• USD 66.01 +0.12
  • EUR 77.47 -0.09
  • BRENT 80.75

Росту туризма в Армении нужны системные ориентиры — эксперты

Монастырь Севанаванк на озере Севан — один из открыточных видов Армении. Фото: mzgazeta.ru

Весенние революционные события в Армении не повредили туристической отрасли этой страны: по последним данным Национальной статистической службы Армении, уже в первом полугодии поток иностранных туристов вырос на 10,2% к шести месяцам прошлого года, до 686 тысяч человек. В ближайшие месяцы можно прогнозировать дальнейшее увеличение количества туристов из России благодаря появлению новых авиарейсов с невысокими тарифами. Однако пока Армения не столкнулась с таким же бумом российского туризма, как соседняя Грузия, даже несмотря на то, что въезжать в Армению гражданам России можно по внутренним паспортам. Отчасти это связано с объективными причинами: дороговизной авиабилетов, нехваткой инфраструктуры, отсутствием моря. В то же время следует признать, что работа по продвижению потенциала армянского туризма в России пока очень далека от системной.

Несмотря на очередное падение курса рубля, отдых в Армении остается вполне доступным для многих россиян. Останавливаясь в частных пансионах без звезд, питаясь в недорогих кафе, которые в Армении на каждом шагу и перемещаясь на общественном транспорте, можно легко уложиться в бюджет 3−4 тысячи рублей в день на одного человека. Правда, в эту сумму не войдет авиаперелет — основная статья расходов в туристических поездках из России в Армению. В ереванский аэропорт «Звартноц» из Москвы пока летают только «классические» авиакомпании — российские «Аэрофлот», «Уральские авиалинии», S7, Red Wings. Стоимость билета из Москвы в Ереван на середину сентября начинается от 13 тысяч рублей туда и обратно с интервалом в неделю (с субботы по субботу). Дискаунтером «Победой» можно долететь до второго по значимости аэропорта Армении — «Ширак» (Гюмри), который находится примерно в 120 километрах от столицы. Далее «Победа» предлагает добраться до Еревана автобусом (можно купить авиабилет с включенным в стоимость трансфером), но такой вариант перелета подойдет не всем.

На днях о планах летать в Ереван трижды в неделю из нового аэропорта «Платов» (Ростовская область) и Ставрополя заявила новая бюджетная авиакомпания «Азимут», выполняющая рейсы на отечественных Superjet100. Минимальный тариф в одну сторону из «Платова» заявлен в 29 евро, что существенно ниже, чем действующие тарифы «Уральских авиалиний», которые контролируют маршрут Ростов — Ереван после прекращения деятельности авиакомпании «Донавиа», местной «дочки» «Аэрофлота». Появление нового перевозчика дает надежду на то, что для Ростова, исторически тесно связанного с Арменией, Ереван станет недорогим массовым направлением туризма.

«Для состоятельной публики, которая может позволить себе поездки в Евросоюз, Армения не очень интересна, — констатирует Алексан Мкртчян, директор федеральной сети турагентств „Розовый слон“, базирующейся в Ростове-на-Дону. — Поэтому главный конкурент Армении на российском рынке — это Грузия, куда едут обычные россияне за небольшие деньги. Два основных фактора привлекательности Грузии для россиян — это цена и наличие моря, которого нет в Армении. Они нивелируют даже то, что для въезда в Армению россиянам не нужен загранпаспорт, что в Армении богатейшая экскурсионная программа, прекрасная кухня, а отношение к русским в Грузии далеко не такое, как в Армении, хотя пока в России, к сожалению, это еще не все поняли. Поэтому значительный рост потока в Армению будет в том случае, если удастся предложить недорогие туры, а это возможно только при условии конкурентоспособной цены авиаперелета».

Предыдущие власти Армении рассчитывали, что разрешение россиянам въезжать в страну по внутреннему паспорту через аэропорты «Звартноц» и «Ширак» начиная с 2017 года станет существенным стимулом для роста просевшего из-за экономического кризиса турпотока. Рекордное количество российских гостей — почти 470 тысяч человек — в Армении было зафиксировано в 2014 году, но к 2016 году оно сократилось до примерно 450 тысяч человек. Председатель госкомитета по туризму Армении Зармине Зейтунцян в апреле прошлого года говорила в интервью РИА «Новости», что ее ведомство рассчитывает привлечь примерно десятую часть из тех 70% россиян, у которых нет загранпаспорта. В результате, выражала надежду Зейтунцян, уже в 2017 году турпоток может возрасти на 30−50%.

По итогам прошлого года количество туристов в Армении действительно выросло — согласно данным статистики Совета по туризму при армянском правительстве, всего в стране побывало 1,49 млн человек, или на 18,7% больше, чем годом ранее; доля российских туристов при этом составила 20,3%. А по статистике российской погранслужбы, в 2017 году число поездок россиян в Армению выросло на 20%, до 410 тысяч человек. Однако из этих общих показателей практически невозможно сделать вывод о том, какая доля в этом потоке пришлась на «чистых» туристов, которые отправлялись в Армению знакомиться с достопримечательностями страны, а не навестить родственников или встретиться с деловыми партнерами. В текущем году рост турпотока продолжился: по данным агентства «Турстат», число поездок в Армению из России в первом квартале составило 79 тысяч, что на 22% больше, чем за тот же период прошлого года.

Однако в сравнении с туристической статистикой той же Грузии Армению пока сложно назвать раскрученным направлением массового туризма россиян. Как сообщил в начале текущего года глава Национальной администрации туризма Грузии Георгий Чоговадзе, в 2017 году страну посетили почти 1,4 млн российских граждан, или на 34,1% больше, чем в 2016 году. А за семь месяцев этого года в Грузии побывали 892,5 тысячи граждан России, или на 22,9% больше, чем в январе-июле 2017 года. В июле россияне впервые за последние 12 лет вышли на первое место в страновом разрезе турпотока (247,2 тысячи человек, или 22,8% всех гостей Грузии).

Впрочем, в грузинских подсчетах туристов тоже присутствует некое лукавство. По местной статистике, в прошлом году Грузия установила очередной рекорд посещений международными туристами — более 7,5 млн человек, или на 18,8% больше в сравнении с 2016 годом. Но туристов в строгом смысле слова, то есть тех, кто провел в стране как минимум одну ночь, из них было меньше половины — 3,5 млн человек (плюс 27,9% год к году), что легко объясняется соседством с Арменией и Азербайджаном — граждане этих стран совершают много однодневных поездок в Грузию, но при этом учитываются в качестве туристов. В то же время доходы Грузии от туризма в 2017 году, по официальным данным, выросли почти на $ 700 млн, до около $ 2,7 млрд.

«При анализе туристических рынков Армении и Грузии, прежде всего, необходимо учесть геофизические факторы, — рассуждает ереванский эксперт, кандидат политических наук Ваге Давтян. — Сегодня в мире даже при наличии разнообразных и самых неожиданных альтернативных турпродуктов доминировать все же продолжают морские направления, и это является естественным преимуществом, которое позволяет Грузии обеспечивать неплохие показатели. Не секрет, что главным туристическим направлением в Грузии вот уже десять лет как является причерноморская Аджария. Конечно, прибрежный туризм вроде развивается и в Азербайджане, однако с учетом того, что и Азербайджан, и Грузия, по сути, не являются популярными направлениями на мировом туристическом рынке, рассматривать их стоит исключительно в региональном контексте».

Именно здесь, подчеркивает Давтян, и нужно обращаться к статистике: на протяжении последних нескольких лет основные туристические потоки Грузии обеспечиваются преимущественно из Армении — и только потом следуют туристы из Азербайджана, Турции, России и Украины. Следовательно, полагает эксперт, на статус Грузии как главного туристического центра Южного Кавказа действует также политическая ситуация. Кроме того, специфика туризма в Закавказье заключается в том, что большинство туристов из Европы, США и отчасти Ближнего Востока зачастую совершают туры по Южному Кавказу в целом и редко посещают отдельно лишь одну из трех стран региона.

▼ читать продолжение новости ▼

«Можно сделать вывод, что в сфере туризма Армения, Грузия и Азербайджан не могут выступать в качестве конкурентов — более того, налицо общий региональный интерес, который, увы, отсутствует во всех остальных сферах, — говорит Ваге Давтян. — Но если обращаться к проводимой в Армении политике в сфере туризма, то она пока не имеет концептуального и стратегического характера, несмотря на весьма неплохие показатели последних лет. В целом, доля туризма в ВВП страны составляет около 4%, и здесь мы, кстати, не сильно отстаем от Грузии, в которой данный показатель равен около 7%».

По мнению Давтяна, базовая проблема армянского туризма заключается в том, что на протяжении последних лет в Армении продвигались прежде всего альтернативные, весьма экзотические, турпродукты — доходило даже до рассмотрения сельского туризма как локомотива отрасли. «Уверен, что нецелесообразно браться за такие производные направления в условиях несостоявшегося традиционного туризма, — считает эксперт. — В результате Армения в целом продолжает оставаться неизвестным направлением на мировом туристическом рынке. Впрочем, бархатная революция, согласно официальной информации, положительно сказалась на международном имидже страны и, следовательно, на увеличении туристического потока. Сегодня правительство Никола Пашиняна рассматривает туризм, наряду с сельским хозяйством и высокими технологиями, в качестве базового направления экономического развития страны. Остается выработать модель рынка и начать прикладные шаги по ее внедрению».

Определенные шаги в этом направлении уже, безусловно, предприняты. «В свое время меня восхитило решение бизнесмена Рубена Варданяна, который мудро рассудил, что для того, чтобы туризм начал влиять на благосостояние Армении нужно, чтобы туристы выехали наконец за пределы Еревана, — говорит Полина Щербатюк, в 2014—2015 годах заместитель генерального менеджера отелей Hyatt Place в Ереване и Джермуке. — Ведь знаменитые культурные памятники Гарни, Гегарда, Звартноца и даже горнолыжный курорт Цахкадзор находятся очень недалеко от столицы — час туда, час обратно, поужинал, выпил, и всё. Для чуткого туриста-индивидуала нужны дороги и укромные точки на карте. Нужны маленькие сокровища, которые турист сможет открывать для себя вдали от Каскада и Оперы и к которым захочет вернуться, как гениально придумали „Мишлен“ во Франции. Поэтому Варданян запустил программу восстановления монастыря Татев, который находится высоко в горах, на недоступном утесе, в восьми часах езды от Еревана, почти на границе с Нагорным Карабахом. Очень красиво выбрана точка на карте — и там появился не просто еще один музей, а настоящее место притяжения — самая длинная в мире канатная дорога, включенная в книгу рекордов Гиннеса, захватывающий дух десятиминутный полет над вершинами, древние стены монастыря наверху и хорошо организованная станция приема туристов внизу, с неплохим видовым рестораном. И вот уже туристу нужно пускаться в дальний путь до Татева, заехав по пути в Арени и Джермук. Когда я рассказывала в Гонконге представителям китайских турфирм про наши гостиницы в Ереване и в Джермуке, агенты сразу спрашивали про „точки входа и выхода“. Обеспеченные китайцы с удовольствием полетят в Армению, сказали мне, для них это экзотика».

Но, продолжает Щербатюк, таким туристам будет неинтересно половину времени двигаться обратно по собственным следам — им потребуется круговой маршрут по стране с насыщенной программой, чтобы не трястись в машине более трех-четырех часов в день. И здесь возникают вопросы инфраструктуры: «Дорога от Еревана до Татева не в очень хорошем состоянии. А если ты возьмешь машину и захочешь вернуться через Севан… Я перед отъездом из Армении объехала вокруг Севана — и плакать хотелось, если честно. Восхитительной красоты озеро и неухоженная береговая линия — особенно со стороны границы, часто без выхода к воде. Брошенные недостроенные и уже рассыпающиеся дома отдыха. Автодорога, по которой местами нужно ехать со скоростью 20 километров в час. Даже со стороны Еревана надо очень аккуратно подвезти туриста к „открыточному“ монастырю Севанаванк, чтобы грохот музыки и непонятные постройки не перечеркнули впечатления от встречи с голубоглазой красавицей Армении. Аналогичная история — Джермук. Вода там прекрасная, но город — точнее, даже деревня — практически в руинах, всего две улицы. Аэропорт, который там был в советское время, разрыт на огородики. Дорога от трассы вверх к Джермуку зимой нередко бывает непроходима, и в результате жители там работают два-три месяца в году, пока идет туристический сезон. А зимой там делать нечего — сколько мы ни звали к себе группы на всякий тимбилдинг, они отвечали: хорошо у вас, но доехать невозможно. Я даже всерьез размышляла, как можно протолкнуть создание в Джермуке вертолетной площадки».

Таким образом, будущее туризма в Армении зависит от двух, на первый взгляд, далеких друг от друга, но на деле взаимосвязанных вещей — вложений в инфраструктуру и «тонких настроек», благодаря которым скрытые сокровища страны станут известны и доступны для ценителей. Например, Армения имеет прекрасные перспективы развития чрезвычайно популярного в мире винного туризма. Из всех постсоветских стран, пожалуй, именно Армения дальше всего продвинулась в создании национальной системы контроля качества алкоголя по месту происхождения, а количество небольших, но весьма интересных производителей вин и дистиллятов уже исчисляется десятками, если не сотнями. Еще одна перспективная ниша — летний отдых для людей, которым противопоказано пребывание на жарком солнце: здесь мало равных Дилижану с его микроклиматом, хотя инфраструктура этого курорта, опять же, требует немалых вложений. Значительным спросом может пользоваться Армения и у коллекционеров искусства и народных промыслов — таланты в этой стране всегда были в избытке. Определение этих ниш и системная работа с их целевой аудиторией по всему миру очень важны, поскольку это позволит нивелировать риски массового туризма, типичные для стран с относительно недорогим отдыхом.

«Значительный вклад в будущее туризма в Армении следует ожидать от диаспоры, — отмечает Полина Щербатюк. — Возвращение армян со всего света на родину уже принесло стране много хорошего, и надеюсь, что новый руководитель страны будет верен своему слову и поддержит этот процесс. Из важных проектов для развития туризма можно отметить винодельческие компании Zorah и ArmAs — это как раз возвращенцы. Еще один важный, в том числе логистически, проект — Tufenkian Heritage Hotels. Его основатель Джеймс Туфенкян — филантроп и бизнесмен из США — возрождает в Армении ремесла, в том числе ковроткачество. Мне очень нравится стиль его отелей — немного поэтизированный армянский стиль, без „клюквы“, но с резьбой по камню и дереву. Пока очень многие интересные места Армении не нанесены на карту, хотя здесь на помощь может прийти, к примеру, блог Анны Мазманян, создательницы Yerevan Food Fest, который пройдет в этом году во второй раз. Ее приоритеты — развитие ресторанного бизнеса в Армении, развитие гастрономического туризма, повышение узнаваемости страны, ее гастрономических особенностей, шеф-поваров и местных заведений. У нее же можно узнать про интересные проекты, которые существуют в самых отдаленных селеньях Армении — как парни из пограничного села открывали ресторан, как в другом селе людям помогают выводить на хороший уровень производство деликатесов, которыми славится Армения. Я помню такие проекты, с одним из них мы имели дело, когда открывались в Джермуке. Жители нескольких сел налаживали производство того самого чудесного армянского варенья, сухофруктов, сыра — и сталкивались с тем, что очень сложно всё это транспортировать и непонятно, как и куда продавать. Потому что граница проницаема только в двух точках — в сторону Грузии и Ирана».

Николай Проценко

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/08/28/rostu-turizma-v-armenii-nuzhny-sistemnye-orientiry-eksperty
Опубликовано 28 августа 2018 в 11:12
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами