Меню
  • USD 76.51 +0.41
  • EUR 87.20 +0.37
  • BRENT 87.48 +1.05%

«Источник мира» поставлен на паузу: вопросы после сделки США и Турции

Иллюстрация: Reuters

Соединённые Штаты и Турция достигли нового соглашения по Сирии, уже второго за последние три месяца. По итогам переговоров в Анкаре 5−7 августа стороны взялись совместно создать «зону безопасности» на северо-востоке арабской республики. Заключённая 17 октября «сделка», как назвал достигнутые договорённости президент США Дональд Трамп, в целом подтверждает главные положение предыдущего документа. Однако вероятность нереализуемости и этого соглашения остаётся высокой.

Вопросов к представленной общественности после вчерашних переговоров президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и вице-президента США Майкла Пенса «сделке» предостаточно. Попытаемся изложить их в сжатом виде.

Наибольшие сомнения связаны с новыми линиями разграничения на северо-востоке Сирии, где Турция продолжает продавливать создание «зоны безопасности» глубиной до 32 километров. На первом этапе своей операции Анкара планировала протяжённость «зоны» в 120 км, на последующем — порядка 480 км вдоль турецко-сирийской границы. В эти территориальные пределы попадает ряд населённых пунктов, которые уже находятся под контролем правительственных войск Дамаска, а не курдских «Отрядов народной самообороны» (YPG) — главной мишени турецкой армии в ходе операции «Источник мира». Добиться разграничения сил и совместить это с созданием «зоны безопасности» даже в её усечённом, 120-километровом, виде представляется крайне затруднительным. Разграничение сил на сирийском театре военных действий всегда было одной из главных проблем. Взять ту же зону деэскалации «Идлиб», находящуюся на северо-западе САР.

Сирийская армия уже вошла в Манбидж и Айн-эль-Араб (курдское название — Кобани, оба города в провинции Алеппо) и расширила контроль в Камышлы (провинция Хасаке) — условной столице «Сирийского Курдистана». Асад также обозначил присутствие в городах Тель-Тамер, Айн-Исса и Ракка. За Турцией и союзной ей «Сирийской национальной армии» (СНА), сотканной из разношёрстной массы «умеренных» боевиков, пока два крупных населённых пункта — Рас-эль-Айн (провинция Хасаке) и Тель-Абьяд (пр. Ракка).

Для войск Асада боевики СНА — это законная цель. Как, впрочем, и турецкие военные. Однако в последнем случае Дамаску нельзя не считаться с настоятельным требованием России не вступать в столкновения с регулярными частями ВС Турции. По отношению к СНА нет уверенности в наличии подобного требования. Поэтому замирение сторон в условиях взятого Анкарой на себя обязательства на 120 часов приостановить боевые операции под большим знаком вопроса.

Полный вывод курдских ополченцев из «зоны безопасности» глубиной в 32 км и тем более их разоружение, чего добивается Анкара, также выглядят сомнительно в плане реализуемости этих пунктов американо-турецких договорённостей. Пока за неделю с небольшим боёв в северо-восточной Сирии есть только одна реальность — это сотни погибших бойцов YPG и десятки тысяч вынужденных переселенцев. Турция назвала целью перемещение в «зону безопасности» порядка 600 тыс. сирийских беженцев, нашедших временный приют на турецкой территории. Но имеем лишь около 200 тыс. внутренне перемещённых лиц на северо-востоке САР. Из предполагаемой «зоны безопасности» мирные жители пока только бегут, обратная тенденция в виде её заселения останется ещё долгое время иллюзорной.

Вопрос разграничения сил во многом производен от вопроса совмещения двух соглашений, достигнутых после начала Турцией своей операции: договорённости между преимущественно курдскими «Сирийскими демократическими силами» (СДС, ведущую роль в их составе играют YPG) и Дамаском с одной стороны, американо-турецкая сделка от 17 октября — с другой. Гарантом первого соглашения, позволившего правительстенным формированиям вступить в контролируемые курдским ополчением районы, стала Россия. За осуществление «сделки» взялись США. Получается, на каком-то этапе возникнет необходимость расширения формата переговоров с целью совмещения двух соглашений. Но Анкара за стол переговоров с СДС садиться не намерена. Да и консультации с участием представителей Вашингтона и Дамаска за одним столом представляются абстрактными.

Туманом окутан и вопрос формирования на местах гражданских администраций. Понятно, что Турция на удерживаемых ею территориях будет создавать такие администрации что называется «под себя», разумеется, с опорой на «кадровый потенциал» боевиков СНА. Но это прямая дорога к аннексии Анкарой сирийских территорий, создания там не временных, а постоянных точек базирования турецких военных.

Судя по заявлениям официальной Анкары, именно ВС Турции становятся главной силой в вопросе создания «зоны безопасности». «Функционирование зоны безопасности будет в первую очередь обеспечиваться Вооружёнными силами Турции», — говорится в совместном заявлении США и Турции, опубликованном после переговоров 17 октября. Роль США ограничивается обеспечением вывода всех формирований СДС и YPG из этой зоны. Но американский котингент покинул свои опорные базы на северо-востоке Сирии, часть которых заняли войска Асада. Без физического присутствия в регионе обеспечивать вывод курдских отрядов из «зоны» американцам не удастся. Тогда им придётся возвращаться на «засиженные места», но такое возвращение с иракской территории займёт определённое время. А Турция готова ждать только пять суток…

Появились сообщения о планируемой интеграции курдских ополченцев в ряды регулярной сирийской армии. Предполагается, что часть бойцов СДС, коих насчитывается до 100 тыс., пополнит ряды 5-го штурмового корпуса ВС Сирии, сформированного при непосредственном участии российских военных. Таким образом, внутри СДС возможен раскол, за которым не исключён приход в руководство этого альянса новых лиц. И нет никаких гарантий, что они в какой-то момент не откажутся соблюдать «навязанную» им американо-турецкую сделку.

Соглашение США и Турции с учётом представленных и ряда других факторов, полагаем, следует воспринимать в качестве промежуточного, а не окончательного решения. Это явствует, к примеру, из используемой Анкарой терминологии. Так, она утверждает, что боевые операции не прекращены, а лишь приостановлены на ограниченный период времени, взята «пауза», да и только. Под знаком «паузы», по всей видимости, и пройдут предстоящие пять суток «замирения» на северо-востоке Сирии. Что будет затем — не берётся предсказать никто.

Возможно, это только совпадение, но окончание пятидневного «режима тишины» приходится аккурат на рабочий визит Эрдогана в Сочи, где на 22 октября запланированы его переговоры с Владимиром Путиным. Пожалуй, ответы на некоторые, в том числе и указанные выше вопросы можно ожидать по итогам очередного российско-турецкого саммита.

Напомним, ВС Турции 9 октября дали старт «антитеррористической» операции в районах Сирии к востоку от реки Евфрат. О начале операции объявил президент Турции Эрдоган. По его словам, она направлена против «террористических организаций» — Рабочей партии Курдистана (РПК) и «Отрядов народной самообороны» сирийских курдов, а также террористической группировки ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ — запрещена в России). Военная миссия турецкой армии получила название «Источник мира». Утверждалось, что операция устранит террористическую угрозу в отношении Турции, будет создана «зона безопасности», куда вернутся сирийские беженцы. Главной целью своей «антитеррористической» миссии в соседней арабской республике военно-политическое руководство Турции объявило создание 32-километровой «зоны безопасности».

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2019/10/18/istochnik-mira-postavlen-na-pauzu-voprosy-posle-sdelki-ssha-i-turcii
Опубликовано 18 октября 2019 в 09:44
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте