• USD 66.62 -0.40
  • EUR 75.37 -0.59
  • BRENT 66.52 +0.60%

Украинцев ждет энергетическая бедность: мнение

Фото: moshny.ck.ua

19 октября стало «черной пятницей» для украинских домохозяйств. Кабинет министров Украины принял решение поднять цены на природный газ для бытовых потребителей на 23%, что было мотивировано необходимостью заполучить очередной кредитный транш от МВФ для погашения ранее накопленных долгов. Дополнительные кредитные ресурсы для латания бюджетных дыр и выплаты долгов Киев планирует привлекать на открытом рынке, размещая еврооблигации, ставки по которым уже достигают внушительных 8−9% годовых.

Очевидно, что подобное решение не добавит накануне выборов популярности действующей власти, чьи рейтинги и так оставляют желать лучшего. Однако в ходе ближайших выборов куда более важными факторами будут финансовые, силовые, медийные, административные ресурсы, договоренности с олигархическими группами, лояльность внешних игроков, а не рейтинги как таковые. Петр Порошенко и вовсе отстранился от важных для общества социально-экономических вопросов и идет на выборы под лозунгом «Армия! Язык! Вера!».

Отныне цена 1 тысячи кубометров газа для бытовых потребителей составит 8550 гривен ($ 305), что в 11 раз превышает показатель 2013 года, когда цена газа на европейских хабах была несколько выше сегодняшних котировок. Примерно через месяц население получит новые тарифы на отопление и централизованное горячее водоснабжение, которые повысятся еще примерно на 15%. А ведь соотношение затрат на услуги ЖКХ к доходам населения на Украине даже до этого повышения было наибольшим в Европе. Ситуацию пока демпфирует программа выделения субсидий для граждан, не имеющих возможности оплатить услуги ЖКХ по действующим тарифам. Однако правительство постепенно ужесточает правила получения субсидий и урезает субсидиантам нормативы потребления газа, электроэнергии, воды, калорий тепла.

Тарифная политика государства приводит к тому, что рост минимальной заработной платы не приводит к реальному увеличению покупательной способности беднейших слоев населения, поскольку примерно на эту же величину урезаются субсидии. Кроме того, тарифная политика демотивирует граждан трудоустраиваться официально из нежелания утратить право на субсидию (свою лепту в этот процесс вносит и пенсионная реформа, которая лишает права на пенсию значительную часть ныне экономически активного населения). Одновременно с этим программа выделения субсидий не способствовала внедрению программ энергоэффективности как на уровне домохозяйств, так и на государственном (величина Фонда энергоэффективности в десятки раз меньше, чем закладываемые из года в год в госбюджет суммы на субсидии). Наконец, субсидии — это большая коррупционная «кормушка», хотя бы потому, что их рассчитывают, опираясь на номинальную численность населения, которая на несколько миллионов превышает реальную численность проживающих на территории Украины граждан (последняя перепись населения проводилась в далеком 2001 году).

Долги населения и бюджетных организаций за услуги ЖКХ уже превышают в общей сложности 38 млрд гривен ($ 1,35 млрд), падает платежная дисциплина. Но, понятно, что долги неизбежно продолжат возрастать. Где предел устойчивости системы в данном случае можно будет выяснить лишь опытным путем. Как бы сложившаяся ситуация не привела к повторению печального опыта Грузии 1990-х, когда население резало и сдавало на металлолом батареи центрального отопления, переходя на индивидуальные виды отопления.

Потребности населения и коммунальных предприятий (поставщиков услуг теплоснабжения) Украины на 80% обеспечиваются газом, добываемым государственными компаниями, оставшиеся 20% - импортный ресурс, который с конца 2015 года приобретается исключительно через европейских посредников (общая переплата с того времени составила примерно $ 1 млрд). Суммарное потребление населения и коммунальных предприятий составляет около 17 млрд кубометров в год. Себестоимость газа внутренней добычи с учетом налогов и инвестиционной составляющей, составляет, по признанию руководства НАК «Нафтогаз Украины», не более $ 80 за тысячу кубометров. Следовательно, имеются все экономические предпосылки не то что для повышения, а для снижения тарифов на газ для населения в 2−2,5 раза.

▼ читать продолжение новости ▼

Однако, исходя из неолиберальных экономических постулатов, коими руководствуются украинские власти, повышение тарифов на газ выглядит вполне логичным. Поскольку газ является жизненно необходимым ресурсом, но при этом дефицитным, а потому частично импортируемым, при устранении влияния государства на ценообразование расценки на газ внутренней добычи склонны подтягиваться к импортному паритету. Если запустить газовую биржу и заставить через нее государственные газодобывающие компании Украины продавать топливо коммунальным предприятиям, то цены не будут отличаться от существующих на европейских хабах (Украина ориентируется на дюссельдорфский хаб NetConnect Germany).

В принципе, в рамках меморандумов с МВФ Кабмин Украины взял обязательства о постепенном поднятии цен на газ для бытовых потребителей до импортного паритета уже к 1 января 2020 года. Помимо этого, подписанное Соглашение об ассоциации с ЕС, куда инсталлированы нормативы Третьего энергетического пакета, прямо предполагает, что тарифы на услуги ЖКХ должны повышаться до среднеевропейских показателей. Также этот пункт записан в коалиционном соглашении, заключенном пятью парламентскими фракциями по итогам выборов в Верховную Раду Украины осенью 2014 года. В этой связи удивление фактом повышения тарифов вызывает недовольство тех граждан, которые выступали за заключение Соглашения об ассоциации с ЕС и голосовали за входящие в парламентскую коалицию партии.

Еще одна предпосылка к дальнейшему повышению — сокращение транзитной ренты ввиду запуска Россией обходных газопроводов, что вынудит поднимать тарифы на внутреннюю транспортировку газа. Также нельзя исключать, что исходя из политических мотивов, Киев примет решение начать закупки более дорогого по сравнению с трубопроводным газом американского СПГ, например, через расширяющийся польский терминал в Свиноуйсьце, тем более к 2021 году планируется введение в эксплуатацию интерконнектора Украина-Польша пропускной способностью в 7 млрд кубометров в год.

Экспоненциальное повышение тарифов с 2014 года мотивировалось необходимостью наращивать внутреннюю добычу газа и модернизировать инфраструктуру. Однако ни того, ни другого так и не случилось. Здесь важно понимать, что ввиду деиндустриализации, утраты транзитного потенциала, отсутствия внешних инвестиций в реальный сектор экономики население остается ключевым кормовым ресурсом для правящих элит, чем собственно и обусловлена подобная тарифная политика.

Кроме того, имеются подозрения, что проводимый курс на повышение тарифов естественных монополий осуществляется на перспективу в интересах транснационального капитала. В частности, экс-депутат Госдумы РФ Илья Пономарев заявлял о том, что обсуждал с руководством НАК «Нафтогаз Украины» и Джорджем Соросом вопрос приватизации госкомпании «Укргаздобыча» (годовой объем добычи порядка 15 млрд кубометров) и готовил для Сороса аналитическую записку относительно реформы НАК. Также в этой связи можно вспомнить, что еще в 2014 году, через несколько месяцев после переворота в Киеве в совет директоров крупнейшей частной газодобывающей компании Украины Burisma (добыча около 1,5 млрд кубометров в год) вошел сын тогдашнего вице-президента США Хантер Байден. Именно экс-вице президент США Джозеф Байден был ключевым зарубежным наставником киевской власти в 2014—2016 годах.

В рамках либерализации энергетических рынков с середины 2019 года тарифы на электроэнергию для населения, повысившиеся с 2015 года в 4−6 раз в зависимости от объема потребления, могут вырасти еще вдвое, если не больше. Таким образом, украинское общество, особенно жители городов, будет постигать на себе явление известное как «энергетическая бедность» — невозможность позволить себе в необходимом объеме современные энергетические услуги. С этим явлением столкнулись многие страны «новой» Европы, однако в их случае издержки евроинтеграции компенсировались целым набором выгод (иное дело, что разные страны по-разному сумели ими воспользоваться). Другое дело Украина, которая не может рассчитывать на стабильные источники невозвратных доходов извне, потому говорить об евроинтеграции Украины можно лишь в индивидуальном порядке. Это играет на руку крупному европейскому капиталу, уменьшающему таким образом издержки на заработную плату.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/24/ukraincev-zhdet-energeticheskaya-bednost-mnenie
Опубликовано 24 октября 2018 в 17:18
Все новости
Загрузить ещё
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами