Меню
  • $ 93.75 +0.32
  • 99.33 -0.76
  • BR 90.06 +0.64%

Азербайджанские выборы: оппозиция ожидает «много сюрпризов» — интервью

В Азербайджане 9 февраля пройдут внеочередные парламентские выборы. Почему в лагере азербайджанской оппозиции присутствует разный подход к участию в выборах? Какова в целом предвыборная ситуация в стране, и чем нынешняя избирательная кампания отличается от предыдущих? Каким будет новый парламент? На эти и другие вопросы в беседе с EADaily ответили азербайджанский политолог Зардушт Ализаде и кандидат в депутаты от 12-го избирательного округа, член оппозиционной партии «РеАл» («Республиканская альтернатива») Натиг Джафарли.

Внутри азербайджанской оппозиции есть разные подходы к участию в досрочных выборах: одни против, другие — за. Ваше мнение об этом?

Зардушт Ализаде. — Меня вообще эти выборы не интересуют. Досрочные эти выборы или нет, парламент у нас ничего не решает. Это абсолютно декоративное образование. Я не думаю, что он избираемый, он скорее назначаемый администрацией президента. Та часть оппозиции, которая не получила каких-либо гарантий того, что имена её представителей включат в «благословленный список избранных», не идёт на выборы, а та часть, которой обещали, идёт. Может быть несколько человек из оппозиции могут быть включены в список администрации президента.

Натиг Джафарли. — Если уточнить, то только одна партия не участвует на этих парламентских выборах, это ПНФА (партия «Народный фронт Азербайджана»). Остальные политические силы в стране, в том числе партии «Мусават», «Умид» («Надежда»), другие молодёжные организации — участвуют. Те, кто бойкотируют выборы, делают это не первый раз и, скорее, не последний. Потому что за годы независимости в Азербайджане было 24 выборных процесса, если считать еще и референдумы. В двенадцати из них они участвовали, остальные 12 — бойкотировали. И всегда одни и те же аргументы были и «за» и «против» участия.

Та аргументация, которой они объясняют бойкот, не совсем верно отражает их ожидания в будущем. Они считают, что если будут бойкотировать, то международные наблюдатели не признают эти выборы легитимными. Все 12 раз, когда они бойкотировали, международные наблюдатели признавали итоги этих выборов. Да, была и критика, но в целом было признание их итогов. То есть у этой части оппозиции нет чёткого понимания, почему они бойкотируют или почему они участвуют, и какие преимущества это даёт.

По нашему мнению, партии «РеАл», бойкот не будет иметь ни юридической основы, ни международного резонанса. Юридически нет ценза минимального участия граждан в выборах (для того, чтобы они были признаны состоявшимися. — Ред.). Только в референдумах должны участвовать минимум 25% населения, в остальных случаях нет такого ценза. То есть чисто юридически бойкот невозможно осуществить и на основании этого сделать политическое заявление.

Наше мнение заключается в том, что страна меняется, страны вокруг нас тоже меняются, и Азербайджан не может оставаться в стороне, тут тоже идут перемены. Во всяком случае мы видим серьёзные кадровые изменения, правда мы пока не видим системных изменений, но кадровые реформы идут. Парламент не может оставаться в стороне этого процесса. Эти парламентские выборы показывают нашу правоту.

Наша партия уже полтора года как говорит о необходимости досрочных парламентских выборов. Мы думаем, что эти выборы будут отличаться от всех остальных, и тотальных фальсификаций, как это ранее имело место, будет меньше.

Мы не говорим, что эти выборы будут демократичными, в азербайджанских реалиях это невозможно. Но, во всяком случае, в тех округах, где наши кандидаты ведут сильную кампанию, и где будут представлены международные наблюдатели, мы думаем, что сможем одержать победу.

Как вы оцениваете предвыборную ситуацию в Азербайджане? Насколько эти выборы будут прозрачными и честными?

Зардушт Ализаде. — Предвыборная ситуация плачевна. Для того, чтобы выборы прошли демократично, нужно чтобы Конституция работала, чтобы политические силы, граждане пользовались теми возможностями, которые им даёт Основной закон. В Азербайджане же этого нет. Небольшие промежутки между выборами не позволяют оппозиционным силам накопить какие-либо ресурсы, какие-то возможности для того, чтобы изложить свою платформу. Поэтому так вяло и беззубо проходит избирательная кампания.

Натиг Джафарли. — Предвыборная ситуация не очень хорошая в том плане, что телевидение осталось в стороне от этого процесса. Это нонсенс. В любой другой стране, в России, Турции и даже в Узбекистане, бывают теледебаты, прямые трансляции и так далее. Наше же телевидение в стороне от этих процессов. Нет никаких дебатов, призывов к выборам. Телевидение фактически осталось в тени. Остаются только интернет-медиа, социальные сети, где выборы очень сильно обсуждаются. Практически все наши кандидаты выбрали эту площадку в качестве главного инструмента своей пропаганды.

Если не считать этот момент, то в целом ситуация отличается от выборов, которые были раньше. Никаких проблем в регистрации кандидатов в депутаты не было, нет никаких преград для встреч со своими избирателями. Что касается того, насколько эти выборы будут прозрачными, то для этого у нас нет достаточных институциональных основ. У нас нет идеологической борьбы. 25 лет было представлено потребительское отношение к избирателю, и сейчас мы страдаем от этого. Когда мы встречаемся со своими избирателями, они все говорят нам про свои бытовые и социальные проблемы. То есть, никакой идеологической составляющей выборов у нас нет. Тем не менее, я лично ожидаю много сюрпризов от этих выборов.

Каковы шансы оппозиции пройти в парламент? Будет ли она там играть серьёзную роль или будет там для видимости?

Зардушт Ализаде. — Серьёзную роль никто в (новом) парламенте не будет играть. Потому что списки, которые подготовлены и утверждены правительством, на 90−95% будут верны курсу правительства. Возможно, в парламент будут допущены 5−10% тех людей, которым будет предоставлена возможность говорить то, что не позволяется другим.

Натиг Джафарли. — Очень много сильных кандидатов, как от оппозиции, так и независимых кандидатов, которые имеют вес в обществе, в том или ином (избирательном) округе. Думаю, в новом парламенте будет провластное большинство, я в этом не сомневаюсь. Но оппозиция и независимые кандидаты смогут занять место в парламенте, они будут в меньшинстве, но будут иметь моральный авторитет в обществе. То есть, будучи в меньшинстве, они смогут оказывать влияние на мнение парламентского большинства. В будущем может возникнуть очень интересная конфигурация: оппозиционные силы в парламенте, пребывая в меньшинстве, но имея моральный авторитет, смогут влиять на решения парламентского большинства.

Внутри общества, среди экспертов бытует мнение, что этот парламент будет временным. Ваше мнение об этом?

Зардушт Ализаде. — Я не исключаю такой сценарий, как роспуск нового парламента. Потому что наши так называемые реформы идут параллельно с реформами в России. Политические процессы в Азербайджане — это часть одного процесса на пространстве СНГ. В России также начались внутриполитические процессы, там тоже будут выборы, сформировано новое правительство. Так что всё это идет синхронно. Что же касается нашего парламента, то он будет абсолютно ручным и слушать указания сверху.

Натиг Джафарли. — Я ожидаю конституционные изменения после этих выборов. Потому что нынешняя система управления неэффективна. Те шаги, которые предпринимает президент в экономике, они не дают никакого реального эффекта. Главная причина в том, что система управления не гибкая, особенно местная власть, которая назначается из центра. Неэффективен у нас также и кабинет министров. Президент всегда сам собирает всех министров, и сам же даёт им указания. В чём тогда заключается роль кабинета министров? Эти институциональные проблемы должны быть решены для того, чтобы те шаги, которые предпринимаются в экономике, дали эффект. Особенно это касается реформы судебной власти, реформы гражданского общества и так далее. Поэтому, думаю, можно ожидать конституционный референдум. Если предложения по референдуму будут положительными, мы поддержим эту инициативу.

Для того, чтобы развивались политические партии, необходима пропорциональная система выборов. Я даже ожидаю, что после парламентских выборов будет создана новая провластная партия, состоящая из других лиц и выдвигающая совсем иные идеи. Ведущая партия «Ени Азербайджан» («Новый Азербайджан») уходит в историю, и сделать ребрендинг и поднять рейтинг этой партии уже невозможно.

Анар Гусейнов

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2020/02/01/azerbaydzhanskie-vybory-oppoziciya-ozhidaet-mnogo-syurprizov-intervyu
Опубликовано 1 февраля 2020 в 11:56
Все новости
Загрузить ещё
Одноклассники