• USD 66.39 +0.16
  • EUR 74.97 -0.26
  • BRENT 61.03

Без кадровой революции: правительство Дагестана сохранило клановый балласт

Глава Дагестана Владимир Васильев (справа) и премьер-министр республики Артем Здунов. Фото: riadagestan.ru

В новом составе правительства Дагестана, сформированном спустя год после назначения главой республики Владимира Васильева, значительную часть должностей сохранили люди, которые получили назначения при его предшественнике Рамазане Абдулатипове, а то и раньше. Новым лицам в кабинете под руководством бывшего министра экономики Татарстана Артема Здунова достались самые проблемные направления — образование, здравоохранение, энергетика, градостроительство, но работать им предстоит в постоянном контакте со «старой гвардией», что чревато если не открытыми конфликтами, то продолжением прежней аппаратной борьбы.

В отличие от Абдулатипова, который занимался перетасовкой кадров с первых же дней после назначения главой Дагестана в начале 2013 года, Владимир Васильев выполнил свое обещание дать всем членам правительства время, чтобы продемонстрировать свой потенциал. За исключением, конечно, тех, против кого были возбуждены уголовные дела — премьер-министра Абдусамада Гамидова, вице-премьера Рамазана Алиева, министра экономического развития Раюдина Юсуфова, министра образования Шахабаса Шахова, министра здравоохранения Танки Ибрагимова, министра строительства Ибрагима Казибекова и ряда других чиновников. Но основная часть министров продолжала работать в статусе «врио» больше года, вплоть до 9 ноября, когда процесс формирования правительства был объявлен завершенным. Как оказалось, из 32 чиновников, вошедших в состав кабинета, примерно полтора десятка сохранили свои портфели, еще порядка десяти ранее работали в правительстве и иных органах власти Дагестана на других должностях, и лишь нескольких назначенцев можно назвать полноценными новыми людьми.

Помимо Артема Здунова, возглавившего правительство Дагестана, к этой группе относятся прежде всего первый вице-премьер Гаджимагомед Гусейнов и вице-премьер Владимир Лемешко. Выпускник Дагестанского госуниверситета Гусейнов до прихода в правительство Дагестана почти два десятилетия работал в Минфине РФ, дослужившись в этом министерстве до директора Департамента бюджетной политики в отраслях экономики. Столь серьезной фигуры из федерального правительства в кабинете министров Дагестана не было давно, и причины ее появления в целом понятны. Внешний специалист по финансам потребовался для ужесточения контроля в этой вечно проблемной для Дагестана сфере. Еще осенью 2016 года Счетная палата выявила в республике финансовые нарушения на 857 млн рублей, и это, как показала серия уголовных дел против дагестанских чиновников, была, возможно, лишь незначительная часть в общем объеме злоупотреблений. Но полностью сменить финансовый блок в ходе реорганизации правительства Дагестана не удалось — пост министра финансов республики сохранил за собой 64-летний Юнус Саадуев, назначенный на эту должность в апреле 2017 года. В дагестанском Минфине он работает с советских времен, и еще в 2007 году Саадуев стал заместителем тогдашнего министра — Абдусамада Гамидова, ныне находящегося под следствием.

Но если Гаджимагомед Гусейнов и Юнус Саадуев по крайней мере будут говорить на одном языке, то выходцу из структур «Газпрома» Владимиру Лемешко, назначенному курировать промышленность, энергетику и ряд других направлений, предстоит регулярно взаимодействовать с одним из главных клановых «тяжеловесов» — Сайгидпашой Умахановым, бывшим мэром города Хасавюрта, в 2015 году переместившимся в правительство Дагестана. Первоначально он стал министром транспорта, энергетики и связи, а в ходе реорганизации правительства был назначен министром промышленности и энергетики. По некоторым данным, Умаханов хотел получить в новом правительстве традиционно статусный для Дагестана пост министра физкультуры и спорта, но это кресло сохранил за собой еще один «тяжеловес» — Магомед Магомедов, известный также как Большой Махач. В нынешнем правительстве Дагестана именно он является главным старожилом — главой Минспорта его назначили еще в 2012 году, при Магомедсаламе Магомедове.

Для Владимира Лемешко пост вице-премьера — это уже второе его появление в Дагестане за последние два года. В ноябре 2016 года он был направлен в республику спасать ситуацию в газовой сфере, где накопленный объем долгов к тому времени перевалил за 30 млрд рублей. В качестве гендиректора новой компании-поставщика газа «Газпром межрегионгаз Махачкала» Лемешко сразу же взялся за выявление злоупотреблений — возбужденные уголовные дела и выявленные факты несанкционированного потребления газа исчислялись сотнями. Но уже в феврале 2017 года Лемешко был отправлен в отставку — дагестанские комментаторы, естественно, увидели за этим происки местных кланов, много лет контролировавших распределение энергоресурсов. За прошедшие полтора года в «Газпром межрегионгаз Махачкала» несколько раз менялось руководство, компания продолжала копить долги, но к моменту возвращения Лемешко, похоже, было принято решение провести определенную подготовку почвы. В один день с утверждением нового состава правительства Дагестана местные СМИ сообщили о прошедших в офисе газовой компании обысках и задержании ее гендиректора Владимира Анастасова.

Под «внешним управлением» в правительстве Артема Здунова оказалась и такая хронически запущенная в Дагестане сфера, как земельно-имущественные отношения. При Рамазане Абдулатипове попытки навести элементарный порядок в земельном учете предпринимались не раз, но результатом стало полное фиаско — за пять лет ответственные за это направление регулярно менялись, и ни о какой системной работе говорить не приходилось. Владимир Васильев вскоре после того, как возглавил Дагестан, поручил земельно-имущественный комплекс Екатерине Толстиковой, бывшему заместителю министра образования и науки РФ, которая в конце 2016 года стала вице-премьером правительства Дагестана. В федеральном Минобрнауки она курировала именно имущественные вопросы, поэтому новое направление не было для нее неожиданным.

В январе Толстикова была назначена по совместительству главой министерства по земельным и имущественным отношениям Республики Дагестан, после чего началась очередная кампания по инвентаризации земель. Фронт работ очень большой — в общей сложности необходимо провести инвентаризацию трех тысяч участков в региональной собственности, но с учетом предыдущих провалов в этой сфере важно хотя бы то, что земельными вопросами продолжает заниматься один и тот же человек, пользующийся неизменным доверием первого лица. Владимир Васильев открыто выступил на стороне Екатерины Толстиковой еще в феврале, когда сотрудники Минимущества обвинили чиновницу в том, что она якобы распорядилась убрать в министерстве молельную комнату и запретила отлучаться на пятничную молитву. В конце октября Толстикова сообщила, что инвентаризация земель уже закончена либо находилась в активной стадии в 35 муниципалитетах Дагестана.

▼ читать продолжение новости ▼

Необходимостью усилить контроль на местах было продиктовано и назначение новым министром здравоохранения Дагестана Джамалудина Гаджиибрагимова, который прежде долгое время работал в системе медицинских учреждений ФСБ. Предшествующий глава дагестанского Минздрава Танка Ибрагимов, человек из ближайшего окружения Рамазана Абдулатипова, подозревается в создании организованной преступной группы, которая похитила 115 млн рублей при исполнении обязательств по поставке медикаментов. Крупномасштабные аферы были выявлены и в региональном фонде обязательного медицинского страхования — его бывший руководитель Магомед Сулейманов также находится под стражей. Среди предъявленных ему обвинений — организация схемы вывода средств через оказание фиктивных медицинских услуг жителям Дагестана, которые либо умерли, либо уехали в Сирию.

Среди новых фигур в правительстве Дагестана, которые пришли на смену арестованным чиновникам, также следует назвать нового министра образования и по совместительству вице-премьера Уммупазиль Омарову и министра экономики и территориального развития Османа Хасбулатова. В обоих случаях можно говорить о значительном повышении: Омарова ранее занимала «полуобщественный» пост уполномоченного по правам человека при главе Дагестана, а Хасбулатов руководил республиканским многофункциональным центром предоставления государственных и муниципальных услуг. Еще одно примечательное новое лицо в правительстве — назначенная на днях министром труда и социального развития Дагестана Изумруд Мугутдинова, супруга судьи Конституционного суда РФ Гадиса Гаджиева. Ранее она возглавляла постоянное представительство Дагестана при президенте России.

Но эти новые лица в дагестанском правительстве выглядят лишь точечными изменениями на общем статичном фоне. Помимо уже названных «тяжеловесов» Сайгидпаши Умаханова и министров Магомеда Магомедова, остались при должностях первый вице-премьер Анатолий Карибов, курирующий связи с правоохранительными органами вице-премьер Рамазан Джафаров, министр природных ресурсов Набиюла Карачаев, министр по национальной политике Татьяна Гамалей, министр культуры Зарема Бутаева, председатель комитета по лесному хозяйству Алибег Гаджиев, руководитель региональной службы по тарифам Умахан Амирханов, главный жилищный инспектор Дагестана Али Джабраилов и т. д.

Более того, некоторые должности в новом кабинете министров получили люди, которых в свое время приглашал в правительство Дагестана Рамазан Абдулатипов, но затем по тем или иным причинам они уходили в отставку. Среди них, например, бывший министр труда и соцразвития, затем несколько лет возглавлявший Дербент, Малик Баглиев — ему теперь вверено дагестанское министерство строительства и ЖКХ. Министром транспорта Дагестана вновь стал Ширухан Гаджимурадов, некоторое время занимавший этот пост при Абдулатипове (теперь в его ведении оказалось и дорожное хозяйство). Бывший полномочный представитель Абдулатипова в горном территориальном округе Дагестана, а затем секретарь Совета безопасности республики Абдулмуслим Абдулмуслимов получил двойную должность — вице-премьера и министра сельского хозяйства (еще в 1980-х годах он окончил московскую сельхозакадемию имени Тимирязева, а затем стал кандидатом сельхознаук).

Затянувшееся более чем на год формирование правительства Дагестана само по себе вызывало вопросы. «Единственное, где не хватает динамики в принятии решений — это в кадровых вопросах. У нас очень много врио… Возможно, Васильеву трудно сделать окончательный выбор — ситуация, в которой он вынужден работать требует очень тщательного подбора кадров, в которых он будет уверен на все сто процентов», — отмечал недавно председатель Общественной палаты Дагестана Абдухалим Мачаев, комментируя результаты очередного исследования деятельности глав регионов Центра информационных коммуникаций «Рейтинг», в котором Владимир Васильев занял четвертое место. Теперь же у дагестанской общественности появляется закономерный повод для вопроса, ради чего потребовался такой длинный испытательный срок, если значительная часть правительства благополучно была переназначена?

Возможно, ответ на этот вопрос лежит все в той же плоскости антикоррупционной кампании — ее размах в Дагестане таков, что вряд ли кто-то из чиновников будет воспринимать свое переназначение как некую индульгенцию. К тому же за последний год в Дагестане сменилась значительная часть руководителей силовых структур (хотя по-прежнему сохраняет свой пост министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов, которого слухмейкеры не раз отправлялим в отставку). Но в большей не столь решительные кадровые изменения, каких хотели бы видеть многие дагестанцы, скорее всего, связаны с банальным отсутствием «скамейки запасных». В самой республике ситуация с квалифицированными кадрами традиционно непростая, немного найдется и качественных специалистов, готовых приехать в Дагестан из Москвы. Во время брифинга, прошедшего в конце октября, Владимир Васильев признался, что первый вице-премьер Гаджимагомед Гусейнов раньше получал зарплату в три раза больше, чем сейчас.

Не так давно в республике прошел кадровый конкурс «Мой Дагестан», в котором, как сообщается, приняли участие более 11 тысяч человек, в том числе из-за пределов, что само по себе говорит о большой конкуренции за статусные позиции. Но победителями по итогам конкурса было признано всего 54 человека — более чем вдвое меньше, чем анонсированное количество заготовленных для них вакансий. Некоторые участники кадровых конкурсов уже трудоустроены на высокие посты — например, финалист конкурса по формированию резерва управленческих кадров Республики Дагестан по направлению «Экономика и финансы» Гаджи Гасанов стал руководителем регионального агентства по предпринимательству и инвестициям (пока в статусе врио).

Но появление полноценного кадрового резерва — это вопрос не одного года, и успех в этом процессе во многом зависит от политической воли. Если победители конкурсов не станут получать реальное продвижение, то участие в них быстро потеряет всякий смысл, а говорить о том, что эта практика стала регулярной и системной, пока точно не приходится. Кроме того, не стоит забывать, эффективность того или иного административного органа в значительной степени зависит от управленцев среднего звена — заместителей министров, руководителей отделов и департаментов, а это уровень куда более устойчивый к смене первых лиц, кадры на нем могут не меняться годами, а то и десятилетиями. Наконец, стоит учитывать и такой момент, как риски, связанные с занятием высоких должностей: в ситуации, когда каждый дагестанский чиновник находится, по сути, под колпаком правоохранителей, многие наверняка предпочтут строить карьеру в менее проблемной сфере. Можно только искренне пожелать успехов 34-летнему врио мэра Махачкалы Мураду Алиеву, четыре предшественника которого за последние пять лет оказались фигурантами уголовных дел.

Поэтому рассчитывать на пресловутую кадровую революцию в Дагестане вряд ли стоит, тем более, что по этому пути в недавнем прошлом уже шел Рамазан Абдулатипов, и никакой пользы республике его склонность к постоянным перестановкам министров и муниципальных глав точно не принесла. Сохранив должности за значительной частью членов правительства, Владимир Васильев дал понять, что является приверженцем иных принципов кадровой политики, но это, конечно, не означает, что все переназначенные министры сохранят свои должности полный срок полномочий кабинета.

Северо-Кавказская редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/11/19/bez-kadrovoy-revolyucii-pravitelstvo-dagestana-sohranilo-klanovyy-ballast
Опубликовано 19 ноября 2018 в 13:26
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами