• USD 63.69 -0.19
  • EUR 73.71 -0.31
  • BRENT 74.66

Протест — есть, революции — нет: акции в Ереване

Иллюстрация: photolure.am

Уже четвертый день в Ереване продолжаются круглосуточные акции протеста, организованные лидером партии «Гражданский договор» Николом Пашиняном, который желает с помощью них не допустить выдвижения лидера правящей Республиканской партии Армении (РПА), (ныне) экс-президента Сержа Саргсяна на пост премьер-министра, пишет Dalma News.

И хотя против смены Саргсяном президентского кресла на премьерское (которое становится главным в стране в условиях перехода к парламентской республике) выступали и ряд других политических сил, но Пашиняну удалось их отодвинуть на второй план и оказаться в центре внимания общественности. После двухнедельного пешего похода по городам и селам Армении, 13 января Пашинян и его сторонники перекрыли один из важнейших перекрестков в центре Еревана — площадь Франции.

И если в первый день количество участников акции протеста было довольно большим (если сравнивать с акциями протеста последних двух лет), то в последовавшие за этим дни их было уже на порядок меньше. Даже несмотря на довольно резонансные шаги Пашиняна и его сторонников: инцидент в Ереванском госуниверситете (ЕГУ) и «символический захват» здания Общественного радио Армении.

При этом Пашинян понимает и заявляет об этом публично, что без большого количества людей на улицах, будет невозможно добиться от властей выполнения своих требований. И именно поэтому выступает с призывом к другим оппозиционным силам объединиться во имя общей идеи. В первую очередь призыв был обращен к партнерам «Гражданского договора» по блоку «Елк» — лидерам «Просвещенной Армении» Эдмону Марукяну и «Республика» Араму Саркисяну.

Однако ведущие оппозиционные силы республики пока не спешат объединяться с Пашиняном. Некоторые, как Заруи Постанджян и ее «Еркир цирани"проводят собственные малочисленные акции протеста, некоторые, как Армянский национальный конгресс (АНК) Левона Тер-Петросяна взяли «паузу» в политической борьбе. На словах выступая против властей, но на деле устранившись от борьбы. Вероятно, рассчитывая после неудачи Пашиняна и ослабления своего главного конкурента усилить позиции в оппозиционной части политического поля.

Объединению оппозиции мешают ее традиционные болячки: неуемные личные амбиции, старые обиды и склоки, сопровождающиеся регулярными обвинениями друг друга в сговоре с властями и работе на них. Если ранее Пашинян (еще до создания блока «Елк») резко критиковал другие оппозиционные силы, называя лишь себя «настоящей оппозицией», то ныне уже некоторые оппозиционеры обвиняют Пашиняна в работе на власти, в том, что очередным неудачным выводом людей на улицы он внесет в народ еще большее разочарование и неуверенность в своих силах. И напоминая ему, что во время конституционного референдума 2015 года он не выступил против властей, хотя было понятно, что цель референдума — обеспечить воспроизводство власти Сержа Саргсяна.

Пока что на акциях Пашиняна можно увидеть «сбитых летчиков» Паруйра Айрикяна и Раффи Ованнисяна. Но их присоединение к Пашиняну способно скорее дискредитировать идущие сейчас акции протеста, чем добавить к ним новых сторонников.

Что касается партнеров Пашиняна по «Елку», то они оказались в довольно двусмысленной ситуации. Отказавшись с самого начала поддержать своего партнера и союзника, они окажутся в довольно глупой ситуации в итоге поддержав его первоначальный план (тогда встает вопрос — а почему вначале упирались и саботировали?). Не поддержав Пашиняна и его акции протеста (что более вероятно) — они фактически станут в глазах оппозиционной общественности, особенно ее радикальной части, приспешниками властей. Но одно однозначно — блок «Елк» доживает свои последние дни. И даже если «развод» между трио этих политических сил не будет официально оформлен, вряд ли между ними сохранится доверительные, и тем более союзные отношения.

Однако на данный момент для Пашиняна первоочередной задачей является вывести 17 апреля людей на улицы, хотя бы 30 тысяч человек. Без чего инициированные им действия теряют всякий смысл. И именно поэтому накануне вечером Пашинян анонсировал свой план акций гражданского неповиновения: блокировку мостов и центральных улиц в Ереване, паралич работы метро.

Цель данных шагов очевидна — вызвать столкновения с полицией, результатом чего станет общественный резонанс и возможно резкое увеличение участников акций протеста. Как это было в 2015-м во время #ElectricYerevan, после жесткого разгона полицией митингующих на проспекте Баграмяна.

Вообще ситуация с Пашиняном с его шагами и реакцией на них армянского обществ уникальна. С одной стороны есть довольно яркий и харизматичный оппозиционный лидер, не чурающийся уличной борьбы. Применяющий проверенные политтехнологии, приносившие успех оппозиционерам в других странах. С другой стороны общество, крайне недовольное властями, их неспособностью решать социально-экономические проблемы в стране.

Однако смешение этих компонентов дает, на первый взгляд, неожиданный результат — отсутствие массовых акций протеста. Люди разочарованы во властях, крайне недовольны ситуацией в стране, но также разочарованы практически во всех оппозиционных силах и лидерах. Не веря, что они способны довести до конца борьбу с властями.

Это разочарование и малочисленность протестных акций приводят к тому, что в оппозиционном сегменте политического поля все больше и больше укрепляется мнение, что добиться смены власти исключительно мирными средствами или тем более на выборах невозможно. И надо прибегать к более радикальным, силовым способам борьбы. И естественно в глазах этой части оппозиции, а в условиях малочисленности протестующих доля радикалов увеличивается, любой оппозиционный лидер, твердящий с трибуны о приверженности исключительно к ненасильственным методам борьбы, становится приспешником властей.

P.S. Во всей этой истории интересна позиция властей. С одной стороны власти эффективно нейтрализовали оппозицию, полностью дискредитировав ее лидеров и вычистив политическое поле от сильных фигур, способных создать им серьезные проблемы.

С другой стороны отсутствие внятных шагов в ответ на блокирование центральных улиц, захват, даже символический, здания Общественного радио, и самое главное — выездное заседание Исполнительного органа и Совета РПА в Цахкадзоре, выставляют действующие власти в довольно нелепом свете.

И если власти хотят прослыть в глазах западных партнеров «демократами и либералами», не препятствующими выражению людьми своего права на протест, то надо сказать, что это им не очень помогает. Так, даже несмотря на существенную либерализацию политической системы Армении по сравнению с президентством намного более авторитарного Роберта Кочаряна, результатом чего стала более свободная работа СМИ (многие из которых резко критикуют действующие власти) и изменение законодательства, регулирующего уличные акции протеста (они теперь в Армении проходят в уведомительном порядке), международные организации заявляют об ухудшении ситуации с демократией в республике. Как это, например, сделала на днях правозащитная организация Freedom House в своем докладе.

По всей видимости, Серж Саргсян, начало президентства которого было омрачено трагедией 1 марта 2008 года, не желает, чтобы хоть что-то подобное омрачило начало его премьерства. И готов пожертвовать во имя этого даже имиджем властей и органов правопорядка.

Однако так или иначе властям придется реагировать на сегодняшние, и тем более завтрашние акции Пашиняна. Который анонсировал, что будет делать все для недопущения голосования по кандидатуре Сержа Саргсяна 17 апреля в здании Национального собрания. И вряд ли общество, и тем более внешние партнеры поймут выездное голосование по кандидатуре Саргсяна в том же Цахкадзоре.

Айк Халатян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/04/16/protest-est-revolyucii-net-akcii-v-erevane
Опубликовано 16 апреля 2018 в 14:39
Все новости

20.06.2018

Загрузить ещё
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами