• USD 65.44 -0.22
  • EUR 74.75 -0.01
  • BRENT 63.07

Кризис в «Карточном домике» США: политикум — дерьмо, демократия — ширма

2 ноября 2018 года медиа компания Netflix запустила целиком в сеть интернет шестой сезон ставшего популярным американского сериала «Карточный домик». В наших СМИ в первую очередь комментируют устранение из сериала по проблеме политкорректности актера Кевина Спейси, сыгравшего в сериале главного героя — Фрэнка Андервуда. Казалось бы, без Спейси продолжение сериала невозможно. В предшествующих пяти сезонах созданного режиссером Бо Уиллимоном в жанре политического триллера американского телесериала «Карточный домик», Фрэнк Андервуд в исполнении Спейси путем головоломных интриг проделал карьеру от члена Палаты представителей и организатора от Демократической партии в Конгрессе до поста сначала вице-президента, а потом и президента Соединенных Штатов.

Перед шестым сезоном карьера Спейси, а вместе с ним и Андервуда была грубо оборвана. Дальше проблема неполиткорректного Спейси была вполне изящно решена сценаристами «Карточного домика». Находящийся под угрозой следствия отставной президент Андервуд просто взял, да и умер в межсезонье. В Википедии в биографической статье «Фрэнк Андервуд» тотчас появились годы жизни вымышленного персонажа: 1959−2017. По официальной версии «домика», экс-президент США Андервуд в одну из ночей первых ста дней президентства его супруги Клэр лег спать с ней в одну постель и не проснулся. По ходу шестого сезона актер Спейси фигурирует разве что на демонстрируемых в кадрах фото в своей роли в гробу на торжественных официальных похоронах. Но правда и то, что дух героя Спейси — Фрэнка Андервуда незримо присутствует на протяжении всех восьми серий шестого заключительного сезона «Карточного домика».

В закрученной сценаристами новой интриге в первых сериях намекают, что Андервуд все-таки умер не своей смертью. Он был убит. Но кем? Зритель мучается подозрениями на счет Клэр на протяжении всех восьми серий. И только в последние пять минут в последней серии сезона зрителю сообщают, кто это сделал. Оказывается, Фрэнк Андервуд был убит не политкорректными правилами Голливуда (как это было на самом деле), а собственным по фильму политтехнологом, сотворившим его и не потерпевшим будущего крушения сконструированного им на века образа. Андервуд вместе со Спейси «умерли» во время для всех. «Карточный домик» — это, так сказать, миф о Пигмалионе наоборот, действующего в Вашингтоне в интерьерах Конгресса и Белого дома.

Первоначально шестой сезон был задуман как финальная схватка между Фрэнком и Клэр Андервудами за верховную власть. Хищники всех съели и теперь принялись за себя. Но устранение Спейси из сериала заставило сценаристов изменить интригу. Поворот совпал с актуальностью политического момента в США. Теперь по сюжету Клэр оставили одну в Белом доме перед лицом сонма могущественных врагов, которых по ходу становится все больше и больше. Но от подобного поворота сериал только выиграл. В итоге Робин Райт вполне вытянула заключительный сезон и без своего главного партнера — Спейси. Ее героиня — первая виртуальная женщина-президент Соединенных Штатов — Клэр меняет свою фамилию «Андервуд» на девичью «Хеил». Клэр Хеил признается зрителю в сериале: «Играть дуру — это так утомительно». Но посредством подобного образа ей удается переиграть своих соперников за власть. В последнем сезоне президент Клэр Хеил (Андервуд), которая в предшествующих пяти сезонах обращалась к зрителям с личным монологом всего лишь один раз, бьет все рекорды по части откровений и пояснений своих действий перед зрителем.(1)

В целом, если говорить о киноискусстве в заключительном сезоне «Карточного домика», то следует признать, что сериал получил вполне достойное завершение, но не осмысленный финал. Сезон получился благодаря повышению градуса триллера в «Карточном домике» с прежних 20° до так примерно — 40°. В шестом сезоне «убиты»: бывший президент США Фрэнк Андервуд, бывший госсекретарь Кэтрин Дюран (Джейн Аткинсон), бывший глава президентской администрации Даг Стэмпер (Майкл Келли), бывший главный редактор Washington Herald Том Хаммершмидт (Борис Макгивер). За кадром остался покончивший с собой бывший военнослужащий, стрелявший из снайперской винтовки в машину президента Клэр. В страхе за свою жизнь по причине «много знаю» уходит в отставку заместитель директора ФБР Натан Грин (Джереми Холм).

Далее оттолкнемся от художественной стороны заключительного сезона «Карточного домика» и пройдемся по его политическим смыслам и направленности. Весьма символично, что свой последний сезон «Домика» Netflix запустила за четыре дня до судьбоносных выборов в США в американский Конгресс.

Что же рекомендуют на этот счет создатели «Карточного домика»? Да ничего вразумительного, кроме очевидного пожелания в адрес республиканцев и демократов: чума на оба ваши домика! Последний сезон «Карточного домика» очевидным образом демонстрирует, что весь современный американский политикум — это дерьмо, а страна находится в серьезном кризисе. По сценарию, занявшаяся популизмом в своей борьбе за власть президент Клэр произносит на митинге: «Наш Конгресс полон грязных политиков. Все решат промежуточные выборы». Решат ли? Клэр говорит: «Прозрачность — это краеугольный камень моего правления». И здесь зрителю, которому предлагают альтер-эго Трампа, прекрасно знают, что президент лжет. Все апелляции по части демократии президента Клэр к народу абсолютно несостоятельны. Ведь подлинную «прозрачность» создают творцы сериала «Карточный домик», которые в последнем сезоне по части разоблачения американской «демократии» достигли новых заоблачных вершин.

Демократия в последнем сезоне «Карточного домика» — это ширма, прикрывающая власть олигархии. Слово «олигарх» появляется в лексиконе шестого сезона «Карточного домика». Американские олигархи в сериале вполне конкретны. Их художественный образ в фильме представлен беспощадной семейкой Шепард — братом и сестрой Биллом и Аннет, владеющих промышленным конгломератом (актеры Грег Киннир и Дайан Лэйн). Их образы — это намек на братьев Чарльза и Дэвида Кохов, боровшихся против Обамы за «подлинной демократию». Олигарх «Карточного домика» жесток, последователен и циничен. Он манипулирует президентом буквально. Он водит его рукой при подписании выгодного ему — олигарху — закона. На очереди к подписанию лежит еще сотня таких законопроектов, продвинутых олигархом.

Резиденция олигархов Шепардов в Вашингтоне в «Карточном домике» буквально нависает над Белым домом. В последнем сезоне зрителю «Карточного домика» позволяют взглянуть на то, как может выглядеть в США заговор против президента. По ходу действия в маленькой тесной комнатке собрались: олигарх, вице-президент, представители армии и спецслужб. Они решают убить президента Клэр. Параллельно заговорщики ведут работу по отстранению президента от власти «законным путем» через 25-ю поправку.

Американская «свобода слова» в «Карточном домике» представлена трагическим финалом жизни главного редактора Washington Herald Тома Хаммершмидта (Борис Макгивер). Его застрелили в затылок. Олигархи «домика» создают свои собственные карманные команды «политологов» и потом приобретают для них готовые общественные площадки, скупая ведущие СМИ. Кто в этих изданиях несогласен с будущим олигархическим вещанием — того увольняют. Кто пробует сопротивляться — того убивают. Авторы сериала «Карточный домик» от сезона к сезону старательно приканчивают миф о роли независимых СМИ в США. Они от сезона к сезону «убивают» якобы независимых ангажированных репортеров-разоблачителей с тем, чтобы в шестом сезоне прикончить редактора издания, являющегося аллюзией на Washington Post, в свое время сыгравшего ключевую роль в Уотергейте. Уотергейтами в «Карточном домике» манипулируют олигархи, а отнюдь не «независимые» репортеры «независимых» СМИ.

Вот вы говорите: «русские хакеры»? Да нет же. Это олигархи «Карточного домика» для слежки и манипулирования общественным мнением массово внедряют в смартфоны специальную программу.

Олигархия «Карточного домика» — это сложный конгломерат групп, внедрившихся в американское государство и подменивших собой демократию. Президенты США находятся в сложных отношениях с этими группами и, в конечном итоге, подчиняют им свой курс. В «Карточном домике» именно олигархические группы на практике выдвигают кандидатов в будущие президенты США. Игра идет с дальним прицелом. В «Карточном домике» показывают, как проходит дебют подобного олигархического кастинга на роль президента с прицелом на выборы через два срока, т. е. через восемь лет, в отношение конгрессмена-республиканца Бретта Коула (Борис Коджой). Внешне Коул создает аллюзии на экс-президента Барака Обаму.

▼ читать продолжение новости ▼

В «Карточном домике» самый опасный для судеб страны олигархический конгломерат это тот, с которым имеют дело американские спецслужбы. Подобная олигархия представлена в сериале образом стареющей гадюки — мисс Джейн Дэвис (Патриша Кларксон). Именно прямыми указаниями президентского советника мисс Дэвис президенты США начинают и заканчивают свои войны на Ближнем Востоке. В сериале показано, как президентами манипулируют на этот счет в опасной для мира «политике безопасности». Президентам указывают, когда и против кого следует начать войну и когда ее необходимо закончить. Искусно создаваемые олигархами трудности во внутренней политике и персональные атаки толкают президентов «домика» из-за иммиджевых соображений и отвлечения внимания общественного мнения предпринимать внешнеполитические акции, вплоть до создания за рубежом военных кризисов. В шестом сезоне президент Клэр намерена даже отразить атаку на нее вашингтонского истеблишмента атомной бомбой, которую она собирается сбросить на ICO в Сирии (аллюзия на ИГИЛ). Но до этого, правда, выясняется, что сам ICO в Сирии и Ираке создан американскими спецслужбами. Именно они писали инструкции для тамошних баасистов. В «Карточном домике» президент США Клэр Андервуд лично встречается в кулуарах одной художественной выставки с руководителем террористического ICO — Рафиком Насером, открыто живущим в США и прикрытым личиной «адвоката». На этой встрече президент США Клэр говорит лидеру террористов: «Сирия — это страна бывших школ, бывших домов, бывших святых мест». Тот отвечает ей: «Мы сделали это вместе».

Тем временем, в американской армии «Карточного домика», воюющей в Сирии, открыто зреет недовольство заморскими военными экспедициями с олигархической подкладкой. На торжественной церемонии по случаю Дня независимости женщина-военнослужащая открыто бросает вызов своему главнокомандующему — женщине-президенту. Она спрашивает Клэр: «А у вас хоть планы есть, чтобы нас всех не поубивали?».

Образ России и ее президента в «Карточном домике» вполне очевиден. Россия в виртуальной реальности «Карточного домика» — это могучая страна. Ее стотысячной армии, готовящейся вторгнуться в Сирию, американцам практически нечего противопоставить. В отличие от плывущей из рук власти американского президента Клэр Хеил (Андервуд), власть российского президента Виктора Петрова (Ларс Миккельсен) консолидирована и тверда, как никогда. Пребывающей в спровоцированной четой Андервудов перманентной борьбе за власть над «домиком» американской государственной верхушке практически нечего противопоставить целеустремленному российскому президенту. В одном эпизоде в тесном кабинете российский президент Петров позволяет себе кричать на высших американских сановников, требуя немедленной сделки по Сирии на империалистических основаниях.

Петров прекрасно осведомлен о нюансах борьбы за власть в Вашингтоне. Он незаметно подбрасывает горючее в костер распри, поддерживая слабейшего — президента Клэр. Фактически, американский президент заключает своего рода негласную сделку с Петровым в обмен на его негласную поддержку. Взамен Петров получает то, чего он хочет от США — мирную сделку по Сирии.

Петров урезонивает женщину-президента США от крайних мер: «Если ты, Клэр, сбросишь атомную бомбу… Наш мир, мир твоей дочери… Солнце уже никогда не будет светить так, как прежде». Столкнувшись лицом к лицу с мисс Дэвис Петров обвиняет: «Вы и ваши агентства… ЦРУ — это по сути культурные террористы. Врываетесь в страны, о которых ничего не знаете. Извлекаете выгоду из дестабилизации. Оставляете за собой лишь разруху». Из предшествующего контекста зрителю понятно, что по этой части обвинений российский президент прав.

Ну, и в заключение о самых современных культурно-социальных трендах, предъявленных в последнем сезоне «Карточного домика». Финальная часть буквально вся пронизана феминизмом.

Традиционалисты ненавидят именно женщину на посту президента США, а потом все остальное. Вот зачин шестого сезона:

— Я хочу выжечь ей глаза. Если никто не готов убить президента, то это сделаю я. С радостью. (Твиты. Северная Дакота).

— Что еще?

— Бог не хотел бы, чтобы этой страной правила женщина. Она — антихрист и еврейка.

— Еврейка? Нам обязательно это слушать?

— Да.

— Неопубликованная статья. Кто-то направляет оружие на Ваш образ. И еще куча всего из сети, в том числе, конкурс.

— Какой?

— На самый креативный способ убить Вас…

В борьбе за власть президент Клэр прибегла к феминистской риторике, как к оружию. По ходу женщина-президент сражается с женщиной-олигархом. В своих темных делишках женщина-президент опирается на женщину теневого манипулятора от спецслужб. По ходу действия жертвой женщины-президента становится женщина — бывший госсекретарь. Женщина-президент разгоняет смешанный в гендерном плане свой кабинет министров. Он набирает в него новых министров — исключительно только женщин. Настроение армии выражает женщине-президенту ее подчиненная военнослужащая-женщина. И, наконец, финал и апофеоз — женщина-президент убивает мужчину-политконструктора, породившего ее и Фрэнка. Это ли не торжество феминистского начала?

Попутный аспект феминистской проблемы более, чем актуален. Оказывается, все эти активные персонажи торжествующего феминизма «домика» — бездетны. В этом плане весьма характерна в сериале ключевая история-тайна женщины-олигарха Аннет Шепард. Женщина-президент выяснила, что ее будто бы сын и официальный наследник Шепардов имеет другую биологическую мать — бывшую прислугу в доме. Мир Шепардов в миг рушится. А тем временем президент Клэр в свои первые сто дней каким-то образом забеременела и ждет рождения дочери. Как это случилось с Клэр в ее возрасте за пятьдесят — совершенно не понятно.(2) В новом качестве американский атомно-кровожадный феминистский президент Клэр стала напоминать проникшую в Белый дом матку alien, из оскароносного фильма Джеймса Кэмерона «Чужой» 1986 года. Она — та абсолютная хищница, которая не остановится ни перед чем, чтобы победить всех.

Из одной реплики в сериале можно заподозрить, что будущий ребенок первой американской женщины-президента имеет искусственную основу. В условиях беспощадной борьбы за власть беременность становится еще одним чудо-феминистским оружием Клэр. По-видимому, мораль сей басни такова: Макрону, как известно, слишком долго ходившему по рукам не «чужих», но «взрослых», наконец-то подсказали гендерный ключ к Елисейскому дворцу. Близится время, когда Макрону, чтобы переизбраться на следующий президентский срок необходимо будет, чтобы его своя «взрослая» — первая леди Франции мадам Брижит Макрон вновь забеременела. В этом случае по модели «Карточного домика» мадам Макрон могла бы в будущем через цикл сменить своего мужа на посту президента Франции. Аналогичным образом, если бы канцлер Меркель сейчас понесла, то она могла бы продолжить свою высшую политическую карьеру на еще несколько сроков. А забеременей премьер-министр Великобритании Тереза Мэй — то Борис Джонсон был бы окончательно посрамлен в кругах тори, и брексит по Мэй в Брюсселе пошел бы без сучка и задоринки. А забеременей сейчас в первый раз президент Литвы Даля Грибаускайте — то санитарный кордон путинской России был бы гарантирован. Таков потаенный смысл новейшего прикладного политического феминизма «Карточного домика».

Последний сезон «домика» вовсе не похож на последнюю его главу. Скорее, предъявленный нам контент имеет проходное значение к новым сюжетам, которые предстоит придумать, сопоставив вымысел и текущую реальность. «Карточный домик» в шестом сезоне, объявленном заключительным, имеет явно незавершенный финал, что оставляет Netflix лазейку продолжить сериал и далее. Как бы там ни было, предъявлен ли нам финал, или нас ждет продолжение, следует признать, что беспощадная критика американской политической системы в «Карточном домике» беспрецедентна для новейшего времени.

(1) Все кинокритики «Карточного домика» восхищаются шекспировскими монологами главных героев, адресованных исключительно зрителям. На самом деле, создатели американского «Карточного домика» лишь «срисовали» подобный прием из британского «Карточного домика» — британского сериала 1993 года по одноименному роману Майкла Доббса.

(2) В первой серии шестого сезона сериала «Карточный домик» вымышленный 47-й президент США Клэр Хеил (Андервуд) официально празднует 241-й День независимости США. Если отсчитать от нужной даты — 1776 года — 241 год, то получается, что действие шестого сезона «Карточного домика» начинается ровно 4 июля 2017 года. В своей речи в этот день перед военными президент Клэр сообщила: «Мы собирались отметить 30-ти летие нашей совместной жизни с Фрэнком». Следовательно, брак между Фрэнком Андервудом и Клэр Хеил был заключен в 1987 году. По крайней мере, Клэр на тот момент исполнилось 20 лет. Играющая Клэр актриса Робин Райт родилась в 1966 году. В 2017 году на момент игры в «Карточном домике» ей исполнился 51 год.

Дмитрий Семушин

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/11/06/krizis-v-kartochnom-domike-ssha-politikum-dermo-demokratiya-shirma
Опубликовано 6 ноября 2018 в 09:20
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Ноябрь 2018
2930311234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293012
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами