• USD 67.27 -0.02
  • EUR 76.72 +0.29
  • BRENT 56.30

ВПК Израиля: за исключением Азербайджана, с прицелом на саудовский рынок

Гай Бехор. Иллюстрация: 9tv.co.il

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью политолога и востоковеда Гая Бехора под заголовком «Благословение проклятием» (публикуется в сокращении).

На протяжении всей человеческой истории империи возникали, разрушались и возрождались вновь сообразно развитию и изменению международных торговых путей. От Месопотамии до Венеции, от финикийцев до Британии, от Америки до Китая — именно международная торговля, напрямую влияющая на экономическое положение, определяла политическую мощь, создание и распад союзов, военную силу и благосостояние. Иными словами преуспевание народов всегда зависело от социальной и экономической взаимности — способности выгодно предложить другим результаты своего труда.

Благосостояние народов основывалось на торговле между ними.

«По-видимому, города Италии первыми в Европе достигли сколь-нибудь значительной степени богатства именно благодаря торговле. Италия расположена в центре области, которая в то время являлась единственной развитой и культурной частью мира. …Гигантские армии, шествовавшие со всех сторон на завоевание Святой земли, дали сильнейший толчок развитию судоходства Венеции, Генуи и Пизы, поскольку именно оттуда происходила перевозка войск на восток и снабжение их потом продовольствием. В итоге города эти стали своего рода интендантами всех этих армий. Так одно из самых разрушительных безумий, когда-либо охватывавших народы Европы, оказалось источником богатства для итальянских городов-республик» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776), здесь и дальше перевод по изданию: Москва, Соцэкгиз, 1962).

1. Израильский взлет

Вот уже более полувека в шведской столице функционирует институт SIPRI («Стокгольмский институт исследования проблем мира»), на протяжении многих лет отслеживающий международную торговлю в оборонной сфере, составляющий рейтинг стран экспортеров и импортеров оружия, и таким образом оценивающий объемы продаж на мировом рынке вооружений. К слову, один из главных вопросов, выяснением которого занимается этот институт, состоит в том, становится ли мир менее устойчивым, когда эти объемы продаж возрастают? Или, наоборот, мир приобретает большую стабильность благодаря возникающему фактору сдерживания, как раз не стимулирующему войну?

Так или иначе, результаты своих исследований SIPRI публикует в виде отчета раз в четыре года. Последний из них касается периода с 2013 по 2017 годы, и из него следует, что за последние четыре года Израиль в качестве производителя и экспортера продвинутых видов вооружений поднялся с десятого места на восьмое. Фактически Израиль, на который теперь приходится 2,9% объема международных продаж в оборонной сфере, разделил 7−8 место с Испанией. При этом Испания, сохранившая неизменной свою долю в мировых продажах, увеличила экспорт на 12%. Израиль же для того, чтобы подняться с 2,1% в прошлом до нынешних 2,9%, увеличил объем продаж на 55%. Что еще больше подчеркивает стремительный рост экспорта израильской оборонки, приносящей стране, таким образом, около 11 миллиардов долларов в год. И потенциал тут поистине неограничен.

Кого мы сумели обогнать за эти три года? Пару европейских держав, обладательниц давних традиций в сфере торговли оружием: Италию, на которую приходится сегодня 2,5% международного оборонного рынка и Голландию с 2,1%, еще в прошлом отчете обходивших Израиль. К слову, если в предыдущем отчете Израиль упоминался лишь 7 раз, в нынешнем еврейское государство отмечено уже 26 раз, что также говорит о резком увеличении объема деятельности.

Кому прежде всего Израиль продает свою оборонную продукцию? Больше всего Индии — 49% всего израильского оборонного экспорта отправляется в эту страну, следом идет Азербайджан — 13% (к слову, мусульманская шиитская страна), а потом Вьетнам (6,3%). Продукция израильской «оборонки» составляет 8,4% от всего закупаемого Италией вооружения, для Южной Кореи этот показатель составляет 4,6%, для Британии — 4,3%. В целом речь идет о продажах в десятки стран мира.

Что мы продаем? Современное высокотехнологическое оборудование. Именно то, за что можно требовать высокую цену, поскольку конкуренция в этой сфере невелика. Это «умные» ракеты, радарные системы, датчики, ну и конечно БПЛА, ставшие эмблемой нашего оборонного экспорта во всем мире.
С другой стороны, Израиль занимает 17-е место по закупкам вооружений (1,7% от всего объема международных продаж в этой сфере), разделяя его с Оманом. У кого мы покупаем? В первую очередь, конечно, у США (60% всего нашего оборонного импорта). Оно и понятно, ведь так американская военная помощь возвращается обратно в Соединенные Штаты. Главным образом, это стоимость самолетов-невидимок Ф-35. Девять из них уже в Израиле, а всего будет полсотни.

Треть наших оборонных закупок приходится на Германию — это подводные лодки. Две уже были получены, еще три в пути. Еще 10% приходится на Италию — огромная сделка по приобретению учебных самолетов.
Следует заметить, за последние три года Израиль значительно увеличил свой оборонный импорт — с 0,8% мирового объема продаж до 1,7%. Но прежде всего этот рост произошел за счет приобретения подводных лодок, которые, разумеется, часто не покупают.

«Как только повсеместно устанавливается разделение труда, лишь малая доля потребностей каждого человека может быть удовлетворена продуктом его собственного труда. Значительно большую часть их он удовлетворяет обменом того излишка продуктов своего труда, который остается после удовлетворения его потребностей, на излишки продукта труда других людей, в которых он нуждается. Таким образом, каждый человек живет обменом или становится в известной мере торговцем, а само общество превращается, так сказать, в торговый союз» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов»).

2. Рост мирового рынка

По мере того, как в мире увеличивается нестабильность, международный рынок в оборонной сфере стремительно растет. Со времени предыдущего отчета он увеличился на 10%. Это очень серьезный рост, превращающий оборонный рынок в крайне привлекательный для международного бизнеса. Стоит заметить, что своего максимума он достигал в 80-х годах, во время холодной войны. Затем наблюдался спад 90-х, сопровождавший распад СССР и достигший своего минимума в 2000 году. А с 2005 года рынок вновь стал расти, хотя по-прежнему не поднялся до уровня 80-х. Причины роста очевидны: исламский террор, возращение противостояния Запада и России, усиление Китая и Северной Кореи, войны на Ближнем Востоке, Иран и суннито-шиитский раскол.

Лидирует в сфере оборонного экспорта с огромным отрывом от остальных США — 34% объемов мирового рынка (30% три года назад). В свою очередь, Россия спустилась с 26% согласно прошлому отчету до 22% в нынешнем. На третьем месте Франция — 6,7%. Затем Германия — 5,8%, фактически исключительно за счет продажи подводных лодок (иными словами, сделка с Израилем для нее необходимость, а вовсе не одолжение еврейскому государству). Потом Китай с неожиданно низким показателем — 5,7%. Еще менее успешная Британия — 4,8%, та самая Британия, которая в иные времена была мощнейшей державой мира. И, наконец, Испания и Израиль с их 2,9%.

Другими словами, Израиль оказался в высшей лиге оборонных производителей мира, в высшей торговой лиге.

При этом следует заметить, что лишь у Израиля есть колоссальное ограничение в продаже своей оборонной промышленности. Мы не продаем, да и не могли бы предлагать свою продукцию ни арабским, ни вообще мусульманским странам (за исключением Азербайджана). Наши продажи туркам, в прошлом достаточно существенные, тоже закончились, поскольку полагаться на вздорного «султана» невозможно. Таким образом, огромный сегмент мирового рынка, возможно, самый большой, для нас закрыт. Что лишь еще сильнее подчеркивает наш успех.

Схема распределения мирового оборонного экспорта между странами (на основании последнего отчета SIPRI)

3. Российские неудачи

Интересно рассмотреть ситуацию с российским оборонным экспортом. Особенно в свете утверждений Москвы о том, что участие в войне на территории «Сирии» позволяет испытывать новые системы вооружений, а затем расширять объем их продаж по всему миру — на пути к возвращению к статусу сверхдержавы.

Данные свидетельствуют о совершенно ином положении вещей. За последние четыре года российский экспорт вооружений как раз сократился. Причем весьма существенно. Может, Россия и испытывает его на десятках тысяч несчастных сирийцев, но потенциальных покупателей это, похоже, не слишком привлекает. С их точки зрения российское вооружение выглядит устаревшим, особенно на фоне существующей в этой сфере жесткой конкуренции.

Как уже было отмечено, доля российского экспорта в общемировом объеме продаж составлявшая четыре года назад 26%, теперь сократилась до 22%. Притом, что Россия уже два с половиной года находится в Сирии. Это сокращение, вероятно, связано с финансовым кризисом в России, где не хватает бюджета на новые разработки. Поэтому недавнее выступление Владимира Путина, представившего новейшие, но, судя по всему, вымышленные достижения в оборонной сфере, было встречено в мире с насмешкой.

Низкий курс рубля должен был помочь продажам, но это не сработало. Кто главные покупатели у России? Можно было предположить, что одним из них станет Иран, но нет. Там тоже нет денег. Больше всего российской «оборонки» закупает Индия (35%), Китай (12%), Вьетнам (10%). К слову, и в Индии и во Вьетнаме, мы стали конкурентом России.

Еще одним фактором сокращения российского оборонного экспорта стало уменьшение покупательской способности стран-экспортеров нефти — из-за падения цен на углеводороды и крушения некоторых из прежних покупателей, таких как Алжир, Венесуэла и Ливия. В итоге Россия уже не является основным поставщиком оружия на Ближнем Востоке, удерживая лишь 11% от оборонного экспорта в этом регионе.
А все сообщения о колоссальном потенциале российских оружейных сделок с Египтом, Ираном или Катаром по-прежнему остаются лишь словами.

«Как говорит Гоббс, богатство — это сила» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов»).

4. Франция на Ближнем Востоке

Кто глубоко завязан с арабами на поставках оружия, так это Франция. Что, к слову, является и одним из объяснений ее прохладного, если не сказать больше, отношения к нам. Почти половина — 42% ее оборонного экспорта — приходится на Ближний Восток. Французские продажи возросли по сравнению с прежним отчетом SIPRI на 27%, и если четыре года назад доля французов в мировом рынке вооружений составляла 5,8%, то теперь достигла 6,7%. Ее главными клиентами являются: Египет — 25% (в этой стране стремительно растущему населению нечего есть, но армия закупает новые виды вооружений, чтобы защитить себя от исламских экстремистов), Китай (8,6%), Индия (8,5%). А еще, конечно, Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Кувейт, Марокко и Сингапур. Не так давно на фоне Франции — одного из традиционных мировых лидеров оружейного экспорта — Израиль казался буквально крошечной козявкой. Теперь же израильская доля в общемировом рынке достигает почти половины французской и продолжает расти. Это удивительные данные, в которые даже трудно сразу поверить.

«Секреты в мануфактурном производстве можно сохранять дольше, чем в торговле. Красильщик, открывший способ окрашивать ткани в какой-нибудь цвет при помощи материалов вдвое более дешевых, чем те, которые обыкновенно применяются для этой цели, может при правильной постановке дела пользоваться выгодами своего изобретения всю жизнь. И даже передать его в виде наследства своему потомству» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов»).

5. Вожделенный индийский рынок

Главным потребителем на рынке вооружений является сегодня Индия, чьи закупки составляют 12% всего мирового рынка. В этом отношении она обошла даже Саудовскую Аравию, которая из-за противостояния Ирану увеличила за последние годы свой оружейный импорт с 3,4% мирового рынка до 10%. Саудовский рынок, увы, для нас закрыт. По крайней мере, пока. Но время, когда мы сможем предложить саудовцам определенные виды вооружений, явно, приближается.

Зато индийские закупки у Израиля в сфере обороны по сравнению с прошлым отчетом возросли на 285%. Индия стремится сохранять фактор сдерживания против Пакистана и других мусульманских соседей. Согласно новому отчету, израильский оборонный экспорт в Индию включает огромное количество видов вооружений, в том числе и БПЛА-камикадзе.

Ожидается, что бурный рост индийской экономики продолжится в ближайшие годы, а это значит, что дальнейшее сближение со среднеазиатским гигантом имеет критическое значение и для нашей экономики. В этом смысле появление новой авиалинии индийской компании Air India в Израиль над Саудовской Аравией приобретает стратегическую важность. При этом, поскольку Индия не мусульманская страна, можно предположить, что и в случае смены правящей партии наши отношения не прервутся.

Сегодня буквально все страны мира стремятся попасть на индийский рынок. Лишь недавно Франции удалось договориться о колоссальной сделке с Индией на сумму в миллиарды долларов.

▼ читать продолжение новости ▼

6. К вопросу о моральных аспектах

Не так давно израильские адепты «секты политкорректности» попытались навредить нашему оборонному экспорту, заявляя, мол, мы продаем оружие разным диктатурам, например, Мьянмару. На деле, весь мир продает оружие, в том числе этим самым диктатурам и режимам. И очень часто за громкими воплями и протестами стоит как раз тот, кто сам собирается, оттеснив других конкурентов, занять эту самую нишу. Более того, сегодня в мире с помощью конвенций и международных структур осуществляется достаточно жесткий контроль. И все израильские экспортеры продукции оборонной промышленности, действующие исключительно по лицензиям министерства обороны (без которых никакая продажа невозможна) относятся к международным ограничениям крайне внимательно и ответственно. Продажа оружия израильтянами осуществляется исключительно государствам, а не движениям или организациям, что, скажем, позволяют себе Китай или Россия, поставляющая вооружения сепаратистам на Украине, Башару Асаду или иранским аятоллам. Иран так вообще обеспечивает оружием террористические группировки. К слову, почти 100% оружейного импорта в тот же Мьянмар идет из России и Китая, количество израильского экспорта там ничтожно.

Одним словом, Израиль, неукоснительно соблюдающий все положенные международные регуляции, — последняя страна, к которой можно предъявлять на сей счет какие-либо претензии.

«Когда продукт какой-либо отдельной промышленной отрасли превышает спрос в стране на него, избыток должен отправляться за границу и обмениваться на другие товары, на которые в данной стране имеется спрос. Без такого вывоза должна быть приостановлена часть производительного труда страны, а значит, стоимость годового продукта страны уменьшится. … Только посредством такого вывоза этот избыток может приобрести стоимость, достаточную для оплаты труда и издержек, затраченных на его производство» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов»).

7. Кто сдал позиции?

Какие из стран сокращают свою долю в международном оборонном экспорте, иными словами, вкладывая все меньше средств в исследования, все больше теряют свои позиции на быстро растущем оружейном рынке?
Первой в списке, как уже было сказано идет Россия. Следом за ней — Германия, сократившая свою долю на мировом рынке с 7,4% до 5,8%, там уже совсем недалеко от израильской позиции. Без продаж подводных лодок Израилю и Египту сокращение немецкой доли было бы еще значительнее. Германия, переполненная неквалифицированными и не особо жаждущими работать иммигрантами, сдает позиции по всем параметрам. Ее ВВП снижается, рождаемость сокращается. А значит, говорить о блистательном экономическом будущем там не приходится. Скорее уж наоборот.

Еще одна страна из этой компании — Украина, в прошлом обладавшая серьезными позициями на оружейном рынке и, к слову, продававшая его всем подряд, включая и всевозможные сомнительные структуры. Ее доля сократилась с 2,5% до 1,7%. Украина держалась за счет крупных предприятий, построенных еще при Советском Союзе, но с каждым годом, они ветшают все больше и теряют конкурентоспособность. А еще и гражданская война, которая не затихает там уже несколько лет.

Сократилась доля и у Швейцарии, тоже страны с давними традициями на оружейном рынке, опустившись ниже одного процента — до 0,9%.

Снизилась она и у Швеции, с 2% до тех же 0,9% (на ее счастье, у нее пока покупают арабы, прежде всего Саудовская Аравия и ОАЭ, иначе было бы еще хуже). К слову, Эр-Рияд урезал долю своего военного импорта из Швеции после того, как Стокгольм посмел их критиковать за нарушение прав человека.

Канада ужалась с 1% до 0,8%. Не исключено, что это результат безответственной деятельности нынешнего премьера Джастина Трюдо, умудрившегося напортить везде, где только было можно.

Южная Африка с 0,6% опустилась до 0,2%. В прошлом это была преуспевающая богатая страна, нынче еще одна из многих коррумпированных африканских экономик, несущихся под откос.

Финляндия и Бразилия, замешкались, потеряли драйв и тоже утратили свои позиции. Одним словом, как у Льюиса Кэролла в «Алисе в стране чудес»: «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте». У нас этой привилегии нет. Нам, чтобы выживать, необходимо все время нестись вперед, не выключая мотора. «Таким-то образом торговля и промышленность городов явились в большей части Европы не следствием, а причиной подъема и развития деревни и сельского хозяйства» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов»).

8. Клиенты США

Вопреки тому, что считают многие, Израиль для США вовсе не такой уж серьезный покупатель вооружений. Главный клиент там — Саудовская Аравия (18% всего оборонного экспорта США), увеличившая теперь свои военные заказы в США в 4,5 раза. Очевидно, это прямое следствие политики нового президента Дональда Трампа, решившего конвертировать арабские нефтедоллары в рост благосостояния американцев.
Другими серьезными клиентами там числятся ОАЭ (7,4%) и Австралия (6,7%). Важнейшей составляющей американского оборонного экспорта является продажа боевых самолетов (то, что мы в свое время так бездарно утратили). США успешно продают свои новенькие Ф-35, 12 из которых уже переданы в Британию,
10 в Норвегию, по 9 в Израиль и Италию, 6 в Японию и по паре в Австралию и Голландию.
Кроме того, США продали три десятка F-15SG Саудовской Аравии и 16 Сингапуру. А вот по продаже судов американцы уступили Германии, Испании и Голландии. В целом, США поставляют оружие 98 странам.
Президент Трамп уже объявил о намерении вложить огромные суммы в обновление американской армии, что, само собой, подразумевает большие инвестиции в исследования, развитие и инновации. Для нас тут два важных следствия: возможности для совместных исследований и высокотехнологических производств, а также вероятное увеличение объемов продаж наших «умных» добавок к американскому оружию.
Таким образом, перед израильской оборонной сферой открываются новые и очень перспективные возможности на американском рынке. Аппетитные конкурсные предложения уже начинают публиковаться. Тут главное не упустить момент. «Бережливость увеличивает, а расточительность уменьшает капитал» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов»).

9. Турецкий успех

Стоит обратить внимание на Турцию. Ее успехи не могут не впечатлять. Свою долю на мировом рынке вооружений она увеличила с 0,4% до 0,8%. Продает она преимущественно низкотехнологическое оборудование, в основном бронетранспортеры, которые мы видели в боях под сирийским Африном. Увеличение продаж непосредственно связано с деятельностью Реджепа Эрдогана, лично выступающего в роли коммивояжера турецкой оборонки. Он ездит по странам третьего мира и буквально силой втюхивает турецкое военное снаряжение. Клиентами там по большей части исламские страны: Туркменистан, Саудовская Аравия, ОАЭ. Потенциала на будущее там особого нет, поскольку это не высокотехнологическое производство, но тем не менее…

Метод Эрдогана состоит в том, чтобы вынуждать страны, которые он посещает, покупать у него. Иногда у тех нет другого выбора, а в некоторых случаях они заинтересованы в сближении с Турцией по политическим соображениям. Например, Саудовская Аравия, которая нуждается в турецкой поддержке, чтобы иметь возможность поставлять оружие сирийским повстанцам, и за это расплачивается с «султаном» покупая у него оружие. Турецкий базар, одним словом.

«Но капитал, приобретенный страной путем торговли и мануфактур, представляет собой очень ненадежное и сомнительное достояние, пока некоторая часть его не закреплена и не вложена в обработку и улучшение ее земель. Вполне правильно было отмечено, что купец необязательно должен быть гражданином какой-нибудь определенной страны. Для него в значительной мере безразлично, из какого пункта вести свою торговлю, и самое ничтожное неудовольствие может побудить его перенести из одной страны в другую свой капитал, а вместе с ним и всю ту промышленность, которую питает последний. Ни про одну часть этого капитала нельзя сказать, что она принадлежит какой-нибудь определенной стране, пока этот капитал не будет, как бы рассеян по лицу этой страны в виде построек или в виде длительных земельных улучшений» (Адам Смит, «Исследование о природе и причинах богатства народов»).

Богатство народов должно превращаться в богатство страны и наоборот…

10. Куда дальше? И как?

На ежегодной конференции глав оборонных израильских производств, состоявшейся 30 октября 2017 года, мне довелось читать лекцию об Израиле и Ближнем Востоке. В зале присутствовало около 900 глав производств. Хорошо заметное удовлетворение на их лицах было вполне оправдано в свете данных об впечатляющих успехах последнего года.

Вместе с тем, я счел важным сказать там о еще не использованном нами потенциале и возможностях, притом, что арабский и мусульманский рынок для нас закрыт, а самолетов и кораблей на продажу у нас нет.
Во-первых, министерству обороны следует еще больше вовлекать высокотехнологические производства в оборонную промышленность, используя потенциал выходящих на пенсию офицеров Армии обороны Израиля и представителей служб безопасности. Здесь могут помочь специальные фонды венчурного капитала.

Конечно, это и так происходит, но надо, чтобы подобных проектов, компаний и инноваций было еще больше. Одним из наших основных преимуществ является внедрение инноваций и оригинальных высокотехнологических решений, то есть именно то, за что в мире готовы платить высокую цену по сравнению, скажем, с безыскусными турецкими бронетранспортерами.

Так, сфера кибербезопасности, безусловно, может стать одним из важнейших трамплинов нашей «оборонки», поскольку в этой области у Израиля почти нет конкурентов. А потому выведение израильских достижений в сфере кибербезопасности в коммерческую плоскость может вознести нас уже не в десятку, а в четверку ведущих экспортеров оборонной промышленности. Именно в сфере кибербезопасности оборонные аспекты наиболее плотно переплетаются с высокими технологиями, армия сталкивается с информационной революцией. Именно здесь у нас больше всего преимуществ перед всеми остальными.
Непрерывные атаки, обрушиваемые на нас врагами, и войны, к которым они нас принуждают, в итоге превращают наши изобретения в проверенную в бою и доказавшую свою эффективность продукцию. Во всем мире предпочитают приобретать оружие, которое уже было испробовано на деле. Не очень ясно, почему наши враги с таким неистовым упорством вот уже 70 лет вызываются испытывать на себе наши изобретения, даже не требуя за свою деятельность хотя бы минимальных дивидендов, но так или иначе, все это в итоге идет на пользу нашей оборонной промышленности.

Всего лишь на семидесятом году своего существования Израиль стал мировой державой в сфере оборонного экспорта. Это достижение, которым не может похвастаться ни одна из стран мира. Доходы от оборонного экспорта текут в страну и служат для еще большего усиления и развития. Военная мощь обеспечивает экономическое могущество, которое ведет к политическому влиянию и еще большей мощи. Как в библейской истории о Валааме: проклятие обратилось в благословение.

Во-вторых, надо стремиться к расширению списка стран, импортирующих наше вооружение. А это требует государственных инвестиций — большего количества посольств, торговых представителей и экономических атташе, специально занимающихся этим при посольствах и представительствах Израиля. Турция, например, преуспела в немалой мере за счет открытия десятков посольств и представительств во всех уголках планеты, прежде всего в Африке. Ясно, что в итоге это обращается и в политический капитал — политика и безопасность идут рука об руку.

И наконец, в-третьих, самое важное — надо не бояться поднимать цену. Наше реноме в оборонной сфере столь высоко, что пришло время использовать его в полной мере. В крайнем случае, скидку сделать мы всегда успеем. Разумеется, конкуренция существует. Но израильские высокие технологии столь известны и желанны во всем мире, что мы просто уже не вправе не использовать этот фактор. Нас считают (и по праву) преуспевающими и хотят тоже заполучить хоть немножко нашей удачи.

Вот так арабский бойкот, обрушившийся на нас с первых дней существования страны, а в придачу западные эмбарго на продажу нам оружия, заставили нас создать буквально с нуля мощную оборонную промышленность, одну из самых преуспевающих в мире. Мы сделали это по нужде, для самих себя, но качество и репутация распахнули для нас колоссальный мировой рынок, который с каждым годом лишь все больше растет.

Как же нам повезло, что наши враги из поколения в поколение ставили перед нами одну преграду за другой, каждую из которых мы сумели затем превратить в свое преимущество, продвигавшее нас все дальше вперед.
Последним из них стали диверсионные туннели. Теперь мы будем продавать антитуннельные системы. И надо не бояться требовать высокую цену, потому, что мы в этой области — единственные.
Золото из угроз, благосостояние из нищеты, развитие из притеснения, потому, что, как говорил Гоббс, «богатство — это сила». (9tv.co.il)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/05/16/vpk-izrailya-za-isklyucheniem-azerbaydzhana-s-pricelom-na-saudovskiy-rynok
Опубликовано 16 мая 2018 в 14:07
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами