Открыть, открыть, открыть». Это привело к росту заболеваемости и смертности. Второе, и главное, то, что я понял с самого начала: в конечном счете единственный и окончательный выход — это вакцины. И я быстро понял, что нужно немедленно вести переговоры. Пока не все осознали масштаб эпидемии, пока не все поняли, что такое геометрическая прогрессия. Примерно 50 лет назад я брал курсы в одном из лучших университетов мира, в MIT (Massachusetts Institute of Technology, Массачусетский технологический институт. — Ред.). И первым курсом была математическая статистика. Я помнил, что то, что медленно начинается, быстро развивается. И, еще когда все было медленно, я обратился к генеральному директору Pfizer и к генеральному директору Moderna, сказав им: «Мы сейчас подписываем договора». И это спасло людей. Я — настоящий лидер и принимаю трудные решения.

— С вашего позволения, я до сих пор не понял, почему не делались тесты в аэропорту на протяжении всего года.

— Прежде всего, нет в мире срочных и достаточно эффективных тестов. Есть тесты, но недостаточно эффективные. Во всем мире пытались, но не преуспели. Вы изобретаете вопрос, ответа на который практически не существует. Есть тут и там тесты, но недостаточно эффективные. Единственное решение — закрыть аэропорт. И мы его закрыли на многие месяцы. В том числе сейчас. Но вы продолжайте спрашивать, продолжайте докапываться, а я продолжу пахать на благо граждан Израиля.

— Вы, безусловно, продолжите работать на благо граждан Израиля. Но я докапываюсь тоже ради блага граждан Израиля и спрашиваю, почему люди, находящиеся за рубежом, не могут вернуться на родину, и что вы отвечаете тем, кто говорит, что правительство просто не заинтересовано в том, чтобы они участвовали в выборах?

— Глупости. Речь идет о нескольких тысячах человек. Это не имеет значения. Более того, если вы посмотрите, то увидите, что там больше моих сторонников.

— Вы любите опираться на международный опыт. Есть ли пример государства, которое не позволяет своим гражданам вернуться на родину?

— Вы стали израильским журналистом. Вы задаете вопросы и не хотите получать ответы.

— Я очень хочу получить ответ.

— Прекрасно. Ответ состоит в том, что мы все время пытаемся сохранять баланс между общественно-экономическими потребностями и медицинскими потребностями. В настоящий момент единственная медицинская угроза — это проникновение в страну новых штаммов. Мы близки сейчас к вакцинации всего взрослого населения страны старше 16 лет. Примерно 90% получили по меньшей мере одну прививку или уже переболели. То есть мы выводим из зоны опасности население, которое может тяжело заболеть или умереть. До тех пор, пока мы не закончили вакцинацию, балансируем и позволяем постепенный въезд людей, и они приезжают из самых разных стран. И мы увеличили число государств, откуда можно приезжать. Это последнее, что осталось сделать параллельно с завершением процесса вакцинации.

— Вы говорите о карантинах. Действительно карантины были. Очень у многих есть ощущение, что карантины эти были селективными. В отношении одной части общества применялись меры, обязывающие карантин соблюдать, в отношении другой части общества — нет. И вы понимаете, что я в первую очередь говорю об ультраортодоксальной общине.

— Чушь. Никто не давал указаний — «не принуждайте ультраортодоксов соблюдать распоряжения». Это еще один блеф.

— Конечно, не было таких указаний. Но не принуждали.

— Прежде всего, принуждали. Нельзя раскалывать общество и провоцировать конфликты между группами населения. Это то, что делали с нами, с евреями. Вы хорошо это знаете, так действовали в советских режимах. Во всех группах населения были нарушения, во всех слоях населения предпринимались действия по обеспечению выполнения распоряжений. Не нужен этот раскол. Самое главное то, что мы выходим из эпидемии. Я забочусь обо всех. Я всем принес вакцины, я всем принес соглашения о мире, я обеспечиваю безопасность для всех. Я принес решение медицинской проблемы, а сейчас я приношу гигантское решение экономической проблемы. Кто принесет такое решение? Оно состоит из пяти этапов. Первый этап: предоставление первой экстренной помощи в размере 15 миллионов шекелей бизнесам, работающим людям, семьям. 750 шекелей каждому взрослому, 500 шекелей каждому ребенку до пятого ребенка в семье, субсидии бизнесам, стимулы по выходу из неоплачиваемого отпуска для работодателей и работников. Второй этап: резкое снижение налогов для мелких и средних бизнесов и замораживание НДС на шесть месяцев. Третье: это обучение за счет государства каждого желающего приобрести «специальность будущего». Четвертое: это гигантские инвестиции в израильскую экономику, в том числе гигантская инвестиция из Объединенных Арабских Эмиратов. Шейх Мухаммад бин Заид, страна которого инвестирует 40 миллиардов шекелей, сказал мне: «Господин премьер-министр, я верю в свободную экономику, которую вы развиваете в Израиле и готов инвестировать в робототехнику, в пятое поколение, в искусственный интеллект, в чистую энергию и в создание предприятий по производству вакцин, что спасет нас от новых карантинов. И наконец, инвестиции в образование наших детей и приобретение ими специальностей будущего. Инвестиции в обучение наукам, технологиям, математике, программированию. Я могу сделать все это. Я знаю, как это делать. Я делал это в 2003 году, я делал это в 2009 году, в период двух крупных кризисов. Этого нельзя сделать в ротационном правительстве.

— После того как я вас не прерывал, все же позвольте спросить, что вы отвечаете тем, кто говорит, что ХАЛАТ (неоплачиваемый отпуск) — это ошибка, а нужно было идти в сторону «гибкого ХАЛАТа» и германской модели?

— У меня нет никаких сомнений, что мы действовали правильно. Состояние нашей экономики в тысячу раз лучше, чем в Германии. Как вообще можно сравнивать? Их экономика пострадала гораздо сильнее нашей. ХАЛАТ был безусловно правильным шагом, он спас сотни тысяч людей. Но сейчас правильно перейти от ХАЛАТа к выходу из него. Я могу это сделать, я знаю, как это делать. Лапид не имеет понятия, о чем говорит. У него аттестата зрелости нет. Он был хорошим телеведущим, когда-то он сказал мне в ходе интервью, что ничего не понимает в экономике. Но голос за Либермана — это голос за Лапида на посту премьер-министра. Это то, что они планируют. Ротация между Лапидом и Гидеоном (Гидеоном Сааром. — Ред.), который ничего не понимает в экономике, и Беннетом, который бросает лозунги. Я хочу вам сказать две вещи. Я вывел экономику Израиля из тяжелейшего кризиса в 2003 году, когда безработица составляла 13%. Перед началом эпидемии безработица составляла 3%, кредитный рейтинг самый высокий за всю нашу историю — и это в период коронавируса, шекель самый сильный за 12 лет — и это в период коронавируса, положительные прогнозы — и это в период коронавируса. Потому что все верят, что я знаю, как это делать. У меня есть образование, у меня есть достижения, у меня есть опыт, у меня есть качества лидера, у меня есть международный статус, который позволяет привести сюда зарубежных лидеров, чтобы они инвестировали в Израиль.

— И те, кто утверждают, что миллион безработных — это ваш провал, ничего не понимают в экономике?

— Какой миллион безработных? Раньше тоже говорили про миллион безработных. Мы быстро выходим из этой ситуации. Министерство финансов опубликовало прогноз, согласно которому экономический рост в ближайший год составит 5%. А я говорю, что он будет не менее 7%. Однозначно. Это фантастический прыжок. Люди не понимают. Мы помогали и поможем бизнесам. Я подтолкну нашу экономику на первое место в мире. Альберт Бурла сказал, что у меня обсессия по поводу вакцин. Я вам говорю, что обсессивен по поводу того, чтобы превратить израильскую экономику в самую быстро развивающуюся среди западных стран. И это уже происходит. И я не уверен, что не быстрее всех в мире.

— И те, кто утверждают, что раздавать деньги всем, как вы сделали в разгар этого кризиса, было ошибкой, тоже ничего не понимают в экономике?

— Конечно. Я понимаю гораздо больше их и доказал это. США сегодня тратят 1,9 триллиона долларов. Это не сравнить с той суммой, которую потратили мы, чтобы запустить экономику, сохранить рабочие места. Но когда проценты под ссуды на международных рынках самые низкие за историю современной экономики, ты можешь брать ссуды. Но сейчас я перехожу к этапу экономического роста. Самое главное — это экономический рост. Никто не верил, что я сумею получить вакцины. Кое-кто говорил, что здесь будут пять вакцин. Это Лапид говорил. Тот самый, кого Либерман хочет сделать премьер-министром.

— Правительство приняло решение…

— Лапид сказал, что будут максимум пять вакцин. Слава богу, я принес в Израиль 12 миллионов вакцин.

— Никто с этим не спорит, но…

— И сейчас спросите себя, и пусть ваши читатели себя спросят, как получилось, что маленькое государство, которое являет собой тысячную долю от населения планеты, получает вакцины первым. Раньше всех девяти миллиардов жителей Земли.

— Никто не спорит с тем, что это достижение.

— Но как это получилось? Лапид сказал, что этого не будет. Потому что я обсессивен, потому что у меня есть способности, потому что мне отвечают на телефонный звонок в три часа ночи, как сказал гендиректор Pfizer. На чей телефонный звонок он ответил в три часа ночи? 200 лидеров государств? На мой!

— Ваше правительство утвердило на две недели использование технологических средств ШАБАКа для слежки за заразившимися коронавирусом. По мнению многих, речь идет о непропорциональном вмешательстве в частную жизнь других людей. Что вы можете сказать об этих утверждениях?

— Прежде всего, скоро нам все это не понадобится, так как мы приводим к ситуации, в которой не будет больше необходимости в карантинах и этих проверках. Больше карантинов не будет. Но в критической ситуации эти средства могут быть использованы. Речь идет о взвешенном использовании таких средств с целью спасения жизни людей, никакого вторжения в частную жизнь тут нет. Вы что думаете, что кто-то там записывает данные?

— Многие утверждают, что доступ к данным становится бесконтрольным.

— Утверждают. Люди многое утверждают. Есть те, кто утверждают, что вакцины — это вторжение в ваше тело и поэтому недопустимо. Вакцины спасли человечество, и продолжительность человеческой жизни выросла с 30 лет до 80, а скоро вырастет и до 100.

— Вы снова и снова критикуете идею ротационного правительства, хотя вы его создали восемь месяцев назад. Можете ли вы твердо сказать, что ни при каких обстоятельствах более ротационного правительства не будет?

— Однозначно не будет.

— Даже если альтернативой будут пятые выборы?

— Кто навязал мне идею ротации? Либерман, который взял голоса правых избирателей и отдал их левым. В результате я не мог сформировать коалицию.

— Но что вы будете делать, если это произойдет вновь?

— Люди не понимают, что, если они голосуют за Либермана, или за Гидеона, или за Беннета, они по сути голосуют за ротацию с Яиром Лапидом. Если вы хотите видеть Яира Лапида в роли человека, который управляет экономикой, пожалуйста, голосуйте за Либермана или за Беннета.

— Что вы будете делать, господин премьер-министр, если у вас не будет 61 мандата?

— Будет.

— А если не будет?

— Люди должны понять, что единственная возможность создать стабильное правое правительство — это если будет сильный «Ликуд», который даст толчок израильской экономике, реализовав нашу драматическую программу. Я хочу сказать спасибо русскоязычным израильтянам, которые внесли огромную лепту в победу над коронавирусом, и я убежден, что у них будет огромный вклад в экономической жизни.

— Вы говорите о вашей коалиции, частью которой будут ультраортодоксальные партии. Что вы отвечаете тем, кто говорит, что борьба с коронавирусом проходила под влиянием политических интересов? Что именно поэтому не закрывались ультраортодоксальные школы, не прекращались массовые похоронные процессии и так далее.

— Не прекращались и массовые демонстрации левых. Это еще один fake. Но знаете, какой fake был самым большим? Когда журналист выдал себя за Арье Дери и беседовал с Зеэвом Элькиным. Тот сказал правду, что они пойдут в коалицию с ультраортодоксами. У меня есть для вас новости — Либерман тоже пойдет в коалицию с ультраортодоксами. Они будут в любой коалиции. Это еще один блеф. Задайте себе простой вопрос: кого вы хотите видеть руководящим экономикой? Кто может дать толчок экономике? Кто должен руководить государством — я или Лапид? Это главный вопрос. Выбор между стабильным правым правительством, которое будет заботиться обо всех гражданах страны и развивать экономику, и провальным ротационным правительством Лапида, Гидеона и других.

— Вы на ротацию не пойдете?

— Не будет ротации. И Лапида не будет. Но если вы голосуете за Либермана, за Беннета — вы получите Лапида. Подумайте как следует. Вы думаете, что он может двинуть экономику вперед? Человек, который ничего не понимает, у которого нет даже аттестата зрелости, или я, который закончил MIT, который привел Государство Израиль к потрясающим успехам. Дайте мне силы закончить начатое, привести экономику к новым высотам и, разумеется, обеспечить безопасность страны, как я делал до сих пор. (newsru.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/03/16/netanyahu-prodolzhitelnost-zhizni-vyrastet-do-100-let-izrail-v-fokuse
Опубликовано 16 марта 2021 в 13:56
Израиль
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Facebook