Меню
  • USD 73.54
  • EUR 89.44
  • BRENT 67.38 +0.43%

Возможно ли совместное с Россией производство вакцин? Израиль в фокусе

Посол РФ в Израиле Анатолий Викторов

Посол России в Израиле Анатолий Викторов в интервью РИА Новости заявил, что между израильскими и российскими властями ведется обсуждение совместного производства вакцин против коронавируса.

Дословно было сказано следующее:

«С повестки дня да, не снят вопрос и обсуждается в двустороннем плане о возможном совместном производстве вакцины, вот какая это будет вакцина, я сейчас не буду называть, потому что это просто пока еще предмет переговоров: возможны там многие другие варианты, скажем с AstraZeneca, с этой в Британии зарегистрированной компанией и у России есть контакты, и у Израиля есть контакты, и там возможны и другие варианты, но сейчас это с моей стороны было бы неуместно — делать прогнозы относительно такого сотрудничества».

Отметим, что правительство Израиля никогда не делало никаких заявлений по поводу возможности совместного производства вакцин против коронавируса с Россией. Израиль является мировым лидером в процессе массовой вакцинации населения против коронавируса, при этом на данном этапе применяется исключительно американо-германская вакцина Pfizer — BioNTech. В стране также есть запасы вакцины компании Moderna. Кроме того, в Израиле готовится к выпуску отечественная вакцина «Брилайф».

В России вакцинация против коронавируса пока проводится исключительно с применением отечественной вакцины «Спутник V». (newsru.co.il)

Портал «Мы здесь» опубликовал историческую статью писателя и журналиста Яна Топоровского под заголовком «Абиссиния. Еврейское царство».

Редакционное предисловие

Журналист и исследователь Ян Топоровский обнаружил и подготовил для публикации в «МЗ» материал, чрезвычайно интересный сам по себе. Но в нем можно прочесть гораздо больше написанного, если читать его в историческом контексте, причем не собственно истории Абиссинии, а исторического фона появления самой статьи. Тогда этот текст становится еще более значимым и познавательным.

Его французский оригинал и русское изложение появились на рубеже XIX—XX вв.еков, точнее в 1897 году. Во Франции в самом разгаре страсти по поводу «дела Дрейфуса», общество в основном на стороне обвинения, заражено антисемитизмом, евреев честят предателями Родины, опровержениям клеветы на капитана Дрейфуса не верят. Об отношении к евреям в России — и говорить нечего. Самый презираемый народ, запертый в черте оседлости. Местечки, их основная среда обитания, в глубоком кризисе — экономическом, демографическом, идеологическом. Погромы, аресты, все более заметная ассимиляция высших слоев общества.

Вот на каком фоне появляется чудесный рассказ о гордой и славной империи, управляемой потомками царя Соломона, ее еврейской аристократии — об африканской Иудее, гордящейся своей историей и происхождением. И к этому еврейскому, как оказывается, царству чрезвычайно дружественно относится царская Россия, а русские казаки, ярые погромщики и юдофобы, охраняют еврейского царя и его империю. Какая удивительная метаморфоза: когда евреи в своей стране, когда они правящий класс — они и желанны, и уважаемы, и мудры, и сильны.

Что это, как не воплощенная идея сионизма, о котором в самой публикации — ни слова, ни намека?

Но мы-то знаем ответ в конце задачника. Мы-то можем сложить мозаику из якобы случайных разрозненных осколков. И тогда — вспомним и вставим в пазл давно известное. Что именно «дело Дрейфуса» привело ассимилированного австрийского журналиста во Франции Теодора Герцля к единственному оставшемуся пути спасения от антисемитизма — созданию своего государства. Что с особенным энтузиазмом эта идея была подхвачена его соплеменниками в Российской империи, где положение евреев было наиболее тяжким. Что первый шаг к воплощению этой идеи был сделан на 1-м Сионистском конгрессе в Базеле, после которого Герцль сказал: «В Базеле я создал еврейское государство», хотя до основания Израиля оставалось более полувека. Его фраза означала всего лишь то, что к тому времени идея еврейского государства уже укоренилась в сознании самой прогрессивной части еврейской элиты.

Остается заметить, что конгресс в Базеле состоялся в 1897 году. В том же году, когда вышли и французская, и русская статьи, где о сионизме — ни слова, а о величии еврейского государства — все слова. Так пазл и сложился.

Вот что дает сегодняшняя публикация в подтексте. И в качестве бонуса, возможно, заставит нас несколько иначе, без распространенного скептицизма и высокомерия, относиться к эфиопским евреям и фалашам, которые в статье предстают как тождественное понятие, а в израильском общественном мнении различаются существенно. Впрочем, о неуместности отчуждения говорят и другие факты. В частности, история уже содержащаяся в относительно недавней публикации о поведении эфиопских евреев в годы Холокоста (см. статью д-ра Бориса Ентина «Евреи Европы могли спастись в Эфиопии».

Россия и евреи Абиссинии

В 1897 году в августовском номере русского журнала «Восход», который выходил в Санкт-Петербурге, появилась статья, под инициалами Гр. Л. Называлась «Израиль в стране негуса» — и посвящена была весьма далекой от Российской империи стране, а если точнее, жизни и культуре евреев Абиссинии. Обратим внимание, что Гр. Л. сразу же предупреждает: это выдержки из статьи Жегана Судана, которую опубликовал некий французский журнал в том же 1897 году, а обозрение Revue des Revues перепечатало эту публикацию, из которой он, Гр. Л., взял наиболее интересные, по его мнению, отрывки и опубликовал в русском «Восходе». Вот такая история публикации «Израиль в стране негуса» в России. Но к «запутанной» истории добавляется и тайна имени русского автора под псевдонимом Гр. Л.

Никто в Европе не знает, что евреи являются полновластными владыками Абиссинии. А между тем уже в продолжение почти 3 000 лет они управляют ею, пополняя собой ряды духовных и светских властей. Епископы-меченосцы, воинственные аббаты, знатные владельцы леннов, почти без исключения все духовные и светские бароны этого теократически-феодального государства, своей пышностью живо напоминающего средневековую Византию, принадлежат к благородному эфиопскому племени, которое, как официально признается, согласно историческим данным, происходит от 12 колен избранного народа, около 400.000 евреев чистой крови образуют класс, управляющий 14 миллионами нубийцев, галассов, греков, арабов, черных и семитов разных племен, которые составляют смешанный народ, прозванный ругательным словом «абеш» (сброд).

«Летописи этой страны, — пишет португальский иезуит, вернувшийся оттуда в 1710 году, — дают длинный список царей и цариц, предшествовавших знаменитой Македа, или Никола, названной в Святом Писании царицей Саба. Эта царица, в мудрости не уступавшая величайшим государям, пожелала лично познакомиться с Соломоном, о котором она слыхала чудесные рассказы. Она отправилась к нему с дарами в XX год своего царствования и в 2779 год от Сотворения мира. Она имела от него сына, которого родила на возвратном пути, и дала ему имя Менелик, т. е. «другой я». Арабские историки, столь враждебно относящиеся к эфиопам, подтверждают это национальное предание, но они производят имя Менелик от ebnalek — «сын мудреца».

Как бы там ни было, Менелик был послан матерью в Иерусалим, где по велению Соломона получил тщательное воспитание — сперва в Храме, а затем при дворе могущественного еврейского монарха. После этого Соломон отпустил его, дав ему в спутники 12.000 молодых людей, выбранных из числа самых красивых, ловких и мужественных всех 12 колен, в начальники этой свиты он назначил Цадока, сына Азарии. Кроме того, он послал с ним собрание мудрых и благочестивых раввинов с тем, чтобы помочь ему основать правление Эфиопии согласно Моисееву законодательству.

Тогда-то эта древняя страна, быть может, получившая первые начала своих верований от индийских браминов, страна, в которой египетские жрецы отправлялись в продолжение столетий за посвящением в таинства теократической философии, окончательно отказалась от своего символического поклонения Солнцу и звездам и приняла откровение единого Бога и веру в Иегову. Что касается 12.000 израильтян, прибывших с Менеликом, то они сделались родоначальниками 400.000 евреев, составляющих касту голубой крови в Эфиопии 1897 года.

Менелик же, наследовавший своей матери, начал собою династию Амис, потомков Соломона, императоров, или негусов Абиссинии.

Абиссинские летописи и арабские хроники дают весьма подробный перечень этих государей, к имени которых в продолжении всей истории прибавлялся славный эпитет «сын семени Соломона».

Воспоминание о еврейском переселении времен царицы Македы, сохранилось до наших дней; оно не ограничивается только горделивой претензией негусов на славное происхождение — это всеобщее предание, распространенное далеко вглубь Африки. Один негр, купленный крупным французским негоциантом Хартума, хвастал своей принадлежностью к еврейскому вероисповеданию и тем, что он-де происходит от черного невольника царицы Саба.

Библейская Иудея имела многочисленные сношения с Африкой. Во времена Соломона Эфиопия простиралась не только вдоль восточного берега Африки, но и по западному берегу Аравии, заключая таким образом в своих пределах Чермное море, по которому плавали иудейские судна по следам великих мореплавателей Тира и Сидона. Они доставляли двору иудейского царя аравийские пряности, золото, слоновую кость из Судана, жемчуг из Офира или Цейлона; быть может, они даже доплывали до Индии.

Вероятно, много эмигрантов из Иудеи были привлечены в Новую Иудею, основанную в Африке, и наоборот — велика была привлекательность Иерусалима для знатных (жителей) Эфиопии.

Сион откровений Иеговы навсегда сохранил свое божественное очарование для них. Их сыновья отправлялись в Иерусалим доканчивать свое образование, подобно тому, как молодые римские патриции отправлялись с этой целью в Афины. Паломничество в Святой храм Соломона получило одновременно и национальное, и религиозное значение.

Помимо этого, двойного, непрерывного течения между старой и новой Иудеей эфиопские летописи упоминают две большие эмиграции Израиля в Африку: первая после взятия Иерусалима Навуходоносором во времена первого Вавилонского пленения, вторая, почти столь же значительная, — во времена Салмонасара. Наконец, когда римские легионы Веспасиана и Тита окончательно разрушили град Иеговы, совершился третий исход евреев в Эфиопию. Все оставшиеся на развалинах Храма непримиримые патриоты вошли в состав этой последней колонии, однако она не так легко, как ее предшественницы, растворилась в массе эфиопского племени. Изгнанники были радушно приняты своими африканскими собратьями и поселились предпочтительно в горах Самена. Интересно отметить, что они остались чуждыми движению, которое превратило африканскую Иудею в христианское государство.

Христианские негусы высказывали к искавшим у них защиты редкую терпимость и никогда не пытались заставить евреев Самена принять христианскую веру, между тем как с этой целью даже вели войну против галласов. Евреям были предоставлены для жительства целые города, как в Древней Иудее. Еще в настоящее время, 1800 лет спустя после этих событий, в области Самена можно видеть гетто, установленное иудеями для иудеев — непосредственных потомков эмигрантов, бежавших от последнего поражения, от гнева Иеговы. Они одни во всем государстве освобождены от воинской повинности. До сих пор носят они характерное название «фалаши» — «изгнанники».

Замечательно также и то, что они вовсе не занимаются торговлей в противоположность своим единоверцам других стран. Им предоставлена мало завидная привилегия преимущественно обрабатывать железо в стране, где кузнец слывет за кудесника, оборотня, за человека, имеющего сношения с нечистой силой.

Итак, все новые прибавления еврейской крови укрепили преобладание евреев над всей разнообразной массой местных народов и племен настолько, что к Р. Хр. Эфиопия сделалась окончательно африканской Иудеей, могущественным цивилизованным государством еврейской религии, нравов и учреждений, незыблемо утвердившихся в недоступной для нападений африканской Швейцарии, управляемой независимой духовной и светской аристократией, с первосвященником и царем-негусом во главе — все это в то время, когда метрополия, библейская Иудея, подпала под владычество римлян. Нечто подобное произошло в Канаде, созидающей американскую Францию по ту сторону океана, вдали от Франции Ватерлоо и Седана.

Россия и евреи Абиссинии

Автор русской версии, скрывающийся под псевдонимом «Гр. Л.», вынес свое имя в начало статьи. Возможно, так было принято в конце XIX века?! Но дело не в том, где указана фамилия — в начале текста или в конце. Важнее, кто скрывается под псевдонимом «Гр. Л.»? Такой псевдоним использовали два русских писателя XIX века: Граве Леонид Григорьевич и Грановский Лев Борисович.

Леонид Григорьевич Граве, дворянского сословия, по образованию — юрист, известен как поэт и переводчик. Знал несколько иностранных языков, обладал широкими познаниями в области истории и литературы. Умер в 1891 году — задолго до появления статьи «Израиль в стране негуса».

Грановский Лев Борисович. Его имя, как и Граве Л.Г., внесено в «Словарь псевдонимов писателей, ученых и общественных деятелей» (4 т. — Т.1 — М.,1956. — С. 278). Граве и Грановский печатались в периодических изданиях российской империи. Но, если тексты Граве, можно обнаружить в «Отечественных записках» (№ 5,1869), то материалы Грановского разбросаны по периодической печати России. Хотя его исследования как врача, связанные с проблемами гигиены и санитария, выходили отдельными изданиями.

Грановский родился в 1878 году (умер — в 1954) — его жизнь и творчество накладываются на время появления статьи Жеган Судана в ««Revue des Revues» (журнал ежемесячно обозревал статьи, вышедшие в различных журналах), и отклика в «Восходе» под псевдонимом «Гр., Л.». Отметим, что Грановский владел многими европейскими языками. Он слушал лекции в Харьковском университете, а после участия в «студенческих волнениях» и исключения из университета продолжил обучение в Женевском (лекции велись на французском), Гейдельбергском и Берлинском университетах. Потомки Грановского, проживающие в России и в Израиле, случайно узнали, что в Горьковской областной библиотеке, в отделе редких книг и рукописей, хранится личная библиотека их прадеда и на каждом экземпляре — печать: «Посмертный дар Горьковской областной библиотеке им. В.И. Ленина. Из книг проф. Л.Б. Грановского. 1878−1954».

Возможно, среди них сохранился и номер «Восхода», в котором есть перевод статьи Ж. Судана «Израиль в стране негуса»? Возможно, что Л.Б. Грановский и есть — «Гр. Л.»? Но доподлинно известно, что Лев Борисович — автор более ста печатных работ, опубликованных на русском и других языках и, как утверждает Ушакова Г.А., зав сектором специальных коллекций отдела редких книг и рукописей НГОУНБ (Нижегородская областная универсальная научная библиотека) он редактировал ряд санитарно-гигиенических журналов в России и журнал «Archiv fьr Soziale Hygiene und Demographie», выходивший до Первой мировой войны в Лейпциге.

Лев Грановский — меньшевик, участник 2 Всероссийского съезда врачей, в 1908—1917, санитарный врач московской городской управы. Арестован 28 июня 1922 года, выслан в Оренбургскую губернию. По окончанию ссылки лишен права проживания во всех губернских городах России. Реабилитирован 3 декабря 1997 года.

После «Израиля в стране негуса» он уже не касался еврейской темы в своих публикациях. Возможно, она его больше не интересовала, но существует деталь, которая говорит обратное: еврейство жило в нем всю жизнь. Известно, что Грановский завещал свои книги — 16 тысяч томов — Горьковской библиотеке, а вот небольшую вещицу, имеющую, видимо, ценность лично для него, оставил у себя как семейную реликвию — бронзовый семисвечник, передал по наследству. И он по сей день хранится у внучки профессора.

(Продолжение следует)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2021/01/26/vozmozhno-li-sovmestnoe-s-rossiey-proizvodstvo-vakcin-izrail-v-fokuse
Опубликовано 26 января 2021 в 17:17
Израиль
Добавьте EAD в свои источники:Яндекс-Новости Google News
Все новости

24.02.2021

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Facebook