• USD 66.32 -0.06
  • EUR 75.43 -0.10
  • BRENT 60.20

План Ас-Сиси и Аббаса — реален? Израиль в фокусе

Абд Аль-Фаттах АС-Сиси и Махмуд Аббас. Иллюстрация: newsru.co.il

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Аббас «весь в белом» .

На встрече с президентом Египта Ас-Сиси в Шарм аш-Шейхе председатель ПНА Абу Мазен (Махмуд Аббас — ред.), согласился на египетское посредничество в переговорах о перемирии между террористическими группировками Газы и Израилем. Одобрен также поэтапный египетский «план затишья» на границе с Газой. Об этом сообщила выходящая в Лондоне всеарабская газета «Аль Хаят», ссылаясь на источники в ФАТХе.

До сих пор Аббас отказывался признавать и легитимность переговоров по Газе между Израилем и ХАМАСом, и посредническую роль Египта, если и то, и другое не согласовано с ПНА. Но после «прорыва» в Шарм аш-Шейхе СМИ заговорили о том, что политическое давление наконец вынудило Абу Мазена смириться с властью ХАМАСа в Газе.

Однако вскоре палестинские источники добавили важный нюанс: оказывается, глава автономии попросил египетского президента отсрочить соглашение между Израилем и ХАМАСом на месяц, а тем временем сосредоточить усилия на внутрипалестинском примирении и вернуть Газу в лоно ПНА.

Какая информация истинна, трудно сказать. Ведь у хитрой лисы Абу Мазена всегда есть две правды: одна для своих, другая для остального мира. В данном случае он предстает перед международным сообществом радетелем о мирном процессе, а перед своими сторонниками -непримиримым борцом за главенство ФАТХ.

ХАМАС мечтает договориться с Израилем о долгосрочном перемирии, которое даст ему не только экономические послабления и шанс справиться с конкурирующими группировками вроде «Исламского джихада». Фактически он получит легитимацию в глазах Египта и других арабских стран, да и всего остального мира. Абу Мазен не готов этого допустить, но если он будет бесконечно упрямиться, то стороны в конце концов договорятся без него. Поэтому он действует согласно принципу «Не можешь предотвратить — возглавь».

Предполагаемый договор состоит из десяти пунктов, которые должны реализоваться последовательно. Первый из них требует от ХАМАСа прекращения насилия во время пятничных «маршей возвращения» и возвращение к режиму прекращения огня, достигнутому в 2014 году. Казалось бы, логичное условие. Но ведь цель этих демонстраций — добиться возвращения на израильскую территорию так называемых палестинских беженцев. Соглашаясь с их проведением даже в «тихом» формате, Израиль делает тему «беженцев» актуальной для дальнейших переговоров.

В ответ еврейское государство должно возобновить поставки в сектор топлива и электроэнергии, расширить рыболовную зону и открыть ряд КПП на границе с Газой. Электроэнергия будет поставляться независимо от оплаты, которую переводит Палестинская автономия (напомним, что именно замораживание платежей вызвала приостановку поставок). Таким образом, ПНА хочет обеспечить Газу электричеством за счет Израиля.

Со своей стороны, Рамалла вернет выплату зарплат чиновникам ХАМАСа общей суммой в 15 миллионов долларов и субсидирует восстановление разрушенной инфраструктуры. Поскольку трудно представить, что в палестинской казне есть деньги на строительство в Газе, речь, вероятно, о том, что международная помощь сектору теперь будет проходить через правительство ПА. Неплохо придумано!

Далее идет второй этап урегулирования: программы трудоустройства под эгидой Всемирного банка и международных организаций, увеличение экспорта из Газы, дальнейшее расширение зоны разрешенного рыболовства, открытие морского сообщения с Кипром… Все это — при условии соблюдения перемирия в течение трех лет под контролем ООН и при посредничестве Каира.

Вот только Египет не будет заниматься трудоустройством жителей Газы, поэтому именно Израиль должен обеспечить им как минимум 5000 рабочих мест. Иными словами, мы должны впустить на свою территорию тысячи молодых палестинцев — тех, что сейчас запускают в нашу сторону огненные шары, — и рассчитывать на их внезапное миролюбие. Эта идея уже вызвала протест родителей военнослужащих, чьи тела до сих пор находятся в Газе. После их встречи с начальником генштаба Гади Айзенкотом пресс-служба ЦАХАЛа сообщила, что заключительные шаги перемирия, с точки зрения армии, невозможны без возвращения останков двух военнослужащих и двух израильтян, удерживаемых ХАМАСом. Однако в египетском плане об этом ничего не сказано.

В последнее время напряженность на границе действительно немного спала и Израиль даже пошел на послабления в виде открытия КПП Эрез" и «Керем Шалом». Означает ли это, что согласованный Аббасом и Ас-Сиси план реален? Увы, как показывает практика, такое затишье никогда не продолжается ни три года, ни даже год. Об этом прекрасно знает Абу Мазен, поэтому он может соглашаться на любые миротворческие инициативы, заведомо зная, что они не выполнимы. Их срыв, который произойдет рано или поздно, скомпрометирует и ХАМАС, и Израиль, а Аббас останется «весь в белом». (mignews.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью израильского публициста Александра Непомнящего, под заголовком «Весенний крик ястреба »

Этот теракт должен был стать самым успешным в истории Организации Освобождения Палестины (ООП) и самым трагическим в истории Израиля. Как стало известно впоследствии, готовил его в течение целого года человек, прозванный Абу Джихадом («Отцом войны» по-арабски).

Это был Халиль аль-Вазир, руководитель военных операций и фактически второй после Ясира Арафата человек в иерархии ФАТХа — главного движения, входящего в состав ООП. Каждый в тщательно отобранном им отряде, состоявшем из двух десятков боевиков, прошёл подготовку в военных академиях Египта или других стран. Затем все они на протяжении многих месяцев участвовали в специальных тренировках на территории Алжира, обучаясь диверсионной деятельности, морской навигации и другим подобным навыкам. Таков был подход Абу Джихада. В отличие от Арафата, считавшего, что следует лишь в общих чертах подготовить план теракта, а затем постараться как можно быстрее его осуществить, Абу Джихад стремился продумать все детали, прежде чем начинать действовать.

На этот раз он намеревался провести свою акцию непосредственно в канун празднования Израилем Дня независимости, осуществив атаку с моря. Предполагалось, что судно доставит группу из 20 хорошо экипированных и вооружённых боевиков на позицию в 110 километрах к западу от Тель-Авива. Оставшееся до берега расстояние они должны были преодолеть на трёх резиновых лодках, а добравшись до южного тель-авивского пригорода Бат-Ям, затопить их. Затем, захватив пассажирский автобус, прорваться в Тель-Авив и овладеть зданием генштаба или министерства обороны. Потом, взяв в плен как можно больше заложников, потребовать освобождения 150 террористов из израильских тюрем. В случае же провала миссии — устроить в Тель-Авиве массовое побоище.

▼ читать продолжение новости ▼

Три подобных, но значительно меньших по масштабу теракта уже были организованы Абу Джихадом раньше. В 1974 году четыре боевика прибыли морем в Нагарию, город на севере Израиля, и успели убить четверых и ранить ещё восемь израильтян, прежде чем были обезврежены силами безопасности. Затем в 1975 году восемь добравшихся по морю до Тель-Авива террористов захватили гостиницу «Савой» вместе с постояльцами и удерживали её в течение нескольких часов. Тогда им удалось убить 11 человек. Наконец, три года спустя, в 1978 году, 11 боевиков, также сумевших пробраться в Израиль со стороны моря, высадились в районе прибрежного киббуца Мааган-Михаэль, к югу от Хайфы, захватили автобус с заложниками и направились на нём в сторону Тель-Авива, открывая огонь по встречным машинам. Лишь возле Герцлии автобус удалось остановить. Погибли 39 израильтян.

Во всех этих акциях боевики Абу Джихада действовали из Сирии и Ливана. Однако после победы Израиля в Первой ливанской войне ООП была изгнана в Тунис, и её базы оказались за тысячи километров от еврейского государства. Тем не менее лидерам ООП было крайне важно доказать, что и оттуда они способны продолжать диверсии против Израиля. Но теперь для операций им требовались серьёзные морские суда, приобретение которых не могло остаться незамеченным. Не исключено, что здесь сыграли свою роль и те личные связи, которые к тому времени выстроил один из руководителей «Моссада» Майк Харари в Южной Америке и особенно Панаме, где суда были зарегистрированы.

Так, к весне 1985 года израильская внешняя разведка «Моссад» установила, что ООП приобрела два судна — «Мун лайт» и «Атбирос». Исходя из этой и другой оперативной информации был сделан вывод о готовящемся теракте. Оба корабля находились в порту алжирского города Анаба почти за 3000 километров от Израиля. Но армейское руководство решило не ждать и нанести упреждающий удар, уничтожив оба судна ещё до того, как они прибудут к берегам Израиля. Операцию назвали «Ястребиная дорога»

Во второй половине апреля, после почти двухнедельного перехода четыре ракетных израильских катера достигли Анабы. Им удалось остаться незамеченными как для ВМС арабских стран, так и для кораблей советского флота, постоянно находившихся в Средиземном море и сотрудничавших с арабами. В ту же ночь бойцы морского спецназа «Шаетет 13» на резиновых лодках добрались до порта, где находились десятки алжирских судов. По названию и описанию им удалось отыскать «Мун лайт» и взорвать его. Но вот второй корабль, «Атбирос», так и не был найден. Это означало лишь то, что он был уже в пути. Поиски ускользнувшего судна с воздуха тоже ничего не дали, проще было бы отыскать иголку в стоге сена. И тогда в пятницу, 19 апреля 1985 года было принято решение о тщательном прочёсывании моря вдоль израильского берега. Поиски к югу от Ашкелона были поручены команде ракетного катера «Моледет» под командованием 37-летнего подполковника Дани Алеви.

— Мне кажется, что в тот день меня вело Б-жественное провидение, — вспоминал много лет спустя в интервью изданию «Исраэль ха-йом» уже полковник в отставке Дани Алеви.

«Моледет» прошёл вдоль израильского побережья, затем мимо Синайского полуострова и к вечеру остановился в 50 километрах от египетского Порт-Саида. Алеви знал, что вечером из Суэцкого канала выходит караван торговых судов, и решил проверить, не прячется ли среди них его цель. Действительно, к 22 часам корабли стали выходить из Порт-Саида, и операторы «Моледет» увидели на радаре десятки целей. Выбрать из 70 движущихся точек ту, что могла оказаться искомой, было почти невозможно. Но Алеви приказал сразу отбросить всех, кто повернул на запад, в сторону африканских портов, и следить лишь за теми, что двигались на северо-восток. Вскоре одна из целей, выделявшаяся скоростью и направлением, привлекла его внимание.

За час до полуночи «Моледет» приблизился к подозрительному судну на расстояние в полкилометра и, осветив его прожектором, выхватил из ночной мглы борт с отчётливо различимой надписью «Атбирос», а также другими характерными деталями, не оставившими никаких сомнений. «Моледет» передал судну приказ немедленно сменить курс, но с корабля пришёл ответ:

— Мы панамское судно в международных водах, и не собираемся подчиняться вашему приказу.

Менее часа спустя, пока Алеви связывался с командованием, чтобы обсудить дальнейшие шаги, на «Моледет» заметили, что «Атбирос» разворачивается и начинает уходить обратно в сторону Порт-Саида. Как видно, осознав, что раскрыты, террористы решили вернуться в Египет.

Алеви должен был принимать решение немедленно, и он был твёрдо намерен не допустить, чтобы «Атбирос» скрылся в территориальных водах Египта, где уничтожить террористов стало бы гораздо сложнее. Он дал приказ сделать предупредительную очередь в сторону удаляющегося судна. И тут, вероятно, у террористов сдали нервы, заставив их совершить роковую ошибку. Они выпустили в сторону катера ракету, после чего судьба «Атбироса» была предрешена. Сообщив, что подвергся обстрелу, «Моледет» отошёл на два километра и произвёл около полусотни выстрелов по цели.

— Я думал, что увижу огненный шар, — вспоминал Алеви позднее, — но «Атбирос» внезапно исчез с радара. Я даже решил, что наша локационная система вышла из строя. На самом деле судно просто затонуло. «Моледет» приблизился к месту затопления вражеского корабля и занялся вылавливанием оставшихся в живых террористов. Через четыре часа из воды удалось извлечь пятерых из 20 боевиков и троих из восьми человек команды.

Расследование показало, что перехват и уничтожение судна состоялись всего за два часа до запланированной высадки десанта. Теракт, который мог бы стать самым кровавым в истории страны, удалось предотвратить буквально в самый последний момент. Более того, в ходе следствия у захваченных террористов удалось выяснить много важной информации, благодаря которой уже 17 лет спустя было перехвачено судно ООП «Карин Эй», пытавшееся ввезти в Палестинскую автономию колоссальный груз оружия из Ирана. Ещё дважды — в 1990 и 1993 годах — террористы пытались повторить аналогичные атаки Израиля с моря, но обе закончились их полным провалом. Впрочем, готовили их уже без Абу Джихада. Его ещё в 1988 году неизвестные спецназовцы расстреляли прямо в его доме в Тунисе. Четверть века спустя, в 2012 году, Израиль признал, что это была его операция. (evreimir.com)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/11/24/plan-as-sisi-i-abbasa-realen-izrail-v-fokuse
Опубликовано 24 ноября 2018 в 08:02
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами