• USD 66.41 +0.15
  • EUR 78.06 +0.02
  • BRENT 78.77

Нефтепотоки Казахстана: «рулит» зять Нурсултана Назарбаева

Важность той или иной отрасли в Казахстане можно определить по тому, задействованы ли в ее управлении члены Семьи. Именно так, со значением, с большой буквы, в республике говорят о родне президента Нурсултана Назарбаева. Так, крупнейший банк Казахстана, поглотивший недавно ключевого конкурента, возглавляет Тимур Кулибаев — муж средней дочери лидера нации. А супруг младшей дочки, Алии, Димаш Досанов руководит «КазТрансОйлом», национальной компанией по транспортировке нефти. Это действительно стратегически важное направление, если учесть глубоко сырьевой характер казахстанской экономики.

Правда, не все нефтетрубы страны находятся под контролем у Досанова. Нефтепровод Тенгиз — Новороссийск Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) «КазТрансОйлу» не подчиняется, они конкурируют.

После распада Советского союза развалились и налаженные экономические связи. Ранее единая система нефтепроводов превратилась в разрозненные участки труб. Казахстану, сделавшему ставку на добычу нефти как на основную отрасль экономики, пришлось самостоятельно налаживать систему экспорта черного золота. Без выхода к морю это было непросто. Тем не менее, определенные успехи в деле диверсификации экспортных направлений есть: появились и успешно работают новые нефтепроводы: КТК, проходящий по территории Казахстана и России, и труба в сторону Китая. Также действуют трубопроводы, проложенные еще в советские времена.

Главная труба

Нефтепровод КТК можно смело назвать главной экспортной трубой, потому что по нему транспортируется нефть со всех трех гигантских месторождений: с Тенгиза, Кашагана и Карачаганака.

На Тенгизе сейчас идет очередной процесс расширения мощности, в результате реализации этого проекта добыча на месторождении увеличится с нынешних 27 млн тонн в год до 39 млн тонн. И у КТК, как заверил гендиректор нефтетранспортного консорциума Николай Горбань, имеются мощности, чтобы принять возросший объем тенгизской нефти.

Кроме того, в КТК поступает нефть с легендарного Кашагана — гигантского и очень сложного в эксплуатации шельфового месторождения. В него вложено так много денег, что в шутку Кашаган называют Cash all gone — «Все наличные ушли» (англ.). Третье гигантское месторождение — Карачаганак — тоже расположено на западе страны.

Нефтепровод КТК проходит по территории Казахстана и России, однако транспортируется по нему преимущественно казахстанская нефть. К примеру, по 2018 году озвучивались такие планы: общий объем прокачки составит 67,46 млн тонн. Из них объемы казахстанских грузоотправителей — 58,77 млн тонн, российских — 8,69 млн тонн.

Трубопроводная система КТК — один из крупнейших инвестиционных проектов в энергетической сфере с участием иностранного капитала на территории СНГ.

Протяженность трубопровода, соединившего нефтяные месторождения Западного Казахстана с морским терминалом в Новороссийске, составляет 1 511 км. Акционерами КТК являются Россия, Казахстан и несколько крупных транснациональных компаний.

Восточный маршрут

Строительство нефтепровода в Китай стало важным моментом в развитии нефтетранспортной системы страны. Атасу — Алашанькоу стал первым экспортным нефтепроводом, по которому казахстанская нефть пошла не через территорию России. Труба начала работать в 2005 году.

Однако и для северного соседа в итоге этот проект оказался выгодным, ведь сейчас по казахстанско-китайскому нефтепроводу прокачивается преимущественно российская нефть, соответствующее соглашение подписано в 2013 году. Так что, построив нефтепровод на восток, Казахстан убил двух зайцев: открыл новое направление экспорта углеводородов и начал активно использовать свой транзитный потенциал, то есть прокачивать российскую нефть в Китай.

▼ читать продолжение новости ▼

В 2017 году по ведущему в Китай нефтепроводу Атасу — Алашанькоу было отправлено 12 млн тонн нефти, из них 10 млн — это российская нефть.

Атырау — Самара

Нефтепровод Атырау — Самара успешно функционирует еще с советских времен. Это самый протяженный в мире «горячий» нефтепровод. Дело в том, что по трубе на Самару прокачивается высокопарафинистая нефть, а она застывает при температуре в 32 градуса тепла по Цельсию, поэтому нефтепровод нужно постоянно подогревать. Поставляемая по трубе Атырау — Самара нефть в России попадает в систему «Транснефти», и затем уже вместе с российским черным золотом направляется покупателям из разных стран.

Транзит в Узбекистан

Казахстан также успешно выступает посредником в поставках российской нефти в Узбекистан. По маршруту Прииртышск — Шагыр в 2017 году прокачали 68 тысяч тонн нефти. Схема такая: по нефтепроводу углеводороды доходят до села Шагыр на юге Казахстана, а далее в Узбекистан едут уже по железной дороге.

На этом этапе развития нефтетранспортной системы транзит является важной составляющей бизнеса, поскольку возможности нефтепроводов Казахстана больше, чем объемы прокачиваемой по ним казахстанской нефти. Поэтому Казахстану сейчас выгодно транспортировать российскую нефть.

Маршрут через Баку не интересует

Много лет обсуждалась возможность транспортировки казахстанской нефти танкерами по Каспию до Баку и оттуда по лоббируемому США нефтепроводу Баку — Тбилиси — Джейхан. Однако сейчас этот маршрут рассматривается лишь как потенциальный: быть может, когда-нибудь, когда на Кашагане станут добывать больше нефти… Сейчас же это направление Казахстане не интересует, так как имеющихся мощностей более чем достаточно.

Запретное южное направление

Казахстану всегда был интересен южный маршрут транспортировки нефти — через Иран к Индийскому океану. И возобновление своп-операций, и даже участие в строительстве иранского нефтепровода Нека — Джаск обсуждались неоднократно. С 2005 по 2010 годы Казахстан отправлял нефть в Иран по своп-схеме, то есть нефть танкерами по Каспию приходила на север Ирана, а взамен Иран предоставлял аналогичный объем на юге, откуда по океану можно было отправлять черное золото в любую точку мира.

Однако сейчас американские санкции и недостаточный объем добываемой в Казахстане нефти не дают возможности всерьез что-то планировать.

У казахстанской экономики есть две существенные особенности. Во-первых, для Казахстана нефть — всему голова. Без нефтедоходов не было бы ничего: ни роскошной Астаны, ни бума на рынке недвижимости, ни развития финансового сектора, ни крутых автомобилей, ни роскошных празднеств, ни традиционных казахстанских «понтов». Не случайно из 10 крупнейших налогоплательщиков в стране 8 представляют нефтегазовую отрасль.

Димаш Досанов и Алия Назарбаева. Фото: camonitor.kz

Во-вторых, Казахстан не имеет выхода к морю, а это значит, что продавать нефть очень непросто — доставка слишком сложная и дорогая. Поэтому нефтетранспортная отрасль имеет для республики стратегически важное значение. Не случайно потоками нефти управляет человек, которому глава государства доверяет. И пусть Досанову всего 36 лет, пусть он еще не заявил о себе в большой политике, пост главы «КазТрансОйла» позволяет рассматривать мужа Алии Назарбаевой как потенциально серьезного игрока на политической арене. Именно он, пусть пока неявно, лавирует казахстанской политикой, учитывая интересы таких сверхдержав, как Россия, США и Китай.

Кайрат Алимбеков, Алма-Ата

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/08/24/neftepotoki-kazahstana-rulit-zyat-nursultana-nazarbaeva
Опубликовано 24 августа 2018 в 16:03
Все новости

21.09.2018

Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами