• USD 65.54 -0.44
  • EUR 75.07 -0.28
  • BRENT 67.01 +0.37%

«Дело Каршева»: «Русский мир» в Татарстане по-прежнему в опасности

Александр Каршев. Фото: gruz200.net

Общество русской культуры (ОРК) города Казани просит президента России Владимира Путина обратить внимание на продолжающиеся в Татарстане преследования русских патриотических активистов. Председатель ОРК Михаил Щеглов переслал главе российского государства обращение, которое составил в местах лишения свободы ветеран Донбасса — пенсионер из Казани Александр Каршев.

Рекордно быстрое следствие

В июне 2014 года 54-летний Каршев — соучредитель и походный атаман Казанского казачьего общества участвовал в обороне Луганска, был контужен. После госпиталя был демобилизован, вернулся в Казань. В Татарстане Каршев продолжил руководство казачьей организацией. Он также занимался сбором и отправкой в ДНР и ЛНР гуманитарной помощи, принимал активное участие в работе местного отделения «Союза добровольцев Донбасса» (СДД, руководитель — бывший премьер ДНР Александр Бородай). 31 января 2017 года на квартире Каршева был произведен обыск. Каршеву предъявили обвинение в незаконном перемещении через границу Таможенного союза взрывчатых веществ и боеприпасов, их незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении (ст. 226.1, 222, 222.1 УК РФ). У ополченца изъяли два фрагмента взрывчатки массой 203,3 грамма и патрон от револьвера — все это времен Великой Отечественной войны. По версии следствия, взрывчатку и патрон ополченец нелегально перевез летом 2014 года из зоны боевых действий на Донбассе. От ЛНР до Ростовской области — «на неустановленном автомобиле, минуя пункты пропуска таможенного и пограничного контроля», затем таким же образом — до Воронежской области. Далее Каршев с боеприпасами в заплечном рюкзаке доехал поездом до Москвы, а из столицы поездом до Казани. По данным следствия, взрывчатку и патрон казачий активист хранил дома вплоть до обыска и своего ареста — почти три года.

Как доказательства того, что Каршев занимался контрабандой оружия, суд предъявил изъятые у казачьего активиста пневматические пистолеты и винтовку, ножи в ножнах, сигнальный пистолет, три учебно-имитационных запала, гранатометный выстрел ВУС-17 и дымовую гранату РДГ-2. Данные вещдоки суд постановил уничтожить. Обвиняемый заявил суду: эти вещи «не запрещены в обращении и не являются орудиями совершения преступления». Казанское казачье общество занимается военно-патриотическим воспитанием молодежи, проводит на законных основаниях военно-спортивные тренировки и показательные выступления. На военно-патриотических мероприятиях применяются изъятые у Каршева граната РГД-2, сигнальный пистолет и учебные запалы. Изъятый у Каршева гранатометный выстрел ВУС-17 был начинен безопасным для жизни веществом и используется только для учебных стрельб. Все это было изложено суду через защиту обвиняемого. Но суд счел доводы защиты неубедительными. В апреле 2017 года Верховный суд Татарстана утвердил приговор Каршеву — 3,5 года лишения свободы в колонии общего режима, отклонив поданную защитой ополченца апелляцию на приговор, вынесенный Вахитовским райсудом Казани.

Райсуд вынес свой приговор по Каршеву 18 января — спустя всего две недели после обыска. Во время этого рекордно быстрого следствия Каршев содержался в СИЗО. Русские общественники Татарстана уже тогда заподозрили, что преследование Каршева имеет политическую подоплеку. Вмененные ополченцу обвинения — преступления средней тяжести. Если гражданин ранее не был судим и характеризуется положительно (как в случае с Каршевым), то российские суды в ряде аналогичных случаев избирают меру пресечения в виде домашнего ареста или подписки о невыезде. В частности, под домашний арест отправляют подозреваемых по 222 статье УК РФ в Дагестане — регионе с куда более высокой, чем в Татарстане опасностью терроризма. В Дагестане есть практика материального поощрения граждан, которые добровольно сдают в полицию оружие и боеприпасы, нелегально хранившиеся у них по каким-то причинам. Защита Каршева обратила внимание еще на следующее. По протоколу обыска был изъят патрон без маркировки. А на экспертизу, как говорит защита, почему-то отправили патрон с донной маркировкой «38» — указанием на 1938 год, когда все револьверные гильзы в СССР стали отмечать именно такой цифрой. Данный боезаряд, согласно материалам дела, ранее фигурировал в уголовном деле жителя Татарстана Сергея Опарина и жителя Башкирии Эрнеста Даукаева — ополченцев из ЛНР, осужденных в августе 2016 года Приволжским судом Казани за контрабанду оружия и боеприпасов. С ними Каршев ранее знаком не был.

Вопрос, как дома у Каршева оказался тротил семидесятилетней давности? Верно, что донбасская земля до сих пор начинена наследием времен Великой Отечественной, и эти боеприпасы в 2014 году ополченцами активно использовались. В ЛНР Каршев служил в саперном взводе. Он мог взрывчатку перепутать с хозяйственным мылом, когда собирался назад в Казань. Тем более, что Каршев во время сборов домой едва отошел от контузии… Но если Каршев действительно вез это «мыло» на поезде, то он должен был проходить пункты досмотра на вокзалах. Особенно строго следят за личными вещами пассажиров в Москве, куда ополченец прибыл поездом из Воронежской области и откуда по железной дороге поехал в Казань. Проверить Каршева должны были и по прибытию на вокзал города Казани. Трудно поверить, что бдительные работники службы безопасности РЖД не «просекли» в рюкзаке у Каршева подозрительное «мыло».

Козлов всемогущий

Будучи еще на свободе, Александр Каршев в ноябре 2014 года написал в Facebook: «Один из провожающих (на Донбасс — EADaily) принёс недобрую весть от сочувствующего патриотам сотрудника Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по Татарстану. Власти региона дали негласное указание находить возможность привлекать к уголовной ответственности всех ополченцев, которые будут возвращаться домой из зоны боевых действий на востоке Украины. Дана инструкция — привлекать за „экстремизм“». Для этого, как говорит казачий активист, сотрудники ЦПЭ обязаны следить за страницами ополченцев в социальных сетях, фиксировать все данные, где есть упоминание в негативном ключе государства Украина, украинской армии. «В частности, как „разжигание межнациональной розни“ приказано трактовать употребление слова „укроп“ — так ополченцы называют украинских оккупантов. Для привлечения ополченцев к ответственности за „экстремизм“ уже запланировано проведение „экспертиз“, которые будут проводить эксперты из вузов Татарстана», — написал Каршев.

Факты работы ЦПЭ в период 2014—2017 годов говорят скорее в пользу того, что высказал в соцсетях казак-ополченец. В конце 2013 года на проходившем в Москве Всемирном русском народном соборе обсуждали поджоги в Татарстане православных храмов, всевластие татарских националистов и джихадистов и другое, что портит «суперблагополучное» реноме республики. На соборе от властей региона присутствовали глава департамента внутренней политики Казанского кремля Александр Терентьев и «главный борец с экстремизмом» в республике — руководитель «Казанского межрегионального центра экспертиз» Вадим Козлов, доцент Казанского федерального университета. Слушая, как докладчики из разных регионов разоблачают официозное реноме региона, Терентьев и Козлов все больше мрачнели. Терентьев ушел перед началом кофе-брейка, бросив на прощание присутствовавшим что-то вроде «Вы еще ответите за все это!». Козлов тихо исчез вслед за Терентьевым.

Неизвестно, совпадение это или закономерность… Но присутствовавший на соборе журналист из Москвы осенью 2014 года стал объектом пристального внимания со стороны подведомственного Козлову учреждения и татарстанского ЦПЭ. УФСБ по Татарстану подало запрос по адресу прописки журналиста. От него самого и его родственников потребовали данные о последних действиях и передвижениях по России и за ее пределами. Спрашивали, не ездил ли имярек весной-летом 2014 года на Украину, в Крым и на Донбасс, что там делал и т. д… У журналиста спрашивали, как он относится к экс-президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву, знаком ли он с казанским исламоведом Раисом Сулеймановым и историком кряшенского народа из Казани Аркадием Фокиным. Дело в том, что данный журналист зимой 2014 года брал у Фокина интервью о положении кряшен в Татарстане, а встречу им организовал Сулейманов. В этом интервью сотрудники ЦПЭ обнаружили состав преступления по 282 статье УК РФ («Экстремизм»). Уголовное дело на Фокина, к счастью, прекратили. Но москвича-интервьюера вплоть до весны 2015 года по «казанскому» делу вызывали на допросы в один из райотделов ГУВД Москвы.

▼ читать продолжение новости ▼

Полицейский, общаясь по телефону с журналистом, говорил, что «насчет Вашего интервью про татар», показывая, что не владеет сутью вопроса. Во время этой «кряшенской» эпопеи журналист взял интервью у Раиса Сулейманова для газеты «Завтра». В конце 2015 года — в канун Нового года Раиса Сулейманова вызвали на допрос в ЦПЭ, а в январе арестовали, предъявив сфальсифицированное обвинение по 282 статье УК РФ.

В контексте того, что говорил в 2014 году Александр Каршев насчет возможных преследований ополченцев ДНР-ЛНР в Татарстане… Следователя из ЦПЭ особо заинтересовало интервью Сулейманова, вышедшее накануне на украинском языке на сайте украинского информагентства «Еднiсть». Следователь говорил исламоведу, что тот воспринимается как защитник русских и общается с активистами Общества русской культуры Казани… Страж правопорядка говорил это в таком тоне, будто Общество является запрещенной организацией, а защита русского населения в Татарстане — это преступление.

Казанское ОРК пока что в Федеральный список запрещенных организаций не внесли. Но глава ОРК Михаил Щеглов уже давно подвергается тонкому, но отчетливому прессингу в татарстанском общественном сегменте. 1 декабря 2016 года приближенное к Казанскому кремлю издание KazanFirst пустило главной темой номера сенсацию — дескать, автомобиль Щеглова на перекрестке возле генконсульства Турции сбил на пешеходном переходе старушку. «По иронии судьбы год назад, 25 ноября 2015 года Щеглов был задержан на том же перекрестке у здания генконсульства Турции в Казани. Полицейские заявили, что он был нетрезв. По данным протокола, уровень алкоголя в крови Щеглова составлял 1,586 мг/л», — с издевкой говорилось в заметке. Глава ОРК потребовал от KazanFirst опровержений — новости о сбитой женщине и о пьяном пикете русского активиста не соответствовали действительности. 25 января 2018 года — в день приезда Владимира Путина в Казань, Щеглов был задержан, когда стоял в пикете в защиту русского языка в республике.

О Стрелкове и не только

Александр Каршев — всего лишь один из ополченцев, отправленных по воле татарстанской Фемиды за решетку на основании улик сомнительного свойства. В Татарстане с 2016 года находится под стражей «за отсутствие вида на жительство» гражданин Украины Анатолий Воронцов — защитник ЛНР. Миграционные органы республики готовятся выслать Воронцова на Украину, где ему грозит срок за сепаратизм и терроризм. Судебная система России после Минских соглашений неласкова к защитникам Русского мира везде. Официально Россия с Украиной в мире, ополченцы поехали на Донбасс добровольно, и власти России за них формально ответственности не несут. Ополченцы-неграждане России годами не могут оформить себе в России гражданство — в отличие от трудовых мигрантов из Киргизии, например, которым паспорта РФ даются за месяц-два. Беспаспортные ополченцы-иностранцы опасаются быть выданными Россией Украине по украинскому запросу, который Россия формально обязана исполнять. Но отношение властей Татарстана к ополченцам — следствие куда более давней, чем война на Донбассе, идиосинкразии Казанского кремля ко всему, что связано с русским патриотизмом, историей и культурой России и русским народом. К примеру, в почитаемые православными Царские дни — дату убийства семьи царя Николая II, в райцентре Зеленодольск запретили вывешивать банеры с портретами страстотерпцев. Чиновники заявили, что «у нас в Татарстане это запрещено».

У русских активистов есть версия: «прессуя» Каршева, местная Фемида давит на Казанское казачье общество. Казанские казаки не разгуливают по улицам в черкесках и с шашками на боку. Они пропагандируют среди населения здоровый образ жизни, приглашают всех желающих на курсы по рукопашному бою, проводят лекции и семинары по истории России и русского казачества, устраивают для молодежи военно-спортивные состязания. Кроме русских или мордвы, в казачьем движении Татарстана участвуют татары- мусульмане, которых атаманы считают равноправными казаками. Русские активисты считают: работа с татарами окончательно дискредитировала казаков в глазах национально озабоченных чиновников. Ведь искренний казак-татарин будет вовлекать в казачью среду других татар. Чем больше татар проникнется духовными ценностями Русского мира, тем более шатким будет положение татарстанской этнократии, чьи «ценности» Русскому миру кардинально противоположны. Плюс к тому, казачьи лидеры вроде Каршева и лидера казанских казаков Евгения Тренина не скрывают негативного отношения к коррупции, кумовству, растущему социальному неравенству и другим реалиям нынешнего Татарстана.

К сожалению, констатируют русские общественники, дробить и нейтрализовывать русских патриотов татарстанским чиновникам помогают внутренние склоки в русском движении. Те же ополченцы Донбасса — особенно после убийства главы ДНР Александра Захарченко — разделились на враждующие лагеря. Кто за условного Игоря Стрелкова, тот против тех своих «товарищей по оружию», кто Стрелкова не поддерживает. Того же Каршева многие «стрелковские» — в том числе, его однополчане по Луганску — сейчас поддерживать отказываются. У «стрелковских» четко обозначился курс на оппозицию к правящему российскому режиму. А Каршев в местах лишения свободы «проявил преступную слабость» — написал письмо Владимиру Путину с такими словами: «Господин Президент! Я не прошу Вас ни о снисхождении, ни о помиловании. Я лишь прошу Вас помочь мне разобраться в запутанном уголовном деле и восстановить мое доброе имя. Я всей душой люблю Россию, честно служу ей и всегда готов защищать ее с оружием в руках».

Возвращаясь к осужденному по 222 статье УК РФ ополченцу ЛНР из батальона «Леший» Сергею Опарину, упомянутому выше. В конце 1980-х совсем юный Опарин получил срок за хулиганство. В 2011 году Опарин вышел по УДО из мест заключения, где отбывал срок за незаконный оборот оружия и умышленное причинение вреда здоровью. Как установило следствие, похищенное у ополченцев ЛНР и вывезенное в Казань оружие Опарин хранил в лесополосе, в гараже и своей квартире. В 2016 году Опарину дали 4,5 года. С возможностью условно-досрочного освобождения, как и во время его второй по счету отсидки за торговлю оружием…

Ополченцами (в том числе, и его подельником Даукаевым) Опарин характеризуется отрицательно. О Каршеве люди — другого мнения. «Мы считаем, что Каршев невиновен — он порядочный человек. Его оговорил ключевой свидетель по делу, который сам не в ладах с законом», — заявил во время следствия и суда над Каршевым руководитель татарстанского отделения СДД Михаил Шаров. Шаров указал: санкция на обыск у его товарища по СДД была дана на основании поступивших в МВД по Татарстану сведений от жителя республики, что гражданин Каршев А. В хранит у себя дома запрещенные предметы.

«Саша — человек тихий, но может иногда вдруг удивить всех тем, что прикрикнет, да ещё пообещать „показать кузькину мать“ или „вывести на чистую воду“, причём без разбору чинов и лиц, — высказывается о Каршеве близко знающий его Михаил Щеглов. — Картина преследования совершенно безобидного человека не просто пахнет, а воняет чьим-то субъективным фактором. Откровенные репрессии становятся в нашей стране явлением всё более обыденным, особенно удивляет произвол силовиков в провинции».

Павел Назаров, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/10/22/delo-karsheva-russkiy-mir-v-tatarstane-po-prezhnemu-v-opasnosti
Опубликовано 22 октября 2018 в 15:32
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами