• USD 66.48 -0.16
  • EUR 75.28 -0.39
  • BRENT 60.87 +1.48%

Бабушкин и Ко: Для каких оленей расчищает площадку СПЧ в Мезенском районе

Андрей Бабушкин — член СПЧ. Источник: ресурс СПЧ

Немало идиотов
Грызут гранит основ,
Но их сильней Федотов,
И Шаов, и Борщев.*
Из поэзии Андрея Бабушкина

Маленький скандал в связи с рекомендацией Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) под председательством Михаила Федотова правительству РФ «признать Мезенский район Архангельской области территорией традиционного проживания ненецкого народа» заставил обратить внимание на состояние этнологической экспертизы в СПЧ. И, действительно, проблемы по этой части там есть, и носят они фатальный характер.

Сейчас в СПЧ по части рекомендаций в области этнологии мы наблюдаем более чем странную картину. Организацией этнологической экспертизы и подготовкой рекомендаций по части коренных малочисленных народов Севера (КМНС) в северных регионах РФ занялся член СПЧ Андрей Бабушкин. И это при том, что у него нет для этого ни знаний, ни соответствующих компетенций. В СПЧ Бабушкин выполняет обязанности председателя постоянной комиссии СПЧ по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы. Работа с зеками — это давний правозащитный конек Бабушкина. Этим бы ему только и заниматься. Но… одновременно Бабушкин состоит в двух временных группах и еще в шести постоянных комитетах СПЧ, в том числе — в ПК16 «по миграционной политике и защите прав человека в сфере межнациональных отношений».

Член СПЧ Андрей Бабушкин обследует тюрьмы. Фото: ресурс СПЧ

Собственно, глава ПК16 Евгений Бобров не компетентен в проблемах этнологии и КМНС. В сфере правозащиты он занимается проблемами миграции. По-видимому, Бабушкин воспользовался этим обстоятельством и сам стал организовывать этнологическую «экспертизу» в Мурманской, Архангельской областях и Ненецком АО. Отметим здесь то обстоятельство, что по части своего образования и профессиональных устремлений Бабушкин абсолютно не компетентен в вопросах истории, филологии, культуры северных регионов, этнологии КМНС и международного права коренных народов. В этих областях его даже трудно назвать дилетантом. Поэтому Бабушкин, действуя в северных регионах, прибег к очевидным подтасовкам и махинациям.

Посмотрим, как он это проделывал. При организации своей этнологической «экспертизы» Бабушкин принципиально отказался от каких-либо консультаций с учеными и специалистами: историками, этнологами, филологами и культурологами, специализирующимся по части северных регионов РФ. Всех их заочно вкупе и без названия конкретных имен Бабушкин обвинил в неких «ошибках», политизированном и доктринально-догматическом подходе.

В качестве ключевого метода для обоснования «рекомендаций» СПЧ Бабушкин использовал организованные им «круглые столы» с участием некоей «общественности».

Характерный пример. 23 июля 2018 года в Нарьян-Маре Бабушкин провел круглый стол по проблемам этничности в регионе, на который он пригласил для обсуждения проблем неких «представителей общественности». Имена этих «представителей» Бабушкин специально не разглашает, поскольку очевидной стала бы его афера с предложенными им через СПЧ «рекомендациями» в адрес главы НАО и Министерства просвещения РФ. Разумеется, ни один профильный специалист по проблемам КМНС не принял участие в этом «круглом столе» Бабушкина в Нарьян-Маре.

Андрей Бабушкин проводит круглый стол по КМНС в Нарьян-Маре. Фото: nao24.ru

Другой случай. Архангельск. 8−10 ноября 2017 года СПЧ провел выездное заседание в Архангельской области. В последний день после расширенного заседания Совета с участием руководства федеральных и областных органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также «региональной общественности», Бабушкин якобы провел некий круглый стол «по соблюдению прав коренных и коренных малочисленных народов». Однако нам точно известно, что ни один местный научный специалист из САФУ, либо из местного отделения РАН не принял участие в мероприятии Бабушкина. Состав участников этого круглого стола остается загадкой. Как следствие, сомнителен и сам факт его проведения.(1)

По возвращении из Архангельска Бабушкин составил свой «проект рекомендаций СПЧ по правам народов, проживающих на территории Архангельской области», среди которых и значилась будущая скандальная рекомендация: «признать Мезенский район Архангельской области территорией традиционного проживания ненецкого народа». Кто мог порекомендовать подобную несообразность из местных экспертов? Разумеется, никто. Просто подобная «рекомендация» придумана самим Бабушкиным на основании похожей его «рекомендации» по Мурманску.

В конце августа 2015 года СПЧ под руководством Михаила Федотова провел выездное заседание в Мурманской области. СПЧ в Мурманске работал в сокращенном формате в рамках своих двух постоянных комиссий: ПК7 «по военно-гражданским отношениям» и ПК10 «по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы» под председательством Андрея Бабушкина. Ограниченный состав выездного заседания вновь не помешал Бабушкину запустить «рекомендации» по проблемам КМНС в Мурманской области и даже шире — по проблемам «коренных народов» во всей Российской Федерации. По результатам совместного заседания постоянных комиссий СПЧ в Мурманске 27 августа 2015 года был составлен «рабочий документ» с рекомендациями в адрес Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН). И вновь Бабушкин маскировал собственную самодеятельность некими проведенными круглыми столами с «общественностью».

И что же это за «общественность»? В случае с Мурманском вопрос в достаточной степени проясняется. В начале июля 2015 года Бабушкин провел в Мурманске круглый стол по вопросам «миграции и этнических меньшинств». Для участия в круглом столе у Бабушкина были приглашены радикальные активисты мурманского саамского движения, представляющие непризнанный «Саамский парламент Кольского полуострова» и тесно связанные с норвежским Баренцевым секретариатом. Это Валентина Совкина (председатель «парламента»), Андрей Данилов (вице-председатель) и Александра Артиева.(2)

Что касается «трудившейся» в Мурманске на круглом столе «общественности», то она, как выяснились, в подавляющем большинстве оказалась связанной с членством и руководством партии «Яблоко». Сам организатор «круглого стола» Андрей Бабушкин входит в Бюро партии «Яблоко». Поэтому на свой круглый стол он позвал сопартийцев. Активное участие в «круглом столе» в Мурманске приняла член контрольно-ревизионной комиссии партии «Яблоко» Татьяна Шкред, которая по совместительству является главой региональной организации «Яблоко» в Воронеже. Этот воронежский «яблочный» уклон привел на «круглый стол» в Мурманске активную воронежскую правозащитницу Наталью Звягину. И Звягина, и Шкред со своим Воронежем — обе не компетентны в вопросах КМНС Мурманской области. С «Яблоком» оказался связан и другой участник «круглого стола» — Алексей Лиманзо. На выборах 2016 года он выдвигался в Государственную думу от этой партии. Лиманзо компетентен в вопросах КМНС, но только в теме Дальнего Востока. Правда, в конце 2015 года он не был переизбран на пост вице-председателя Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (АКМНСС и ДВ РФ).

Перечисляем дальше. Из «местной общественности» в «круглом столе» в Мурманске приняла участие Ирина Пайкачева — заместитель председателя Мурманского регионального отделения «Яблоко». В пакете «местной общественности» оказались представлены «граждане мира» (они так подписались под «рекомендациями») Найля Ибрагимова и Глеб Пайкачев — оба из редакции резко оппозиционного межрегионального интернет издания 7×7. «Гражданин мира» Глеб Пайкачев является сыном Ирины Пайкачевой. Такую вот мурманскую яблочно-правозащитную семейственность развел Бабушкин на своем «круглом столе».(3)

▼ читать продолжение новости ▼

«Яблочность» обусловила однопартийную направленность организованного Бабушкиным круглого стола в Мурманске по проблемам КМНС. В итоге из «круглого стола» Бабушкина в Мурманске получился такой «яблочный коктейль» из профессиональных правозащитников и заинтересованных профессиональных активистов по части «коренных народов». Вся эта вышеперечисленная яблочная публика не компетентна в вопросах КМНС применительно к Мурманской области, а «саамские парламентарии» явно являются на круглом столе у Бабушкина стороной заинтересованной и, следовательно, пристрастной.

Тем не менее, мурманские «рекомендации» несут на себе очевидную печать профессионализма, но отнюдь не связанную с проблемами только КМНС в Мурманской области. Фактически, речь в них зашла о коррекции российского законодательства о КМНС в направлении международного права коренных народов. Причиной отклонения от мурманской тематики здесь стало то, что главное содержание «рекомендаций» бабушкинского «круглого стола» в Мурманске представил заместитель председателя Экспертного механизма ООН по правам коренных народов Алексей Цыкарев (Петрозаводск). Попутно карел Цыкарев тесно связан и с курируемым из Хельсинки трансграничным финно-угорским движением, и с норвежским Баренцевым секретариатом по линии коренных народов. Вот характерный штрих к его деятельности. В 2015 году возглавляемая Цыкаревым НКО «Нуори Карьяла» («Молодая Карелия») была признана иностранным агентом в РФ.

По своей «должности» в ООН и аспектам «международной деятельности» Цыкарев активно продвигает в РФ международно-правовую концепцию коренных народов. С точки зрения российского права, сам Цыкарев не является представителем коренного народа. Но с точки зрения международного — является. В качестве такового он себя и числит, в качестве такового действует, как активист и зарубежный агент. Это обстоятельство и отразилось на мурманских рекомендациях СПЧ ФАДН. Весьма характерно, что в рекомендациях подчеркнуто используется исключительно термин «коренные народы», а не КМНС, как следовало бы из российского законодательства. По этой части «рекомендации» СПЧ, полученные от Цыварева, предлагают весьма обычное по части «международного права»:

— подготовить ратификацию РФ Конвенции МОТ № 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, в независимых странах»;(4)

— наделить коренные народы правом «вето» на решения, принимаемые органами власти, местного самоуправления, бизнес структурами, «оказывающие отрицательное влияние на традиционный уклад жизни, хозяйствование или землепользование коренного народа»;

— освободить от налогов предприятия коренных народов, ведущих традиционные виды хозяйственной деятельности и при необходимости предоставлять им государственную поддержку;

— придать языкам коренных народов России статус государственного в соответствующем субъекте РФ;

— предусмотреть преподавание и изучение в образовательных учреждениях диалектов (!) языков народов России и т. д.

Из предложений от Цыварева посредством СПЧ в ФАДН назовем одно анекдотичное. Так, рекомендации СПЧ предлагают конструировать в РФ «коренные народы» из небытия — из т. н. «обратимо вымерших народов». Для возрождения «обратимо вымерших» предлагается выявлять всех лиц, генетически родственных представителям исчезнувшего народа до 6 колена. Выявленным генетическим анализом выделить денежные стипендии сроком на 20 лет для «изучения родного языка, истории и культуры». От себя добавим, что, как известно от Ходжи Нассреддина, за 20 лет либо ишак сдохнет, либо шах, либо дающий подобного рода рекомендации ФАДН. И как можно выполнить исходное условие — определить суммарную генетику давно мертвых представителей исчезнувшего народа?

Что касается рекомендаций, относящихся собственно к Мурманской области, то они идут не от Цыкарева, а от участвовавших в круглом столе названных «саамских парламентариев». СПЧ с их подачи рекомендовал ФАДН сделать из Ловозерского района Мурманской области «национальный саамский» район. И это при том обстоятельстве, что в составе населения района саамы (лопари) составляют всего около 7%. Кроме того, было рекомендовано сделать территорией саамского традиционного проживания и природопользования ни много ни мало, а весь Кольский полуостров — подразумевается с городом Мурманском и всеми военными базами Северного флота. Таким образом, вызвавшая сейчас скандал рекомендация СПЧ по Мезенскому району в отношение ненцев ноября 2017 года лишь повторила рекомендацию СПЧ по Кольскому полуострову в отношение саамов августа 2015 года. Ее источник — желания профессиональных этноактивистов, кормящихся с зарубежных грантов.

Подведем итог. По части продвигаемой Бабушкиным этнологической экспертизы наблюдается, с одной стороны, чисто большевистский однопартийный подход при том обстоятельстве, что общественная поддержка партии «Яблоко» чуть превышает статистическую погрешность. Ориентирующемуся на право СПЧ совсем не следует принимать однопартийный уклон. СПЧ не следует нигилистически относиться к научным специалистам. В Мурманске вместо реальных предложений по КМНС от специалистов Бабушкин стал подбрасывать в ФАДН предложения ангажированного эксперта по части международного права КМНС, коренным образом расходящегося с национальным российским законодательством по КМНС. В итоге мурманские «рекомендации» пошли явно не в тему. В остальном же в ход пошли пожелания от тесно связанных с норвежскими и финскими «баренцами» недалеких радикалов саамского движения. Лопарский рецепт Бабушкина потом был прописан и самоедам.

А в остальном при имеющемся дефиците компетенции в своих этнологических рекомендациях в Архангельске и Нарьян-Маре Бабушкин занялся подлогами, подтасовками и прямым обманом с выдумыванием ложных фактов. Все это в сумме Бабушкин использовал для дискредитации председателя СПЧ, всего СПЧ, а через них и для обмана государственных органов посредством ложных рекомендаций. И когда ИА «Регнум» поймало Бабушкина за руку на этой деятельности, тот повел себя отнюдь не по-демократически. Вместо того, чтобы терпеть как какой-нибудь Джон Милль свободу слова, Бабушкин стал громко сетовать на «политический донос», «поиск ведьм» и «кровожадного краеведа». Стал снова лгать и подличать.

Таково лицо СПЧ по части псевдоэтнологической экспертизы и подрывной деятельности в области межнациональных отношений в России. Однако самое интересное, что подобного рода деятельность СПЧ финансируется из государственного бюджета РФ. А как же иначе? Ведь не будь его наши профессиональные правозащитники огорчились бы и начали настойчиво требовать от государства на деле исполнения самых экстравагантных самоедных правозащитных «рекомендаций».

Дмитрий Семушин

* Михаил Федотов (1949) — глава СПЧ, Валерий Борщев (1943) — диссидент и правозащитник, Тимур Шаов (1964) — исполнитель авторской песни.

(1) В настоящее время ненецкие оленеводы из НАО из кочевой общины на Ямале пользуются арендным договором с Мезенским районом об использовании его конкретных территорий под зимние пастбища для стад своих оленей. В гипотетической ситуации признания «Мезенского района АО территорией традиционного проживания ненецкого народа» ненецкие оленеводы могли бы пользоваться этими самыми пастбищами безвозмездно без арендной платы мезенцам. Какой квалифицированный специалист из Архангельска мог бы порекомендовать подобную рекомендацию СПЧ? Очевидно, что подготовленная Бабушкиным эта рекомендация носила характер провокации. Похоже, что наши правозащитники прознали про трения между русскими и ненцами в АО на почве использования локальных природных ресурсов и решили плеснуть правозащитной кислотки в имеющуюся трещинку.

(2) На третьем съезде саамов в 2014 году было избрано Саамское собрание («Самь Соббар»). При голосовании на съезде ни Совкина, ни Данилов не прошли в его руководство. Тогда они заявили, что продолжает действовать прежний «Самь Соббар» под их Совкиной и Данилова руководством. Свой личный «Сами соббар» они именуют по-прежнему «Саамским парламентом». Они собираются руководить «Саамским парламентом» вплоть до его признания региональными властями. Таким образом, в настоящее время существует два «Самь Соббар». Один официальный в варианте «Саамское собрание», другой «неофициальный» совкина-даниловский в варианте «Саамский парламент». А пока что Совкину гонят из руководства российским саамским движением, ее признают в качестве «руководителя» такового в норвежском Баренцевом секретариате.

(3) В мурманской семье Пайкачевых — папа, мама и дети — все правозащитники. С этого и кормятся. Некоторые сферы их правозащиты выглядят анекдотично. Мама возглавляет Комитет солдатских матерей. А сын — «гражданин мира» оформляет НКО, работающее с отказниками от военной службы.

(4) Например, Конвенции МОТ № 169 предлагает «самоопределение» коренных народов. Следование нормам этого документа разрушит государственную земельную собственность, являющуюся основой отношения государства и КМНС в России.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/11/20/babushkin-i-ko-dlya-kakih-oleney-raschishchaet-ploshchadku-spch-v-mezenskom-rayone
Опубликовано 20 ноября 2018 в 11:47
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами