• USD 65.98 +0.08
  • EUR 75.35 +0.67
  • BRENT 67.10 +0.72%

Петля на шее ЕС и Меркель в роли табуретки

Ангела Меркель. Фото: timesofisrael.com

Канцлер Германии Ангела Меркель объявила, что больше не будет выдвигаться на пост лидера своей партии и на пост канцлера. Однако для руководства страной у нее еще есть три года.

Руководство Евросоюза, которое, в принципе, прекрасно знает, что жизнь человеческая не вечна, а политическая может оказаться вообще короткой, находится в легкой прострации. Как бы там ни говорили на всех уровнях, что Европейское Сообщество — это союз 27 равноправных государств, никому и в голову не приходит признавать равными вклад, вес, заслуги и влияние в «Содружестве 27-ми» Франции и Мальты, Словакии и Италии, Испании и Словении, Австрии и Литвы. Ну, а про Германию и говорить нечего. В условиях, когда ЕС покидает (наконец-то, все-таки, рано или поздно, выплачивая отступные или нет) Великобритания, бразды правления протянутся в Берлин. Фактически Евросоюзом управляет никакой не Жан-Клод Юнкер и не Дональд Туск. Хотя они и при официальных высших должностях в Содружестве.

Ангела Меркель — это политическая сила, помноженная на опыт управления, давления, лавирования. И навязывания. Европейских стандартов, манеры поведения, антироссийских санкций. Это фигура, на которой держалось в ЕС все или почти все. И это — та самая табуретка, которая вот-вот будет выбита из-под ног обреченного, которому набросили петлю на шею. «Объявление Ангелой Меркель об уходе оставляет европейских лидеров фактически сиротами, — констатировал брюссельский корреспондент испанской АВС Энрике Сербето. — В Брюсселе всегда полагались на тяжелую руку мамы-канцлера, которая могла поправить ошибающихся, отшлепать оступившихся и подтолкнуть сомневающихся к принятию стратегически правильного решения».

Проблема заключается, в общем-то, не в том, что фрау канцлерин завершает через три года свой политический цикл. Что действительно волнует Брюссель, так это то, что ни в европарламенте, ни в Европейской Комиссии никто не может сегодня с уверенностью сказать, кто будет властвовать в Германии. В такой деликатный момент, когда в ЕС нет никакой определенности ни с брекситом, ни с итальянским бюджетом, ни со Стивеном Бэнноном, собираюшим под свое «Движение» всех евроскептиков Союза, чтобы взорвать его изнутри.

А между прочим, именно политика, проводимая Меркель, накоплению критической массы и благоприятствует. Кто, как не она начала формировать проблемную ситуацию, распахнув настежь двери ЕС для ближневосточных и африканских переселенцев? Именно миграционной политике Меркель должны сказать большое спасибо националистические движения и партии стран Сообщества за рост своей популярности.

Не было бы счастья, да несчастье помогло — та же «Альтернатива для Германии», созданная в 2013 году, до осени 2015 была известна только узкому кругу лиц «страшно далеких от народа». Зато теперь АдГ — вторая-третья по популярности во многих регионах страны. И потому уход на заслуженный отдых многолетней руководительницы государства восприниматься внутри него будет как бегство от проблем.

«Она была последним барьером на пути популистов», — высокопарно отметила El Mundo.

В качестве эпитафии — годится. А если серьезно — Меркель выступила катализатором популизма и национализма не только в своей стране, но и в большинстве крупных европейских держав. Некоторое время считалось, что сама Меркель решила уйти на покой, передав контроль над европейским беспокойным хозяйством в руки надежного человека. СМИ сразу нескольких стран посчитали вопрос о преемнике на посту руководителя «Сожружества 27-и» фактически решенным, когда баварский политик Манфред Вебер заявил о своем намерении сменить на посту председателя Европейской комиссии Жана-Клода Юнкера.

▼ читать продолжение новости ▼

Однако в условиях, когда такие видные политические фигуры, как Виктор Орбан («Фидес — Венгерский гражданский союз»), Маттео Сальвини («Лига», Италия), Марин Ле Пен («Национальное объединение», Франция), Герт Вилдерс («Партия свободы», Нидерланды), Йимми Окессон («Шведские демократы»), Александр Гауланд («Альтернатива для Германии») взаимопритягиваются друг к другу, грозя создать накануне выборов в европарламент монолитный увесистый кулак, несамостоятельный и ничем себя не проявивший ранее (кроме дружбы с Меркель, разумеется) Вебер не выглядит безоговорочным кандидатом в победители.

Интересно, что за несколько дней до демарша фрау канцлерин европейские политологи уже успели вздохнуть с облегчением по поводу судьбы Евросоюза. Вздох был, правда, очень своеобразным: эксперты пришли к выводу, что евроскептикам, осознавшим свою силу и всерьез рассчитывающим на большинство в европарламенте, невыгодно будет исполнять даваемые своим избирателям обещания вывести представляемые ими государства из состава ЕС (впрямую это звучало у «Шведских демократов», у остальных — больше завуалировано или намеками).

«Евроскептики передумали, — отмечала испанская El Mundo, — теперь они не настроены разваливать Евросоюз, а постараются изменить что-то в нем изнутри».

Однако если бы Брюсселю предложили выбирать из этих двух вариантов, в столице ЕС наверняка бы заявили, что «оба хуже» и предпочли бы третий — большинство старой гвардии (то есть нынешней правящей элиты) в парламенте. Причем лучше такое, чтобы в две трети. С гарантией на прохождение нужных проектов. Но такой расклад очень похож на несбыточную мечту.

Германия, понятно, держала в узде ЕС не в одиночку. Но постоянный партнер Берлина по доминированию Париж, как выясняется, убедительно выглядел только тогда, когда президент Эммануэль Макрон опирался на хрупкое женское плечо германского канцлера. Макрон, как мы помним, вынырнул перед французскими выборами на высший пост практически ниоткуда и неожиданно для многих. Некоторые эксперты полагают, что, возможно и для самого себя.

Нынешний лидер Франции не принадлежит ни к одному из традиционных политических кланов Европы, негласно считающих себя властной аристократией и держащих тех, кто «породой не вышел» на расстоянии. Политической воли и личной смелости у него хватает лишь на громкие заявления, дальше которых — туман и неразбериха. Ему бы со своей страной разобраться, куда уж тут впрягаться в континентальное лидерство.

Состояние евросоюзного руководства после заявления Меркель об уходе (пусть и растянутом во времени, но все же неотвратимом) — как у человека, услышавшего сход лавины и точно знающего, что убежать из-под нее не удастся: повернувшись спиной к опасности, он сгорбился, скукожился в ожидании удара и с надеждой, что повезет и пронесет.

Конечно, до выборов в европарламент еще более полугода. По нашим временам — вполне достаточно, чтобы раскрутить «по макроновой методике» нужную фигуру с проведением ее в лидеры Германии и ЕС. Только, как показывает практика, подобные «скороспелки» очень быстро сгорают — как только заканчивается предвыборная кампания «проголосуйте за меня, а я вам что угодно за это пообещаю» и надо приступать к самому неприятному — выполнению обещаний.

Владимир Добрынин, Мадрид

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/31/petlya-na-shee-es-i-merkel-v-roli-taburetki
Опубликовано 31 октября 2018 в 09:48
Все новости
Загрузить ещё
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами