• USD 66.26 -0.57
  • EUR 78.04 +0.05
  • BRENT 78.70

Европопулизм по-шведски: миграция открывает ультраправым дорогу к власти

Йимми Окессон. Фото: sensusnovus.ru (архив)

Несмотря на изоляцию политического мейнстрима, партия «Шведские демократы» может стать одной из главных партий в новом парламенте после выборов, которые пройдут 9 сентября.

Чего не хватает шведам?

Политическая ситуация в Швеции не вызывает у постороннего наблюдателя ничего, кроме удивления. Не ясно главное, чем недовольны шведы? Чего им не хватает? С экономикой у северян все более-менее в порядке. Особенно по сравнению с другими членами Евросоюза. Например, рост ВВП за два первых квартала этого года превысил 3%, в то время, как в еврозоне он остается на уровне 2%. В королевстве низкая безработица — 4,4%. Подушевой доход у шведов тоже существенно выше среднего по Европе, кстати, не самого последнего на планете. Можно вспомнить и о том, что жители Швеции уже не один год стабильно входят в десятку самых счастливых стран мира.

Дела у шведов идут прекрасно, но тогда закономерно возникает вопрос, почему они собираются на предстоящих 9 сентября парламентских выборах щелкнуть по носу мейнстримовские партии и отдать предпочтение ультраправым? Причина, возможно, одна, но она достаточно весомая, по крайней мере, для самих шведов. Это, конечно же, миграция.

Некоторые социологи и политологи приводят еще один ответ: шведы считают, что традиционные политики не справились с ожиданиями избирателей и не выполнили своих обещаний. Т. е. просматривается определенное сходство с брекситом в Британии и Трампом в Америке. Хотя, конечно, с большими шведскими нюансами. Например, в отличие от британцев, они выходить из ЕС не собираются. По крайней мере, пока.

Пристальное внимание к миграции является последствием недавнего миграционного кризиса, до основания без преувеличения можно сказать потрясшего Европу. В 2015 году в это северное королевство, много лет являвшееся маяком европейского либерализма, въехали 163 тыс. мигрантов. Это, конечно, очень много, если вспомнить, что собственное население Швеции составляет немногим более 10 млн человек. Не удивительно, что по числу мигрантов на жителя Швеция на втором месте в объединенной Европе.

В 2014 году тогдашний премьер Фредрик Рейнфельдт призывал соотечественников «открыть сердца мигрантам». Однако огромный наплыв мигрантов — порядка 600 тыс. за пять последних лет значительно охладил гостеприимство шведов. Шведы перестали быть гомогенным обществом. Сейчас 18% населения королевства, т. е. почти каждый пятый житель Швеции, родилось за пределами королевства. Шведская пресса добавляет масла в огонь и часто пишет о том, что рост преступности в последние годы напрямую связан с притоком незваных гостей, и о том, как дорого они обходятся шведским налогоплательщикам. Согласно расчетам Экспертной группы по общественной экономике, каждый мигрант обходится в 74 тыс. крон ($ 8 тыс.) ежегодно в течение всей своей жизни.

Левоцентристское правительство Стефана Лёвена, три года назад призывавшее шведов радушно встречать мигрантов, сделало поворот на 180 градусов. Власти резко ужесточили политику по отношению к мигрантам: ввели пропускные пункты на границах, повысили требования при выдаче разрешений на проживание, пособия и т. д. Результат налицо — в этом году ожидается прибытие не более 23 тыс. выходцев из Африки и Азии. Меры правительства, возможно, и остановили поток мигрантов, но их оказалось недостаточно, чтобы вернуть доверие избирателей. Не помог восстановить утраченные в 2015 году позиции и самый длительный более чем за четыре десятилетия период экономического роста, которому, кстати, в немалой степени способствовали как раз мигранты. Рейтинг социал-демократов, главной шведской партии, накануне сентябрьских выборов снизился до 21%. Это на 10% меньше, чем они набрали в 2014 году. Но и тот результат, о котором социал-демократам сейчас остается только мечтать, далеко не лучший в их долгой истории. Достаточно вспомнить, например, не такой уж и далекий 1994 год, когда Социал-демократическая рабочая партия Швеции (SSA) набрала 45%.

Политическое землетрясение

В прошлом году в Хеслехольме, сером неприметном городке на юге королевства, произошло нечто вроде маленького политического землетрясения. Его организовали Шведские демократы (SD), антимигрантская, популистская ультраправая партия, уходящая корнями в неонацистское движение. Шведские демократы, как и большинство европейских ультраправых, много лет живут в полной изоляции от политического мейнстрима. Политические партии делали и зачастую продолжают делать вид, что их не знают. С ними никто не сотрудничал, даже если возникала настоятельная необходимость в союзнике.

В Хеслехольме, лен Сконе, все изменилось весной прошлого года. Местные отделения трех правоцентристских партий решили захватить власть в городе и вспомнили о существовании Шведских демократов. В городском совете Хеслехольма много лет безраздельно властвовали левоцентристы. В обмен на помощь правоцентристы поддержали Шведских демократов на выборах, и те впервые в своей тридцатилетней истории получили кресло заместителя председателя совета Хеслехольма.

Прошлой осенью совет Хеслехольма чуть даже не принял предложенный Шведскими демократами бюджет на 2018 год. Правда, «слабость» оказалась мимолетной. Политкорректность восторжествовала, и в конце концов все же был принят бюджет, разработанный мейнстримовскими правоцентристами.

«Это первый шаг», — с энтузиазмом говорит Патрик Йонссон, заместитель председателя совета Хеслехольма и региональный глава Шведских демократов в Сконе.

На выборах в шведский парламент — риксдаг, которые состоятся через две недели, Шведские демократы не без оснований надеются произвести уже большое политическое землетрясение. Опросы, проведенные в последние недели, показывают, что они могут получить от 16,8 до 28,5% голосов избирателей и войти в тройку ведущих партий по представительству в главном законодательном органе королевства. Даже при самом неблагоприятном сценарии Шведские демократы с полным основанием могут рассчитывать стать вершителями судеб северного королевства и решать, кому будет принадлежать власть в следующие четыре года: левоцентристскому или правоцентристскому блоку.

«Когда мы говорим о Швеции и других скандинавских странах, то сразу возникает ассоциация с социальной демократией, — говорит Патрик Оберг, эксперт по внутренней политике Швеции из университета Гетеборга. — Но сейчас это медленно уходит в прошлое. Мы становимся все более похожи на другие страны. Бастион социальной демократии постепенно разрушается и превращается в развалины. Здесь происходят большие перемены».

Главным бенефициарием падения популярности социал-демократов, которые стоят у власти последние четыре года вместе с «зелеными», будут скорее всего Шведские демократы. Лидеру ультраправых Йимми Окессону удалось переманить избирателей с обоих флангов политического спектра обещаниями повысить социальные пособия и снизить налоги за счет уменьшения расходов на мигрантов.

Социологическая компания Novus составила приблизительный портрет сторонников SD. Две трети из них — мужчины. Уровень образования у избирателей Шведских демократов ниже среднего. Они живут, в основном, в сельской местности и зарабатывают меньше, чем сторонники двух других крупных партий. Главные проблемы Швеции, по их мнению: мигранты, установление правления закона и порядка и неудовлетворительное здравоохранение.

На перепутье

Сейчас Шведским демократам рассчитывать на власть не приходится в силу исторических традиций и особенностей политической системы королевства. Шведы много лет считали себя самой либеральной страной если не на всей планете, то хотя бы на европейском континенте. Они испокон веков гордились своей открытостью и приверженностью демократическим идеалам, среди которых далеко не последнее место занимает терпимое отношение к мигрантам. Этим во многом и объясняется та обструкция и изоляция, которую устроил ультраправым шведский политический истеблишмент. Даже если Шведские демократы станут самой крупной партией в риксдаге, сформировать правительство они не смогут. Для этого понадобится создать правящую коалицию, но никто из присутствующих в парламенте партий с ними сотрудничать не намерен. Например, Ульф Кристерссон, лидер либерально-консервативной Умеренной коалиционной партии (MS) и один из главных претендентов на пост нового премьер-министра, уже заявил, что ни при каких обстоятельствах не будет сотрудничать со Шведскими демократами.

Скорее всего право формирования правительства получат «умеренные». У них, правда, в полтора раза ниже рейтинг (согласно опросу социологической компании Novus, проведенному 17−20 августа — 15,8%), но прекрасные шансы договориться о создании правящей коалиции с другими партиями, прошедшими в риксдаг.

Есть, конечно, шансы сохранить власть, если верить опросам общественного мнения, и у социал-демократов, которые последние четыре года руководят королевством в союзе с Партией зеленых.

▼ читать продолжение новости ▼

Если же Шведские демократы получат в парламенте больше остальных партий мест, то они могут рассчитывать попасть в правительство лишь в том случае, если какая-то другая парламентская партия, например, те же «умеренные» забудут про политкорректность и все обещания и обратятся к ним с предложением заключить союз и создать правящую коалицию.

Несмотря на все неблагоприятные расклады Шведские демократы судя по всему в год своего тридцатилетия намерены продолжить похвальную традицию — набирать на каждых выборах вдвое больше голосов, чем на предыдущих. Если они продолжат ее и через четыре года, то в 2022 году власть в королевстве достанется однозначно им. Сейчас же, накануне очередного успеха, Шведским демократам необходимо решить, чего же они хотят: стать обычной оппозиционной партией или партией влияния? Опыт у скандинавских соседей имеется: правые популистские партии или входят в правительство, как в Норвегии и Финляндии, или имеют значительное влияние в парламенте, как в Дании. Но оба эти варианта станут шоком для шведского общества, которое давно гордится тем, что Швеция — самая открытая для мигрантов в Европе страна и одновременно государство всеобщего благоденствия.

С одной стороны, традиционная политическая система Швеции окажется под сильнейшим давлением огромных перемен, а с другой, это поставит под сомнение санитарный кордон, которым мейнстримовсие партии давно пытаются отгородить популистов. Приход Шведских демократов к власти в любой форме заставит шведское общество всерьез взяться за обсуждение их политики по отношению к мигрантам, а также предложения провести референдум о выходе королевства из ЕС. Они хотят запретить воссоединение семей мигрантов, ускорить процесс депортации тем, кому отказано в праве нахождения на территории Швеции, и многое другое, что вновь «вернет Швецию шведам».

В вопросе членства в ЕС Шведские демократы тоже белые вороны на политическом ландшафте Швеции. Они уже далеко не первый год агитируют простых шведов за выход из Евросоюза, но пока особых успехов не добились. Практически все шведские партии выступают за членство в объединенной Европе. Только бывшие коммунисты, которые сейчас входят в Левую партию, тоже хотят выйти из Союза, но и они дистанцировались от Шведских демократов, вполне логично заявив, что пока шведы не поддерживают швексит, как по аналогии с брекситом называют выход Швеции из Евросоюза, особого смысла в проведении референдума нет.

Согласно опросу Eurobarometer, лишь 27% шведов считают, что будут жить лучше после выхода из ЕС. 67% выступают за членство в Союзе. Остальные партии критикуют Шведских демократов и указывают на Британию с ее брекситом и хаосом, который там сейчас царит. К тому же, выход из ЕС — удовольствие не из дешевых. В Умеренной партии, например, обсчитали швексит и пришли к выводу, что он обойдется шведским налогоплательщикам в 280 млрд крон ($ 31 млрд) или 40 тыс. крон на каждое домохозяйство. Лидер правоцентристской Либеральной партии Йэн Бьёрклунд построил свою избирательную программу на борьбе со швекситом. Он, к примеру, предупредил, что под угрозой окажутся 150 тыс. рабочих мест, что, конечно, будет громадной потерей для маленькой Швеции. Еще дальше пошел бывший премьер-министр Швеции и экс-глава шведского МИД Карл Бильдт. Он назвал предлагаемый Шведскими демократами референдум «самой большой угрозой будущему процветанию Швеции».

Швеция для шведов?

Благодаря нескрываемому еврофобству и ряду других причин за выборами в Швеции будет следить вся Европа. В 2017 году европейский политический истеблишмент с немалым трудом отразил серию атак популистов и ультраправых. Опасность, казалось, миновала, однако результаты выборов в Италии весной этого года и, очень вероятно, шведских выборов показывают, что расслабляться рано. Очевидно, что уязвимость региона перед харизмой популистов осталась. Особенно заметно их влияние в вопросе с мигрантами.

Политический истеблишмент Швеции много лет намеренно и сознательно изолирует демократов. Когда нынешнее левоцентристское правительство призвало на пике миграционного кризиса в 2015 году все парламентские партии обсудить миграцию, к Шведским мигрантам это приглашение не относилось.

Социал-демократы допустили ошибку, потому что Шведские демократы ухитрились извлечь выгоду из этой изоляции. Мейнстримовские партии королевства много лет благосклонно относились к миграции. В результате, когда в 2015 году десятимиллионное королевство захлестнул девятый вал выходцев из Африки и Азии, Шведские демократы оказались единственной парламентской партией, предупреждавшей о пагубных последствиях политики открытых дверей. Они предупреждали об угрозе, которую несут мигранты государству всеобщего благоденствия с его щедрыми пособиями для безработных и стариков. На предвыборном плакате Шведских демократов еще в 2010 году был изображен пенсионер, медленно бредущий к бюджету, и легко обгоняющая его группа женщин в парандже с колясками.

В 2016—2017 годах политический истеблишмент во главе с социал-демократами одумался и начал ужесточать позицию по мигрантам, но это не помешало популярности Шведских демократов еще больше вырасти в этом году. Их победа в нескольких опросах общественного мнения вызвала панику среди остальных партий. Шведский истеблишмент сейчас лихорадочно ищет способы борьбы с ультраправыми, но судя по опросам, особыми успехами похвастать пока не может.

Шведские демократы несмотря на юный возраст показали себя опытной партией. Они сумели набрать политические очки и на росте преступности, который шведская пресса и все больше простых шведов напрямую связывают с увеличением численности приезжих. На прошлой неделе в Гетеборге и его городах спутниках организованные группы молодежи сожгли около 100 машин. Лидер Шведских демократов Йимми Окессон предложил властям отправить армию усмирять уличные банды, устраивающие разборки с применением оружия и гранат. Стефан Лёвен сначала даже одобрил эту радикальную идею, но затем дал задний ход. Политкорректность восторжествовала, но у избирателей в очередной раз отложилось в сознании, кто и как их защищает.

Но не только позиция по мигрантам привлекает избирателей к ультраправым. Шведы, собирающиеся голосовать за демократов, согласно опросу социологической компании Kantar Sifo, считают, что политики их не слушают и не уважают образ их жизни. Мейнстрим пугают в Шведских демократах не только радикальные призывы и идеи, но и неонацистские корни. Партия образовалась из нескольких групп явно фашистского толка, включая «Сохраним Швецию шведской». На раннем этапе существования Шведских демократов эти слова были основным партийным девизом. Премьер-министр Лёвен, например, даже называет их неофашистами. Кстати, левые относятся к ультраправым еще хуже, чем правоцентристы.

Шведские демократы очевидно понимают, что неонацизм сейчас не в моде. Партия, если можно так выразиться, в последние годы несколько помягчела. Йимми Окессон возглавил партию в 2005 году. Он провел чистку партийных рядов и уволил несколько десятков человек с откровенно расистскими и неонацистскими взглядами. Бывшие демократы вместе с другими радикалами вступили в совсем новую партию, появившуюся в 2017 году — в «Альтернативу для Швеции».

Конечно, чистка вовсе не означает, что Шведские демократы стали белыми и пушистыми. Так, недавно один из парламентариев от этой партии оказался в центре громкого скандала, заявив, что евреи и саамы — не шведы…

Что будет после сентябрьских выборов, не знает никто. Не знают политологи и то, как будут себя вести Шведские демократы после 9 сентября. Не знают этого, похоже, и сами Шведские демократы, которые сейчас горячо спорят: уйти им в оппозицию или занять конструктивную позицию?

Кстати, Шведские демократы уже озвучили цену своего участия в коалиции, если к ним, конечно, с таким предложением обратятся. Во-первых, они потребуют формировать миграционную политику с их непосредственным участием, а во-вторых, шведскому мейнстриму придется отказаться от их изоляции.

Приглашая Шведских демократов к сотрудничеству, рискуют все. Партия, которая осмелится прервать изоляцию Шведских демократов, рискует получить ярлык беспринципных политиков, готовых ради сиюминутных выгод поступиться убеждениями и взглядами. Но будут рисковать и Шведские демократы, если они войдут в правящую коалицию. Показателен пример соседней Финляндии, где ультраправая партия «Истинные финны» в 2015 году вошла в состав правоцентристского правительства. За прошедшие годы их популярность резко упала. После громкого скандала, вызванного тем, что партия, выступающая за выход Финляндии из Евросоюза, поддержала третью программу помощи Греции, Истинные финны еще и распались на две партии.

С другой стороны, Датская народная партия никогда не входила в правительство, но ее популярность растет. Особенно поддерживают ее датчане в вопросах миграции.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/08/26/evropopulizm-po-shvedski-migraciya-otkryvaet-ultrapravym-dorogu-k-vlasti
Опубликовано 26 августа 2018 в 09:13
Все новости

20.09.2018

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами