• USD 65.65 -0.47
  • EUR 76.00 -0.42
  • BRENT 80.74

Китай в Арктике: новая холодная война?

Фото: cimsec.org

В конце января Пекин обнародовал свою первую арктическую Белую книгу. С одной стороны, китайцы обещают следовать международному праву, но с другой говорят о приоритете собственных интересов.

Главная причина интереса КНР к Северу

Несмотря на то, что Китай не является арктическим государством, его очень интересует крайний Север. Ничего удивительного, потому что, образно говоря, Поднебесная — главный «обжора» планеты. Пекин известен ненасытным аппетитом. В той или иной форме он присутствует везде, где есть полезные ископаемые. Китайцам нужно все и нужно много. Естественно, он не мог оставить без внимания последние нетронутые закрома планеты, последнее, по словам Мальте Хамперта, основателя Арктического института, белое пятно на карте мира — Арктику.

Интерес Китая к крайнему Северу в свете постоянного дефицита сырья и ресурсов вполне объясним. В этом регионе, по данным Геологической службы США (2008), находятся 30% неразведанных запасов газа и 13% нефти. К этому стоит добавить логистические выгоды использования Северо-Западного прохода (СЗП) и Северного морского пути (СМП), которые начинают проявляться уже сейчас.

Глобальное потепление делает перспективу получения арктической нефти и газа вполне реальной. Новые технологии позволяют добывать полезные ископаемые в Арктике уже сейчас. Например, норвежская компания StatoilHydro извлекает природный газ из континентального шельфа в Баренцевом море примерно в 145 км от побережья Норвегии в районе города Хаммерфест. Полностью автоматизированный завод можно считать прототипом предприятий для добычи арктической нефти и газа в будущем. Газ закачивается с 300-метровой глубины через трубу диаметром 70 см. На терминале, расположенном на острове Мелькья, его охлаждают, превращают в жидкость и грузят на танкеры.

Очередным подтверждением того, что китайский дракон окончательно проснулся от спячки, стала Белая книга Пекина «Политика Китая в Арктике», опубликованная Информационным бюро Госсовета КНР в конце января 2018 года. Несмотря на то, что Китай не является арктическим государством, он намерен самым энергичным образом участвовать в освоении полярного региона.

Китай рвется в Арктику

Wall Street Journal (WSJ) считает, что новую холодную войну начали не США, а КНР и что начата она не в Европе, не на Ближнем Востоке и не в Южно-Китайском море, а в Арктике. Речь идет о Белой книге, посвященной политике Китая в Арктике. В ней впервые детально изложена программа действий китайского правительства на крайнем Севере и заявлено о намерении расширить Шелковый путь на север и превратить его в Полярный Шелковый путь. Восьмерка арктических государств, входящих в Арктический совет, обеспокоена «северными» амбициями Пекина.

Летом 2017 года Norwegian Public Radio сообщило о походе ледокола к Северному полюсу. Событие для Норвегии обыденное, если бы не одно «но». Речь шла не о норвежском ледоколе и не о ледоколе одной из арктических стран, а о китайском корабле «Снежный дракон» с примерно ста учеными на борту, которые изучали изменения климата в Арктике. «Снежный дракон», кстати, купленный в 1994 году у Украины, прошел за 83 дня приблизительно 36 тыс. км.

Китайцы, надо отдать им должное, свои интересы в Арктике никогда особенно и не скрывали. Просто сейчас они получили официальное подтверждение. Впрочем, справедливости ради следует сказать, что, например, вашингтонский Арктический институт призывает не сгущать краски. Аналитики Института подчеркивают, что хотя интерес Поднебесной к Арктике очевиден, он носит экономический характер. Сейчас, по крайней мере, военная составляющая в нем не просматривается. Хотя, конечно, полностью исключать ее западные аналитики не собираются.

«У некоторых сложилось неправильное представление о нашем участии (в развитии Арктики), — заявил заместитель главы МИД КНР Кун Сюанью. — Думаю, эти сомнения полностью беспочвенны».

По мнению одного из аналитиков Полярного института Чзана Цзя, Китай должен усиливать свое присутствие в Арктике для укрепления собственной безопасности.

«Полярные районы вместе с океанами, интернетом и космосом стали новыми стратегическими областями, в которых Пекин видит будущее страны», — считает полярный исследователь из университета Тунцзи в Шанхае Ван Чуансин.

«Китай хочет играть ведущую роль в разработке правил игры в новых сферах, потому что традиционные уже „захвачены“ и поделены „старыми“ державами, — цитирует South China Morning Post профессора международных отношений в университете Ренмин Цзинь Цаньжуна. — Китай обладает техническими возможностями для участия в разработке природных богатств Арктики. К этому его вынуждают национальные интересы страны».

Активно участвовать в исследовании и освоении Арктики Пекин начал в 90-е годы прошлого столетия. За четверть века это участие проявилось в пяти арктических экспедициях, строительстве полярной станции «Арктическая Желтая река» (2004) на Шпицбергене, соглашении с финской компанией Aker Arctic Technology о строительстве второго тяжелого китайского ледокола. О начале строительства было объявлено в декабре 2016 года. По графику судно, способное разбивать льды полутораметровой толщины, должно быть спущено на воду уже в следующем году.

Ледоколы, каждый из которых является штучным товаром и стоят не менее 1 млрд долларов, являются главным орудием освоения Арктики. В отношении арктических «вооружений» Россия очень сильно впереди планеты всей. У России 41 действующий ледокол и в планах еще 11 кораблей. Последними прибавлениями арктического флота России стали дизель-электрический ледокол проекта 21 180 «Илья Муромец» и самый мощный атомный ледокол планеты — 180-метровая «Арктика» (ЛК-60Я) водоизмещением 33,5 тыс. т и мощностью 80 тыс. л. сил.

Береговая охрана США в годы Второй мировой войны имела 7 тяжелых ледоколов. Сейчас они, во-первых, устарели, а во-вторых, осталось всего три. Причем, на ходу лишь один тяжелый — «Полярная звезда» и один средний — «Хили».

Образно об отставании Америки от России в освоении Арктики сказал сенатор Дэн Салливан: «Ледоколы можно сравнивать с дорогами. Русские сейчас передвигаются в Арктике по суперхайвеям, а мы по проселочным дорогам с выбоинами».

Береговой охране США необходимы не меньше трех тяжелых ледоколов, способных разбивать лед толщиной до 6,5 метров, и трех средних кораблей, которые в состоянии пробиваться через лед толщиной до 2,5 метров.

Кроме России, КНР и США, есть ледоколы, конечно, и у других стран. Финляндия, например, в преддверии скорого бума строит первый в мире ледокол, работающий на сжиженном газе. Южнокорейские корабелы, к слову, строят целый флот танкеров для перевозки СПГ специально для северных вод на такие суда.

Норвегия и Нидерланды добавили в гонку на верфях коммерческую жилку — они строят круизные лайнеры, способные разбивать лед.

Корабли для крайних северных и южных широт сейчас строят Великобритания, Франция, Чили и Австралия. Даже Аргентина, обладающая одним ледоколом, недавно его модернизировала…

Один пояс, один путь, один круг

Возвращаясь к Китаю, можно напомнить, что только на научные исследования в Арктике он тратит ежегодно 60 млн долларов. Пекин строит в Шанхае Арктический научно-исследовательский центр и планирует увеличить штат научных сотрудников, занимающихся крайним Севером, в пять раз — до тысячи человек.

Свою заинтересованность Арктикой Пекин объясняет громадным значением, которое она имеет для всей планеты. Следовательно, делается вывод в Белой книге, за развитие и благополучие полярного региона должны отвечать все страны независимо от географического положения, но обязательно с соблюдением всех норм международного права — устава ООН и Конвенции ООН по морскому праву (UNCLOS). Китай, подчеркивается в документе, готов работать со всеми заинтересованными государствами на основе «уважения, сотрудничества и устойчивого развития региона».

К слову, о географии. Арктическими государствами, их сейчас восемь: Россия, Норвегия, Финляндия, Швеция, Дания, Исландия, Канада и США, считаются страны, территория которых находится севернее 66° северной широты, т. е. севернее Северного полярного круга. Все арктические страны входят в Арктический совет (АС), главную международную организацию, занимающуюся крайним Севером планеты. Китай провозглашает себя в Белой книге околоарктическим государством. Географическое положение не позволяет ему быть постоянным членом АС. Пока Пекину в 2013 году только удалось стать наблюдателем вместе с Индией, Италией и Южной Кореей. Наблюдатель имеет право следить за деятельностью АС, но не может участвовать в принятии решений. Поэтому Пекин пытается влиять на деятельность Арктического совета через союзников. Этими соображениями объясняется резко возросшая в прошлом году активность Поднебесной на самом высоком уровне. Председатель КНР Си Цзиньпин по пути в Америку весной 2017 года заехал в Финляндию, которая должна была на ротационной основе председательствовать в АС. Это был первый рабочий визит президента КНР в Финляндию после 1995 года. По итогам переговоров было заявлено о расширении и углублении сотрудничества между двумя странами как в целом, так и в освоении Арктики. В ноябре 2017 г. было открыто железнодорожное сообщение между финским городом Коувола и китайским Сианем. Finnair хочет стать региональным воздушным перевозчиком между двумя континентами.

▼ читать продолжение новости ▼

На обратном пути из Америки товарищ Си заехал на Аляску. Кроме этого, он в прошлом году побывал еще и в Исландии. Посещения очень занятым лидером второй экономики не самых важных, мягко говоря, в геополитическом отношении стран и регионов, конечно же, не случайны.

Китай признает, что он не арктическое государство, но это не мешает ему, как говорится в «Политике Китая в Арктике», «пытаться понять, защитить, развивать и участвовать в управлении Арктикой» (читай: в разработке природных богатств региона) с целью обезопасить интересы всех стран и способствовать устойчивому развитию самого северного региона планеты.

«В отношении географии, Китай является околоарктическим государством, одной из континентальных стран, которые находятся близко к Полярному кругу, — говорится в Белой книге. — Природные условия Арктики и их изменения оказывают прямое воздействие на климат Китая и его окружающую среду. Они влияют на его экономические задачи в сельском хозяйстве, лесной и рыболовецкой отраслях, морской промышленности и других сферах экономики».

В документе неоднократно подчеркивается как намерение соблюдать международное право, так и желание участвовать во всех делах Арктики и защищать собственные интересы.

«Политика Китая в Арктике» акцентирует внимание на четырех основных вопросах. Во-первых, Китай намерен энергично участвовать в развитии маршрутов в Арктике, составляющих Северо-Западный проход и Северный морской путь. До 90% мировой торговли приходится на торговлю между Азией, Северной Америкой и Европой. Доставка грузов из Китая в Европу через Малаккский пролив и Суэцкий канал сейчас занимает 35 дней, тогда как СМП укорачивает его на 6,5 тыс км и целых две недели. К примеру, на маршруте Норвегия — Китай сухогруз среднего тоннажа может сэкономить 18 дней и 580 т топлива. Датская компания Nordic Bulk Carriers утверждает, что ее корабли, пользующиеся северным маршрутом, экономят на доставке грузов в Китай до трети расходов и до 50% времени.

Рекордная скорость таяния льдов с каждым годом расширяет время, когда пользоваться северным маршрутом можно и без ледоколов. Температура в Арктике повышается так быстро, что ВМФ США несколько лет назад были вынуждены закончить ежегодные учения на неделю раньше из-за того, что начал трескаться лед.

Грузооборот Северного морского пути быстро растет. В 2012 году по нему были перевезены 1,25 млн тонн грузов. Это менее 0,2% грузооборота Суэцкого канала, составившего в том году 740 млн тонн. Однако эксперты считают, что доля северного маршрута к 2030 году может вырасти до 25%.

Во-вторых, Белая книга говорит об участии Китая в эксплуатации природных ресурсов, включая нефть, газ, минеральные ископаемые и другие ресурсы. Причем, в отношении энергетики Пекин делает акцент на развитие альтернативных источников энергии.

В-третьих, Китай, конечно же, намерен добывать в Арктике так называемые «живые» ресурсы, в первую очередь, рыбу и другие морепродукты. И наконец в-четвертых, Поднебесная намерена развивать арктический туризм, в котором она уже является одним из лидеров. В КНР считается особым шиком сделать селфи на фоне арктических льдов.

Обращает на себя внимание желание авторов документа расширить амбициозный проект «Один пояс, один путь» (OBOR), который сейчас официально переименован в «Инициативу пояса и пути» (BRI), до Северного полюса. Впервые Си Цзиньпин заговорил о Полярном Шелковом пути в прошлом году в Москве, когда рассказывал о совместных российско-китайских планах в Арктике, которые будут «встроены» в мегапроект. Любопытно, что еще летом 2016 года Государственная океаническая администрация КНР рассматривала Северо-Западный проход как «северную часть» проекта OBOR. По крайней мере, это следовало из одного из ее документов.

«Стратегия Пекина не ограничивается „путем“ и „поясом“, — считает профессор университета Цинхуа Ли Сигуан. — Проект следует переименовать в „Один пояс, один путь, один круг“. Круг в названии, это, конечно же, Полярный круг».

Через считанные дни после того, как Пекин «продлил» OBOR/BRI в Латинскую Америку, Кун заявил, что правительство будет поощрять китайские компании строить инфраструктуру, которая «даст Арктике новые возможности». Китай, по его словам, считает себя важным игроком на крайнем Севере планеты, который очень важен для всего международного сообщества.

«В отношении роли, которую Китай будет играть в Арктике, я хотел бы подчеркнуть два момента, — сообщил высокопоставленный китайский дипломат журналистам.- Во-первых, мы не будем ни во что вмешиваться, а во-вторых, мы не будем отсутствовать».

Без России никуда

Интерес Пекина к крайнему Северу объясняет и его заинтересованность всеми проектами, касающимся Арктики. Сейчас, например, Китай ведет переговоры с Финляндией о прокладке по дну Северного Ледовитого океана оптико-волокнистого кабеля, который поможет улучшить связь между КНР и финансовыми центрами и информационными хабами Старого Света. Благодаря ему цифровой трафик между Европой и Азией в следующие пять лет, по словам финского консула по инновациям в Гонконге Сари Архо, должен утроиться.

В переговорах о прокладке кабеля длиной 10,5 тыс. км с китайской стороны участвуют Министерство промышленности и информатизации КНР и госкомпания China Telecom, а со стороны Финляндии — государственная телекоммуникационная компания Cinia Group. Кроме КНР и Финляндии, в проекте стоимостью как минимум $ 700 млн участвуют Япония, Россия и Норвегия.

Количество китайских компаний, которые хотят осваивать Северный морской путь для торговли с Европой и добывать в регионе полезные ископаемые, постоянно растет. Например, в июле 2016 года китайский транспортный гигант Cosco объявил о планах отправить в Арктику шесть дополнительных кораблей. Показательно и издание Администрацией морской безопасности Министерства транспорта КНР в апреле 2016 года путеводителя по СЗП на китайском языке. Полярный институт в Китае прогнозирует, что по этому маршруту к 2020 году будет проходить до 15% ежегодной торговли страны.

Китай инвестирует немалые средства в развитие Гренландии. В прошлом году шанхайская компания Shenghe Resources купила 12,5% акций Greenland Minerals and Energy A/S и стала ее крупнейшим акционером. По соглашению Shenghe имеет право увеличить свою долю во флагманском проекте гренландской компании добычи урана в Кванефьелде до 60%.

О внимании, уделяемом в Пекине Северу, говорит и высокая численность посольства КНР в Исландии, стране с населением в треть миллиона человек.

До последнего времени арктические страны не обращали внимание на повышенную активность Китая в регионе. «Отрезвление» наступило в 2016 году, когда китайские бизнесмены попытались купить бывшую датскую военную базу. После закрытия базы в 2014 году она была продана в частные руки. Правительство Дании вернуло ее в государственную собственность, чтобы она не досталась Китаю.

В этой связи вспоминаются и вызвавшие большой переполох в Рейкьявике еще в нулевые годы планы китайского миллионера Хуанга Нубо купить 300 км² в северо-восточном углу острова, в местечке Гремсстадир Фьеллум. Не только в исландской столице, но и на всем Западе заговорили о намерении Поднебесной распространять свое влияние на север Атлантики, от которого рукой подать до Северного полюса. Хуанг хотел построить самый северный на планете комплекс полей для гольфа и развивать экотуризм.

Похожие страхи вызвали и попытки Пекина купить два порта в Исландии и Киркенес в Норвегии.

Существуют серьезные опасения, что Пекин попытается воспользоваться инвестициями для проникновения в Арктику. В регионе усиливается тревога и относительно научных исследований Китая. В северных странах опасаются, что Пекин использует наблюдения за климатом как один из элементов мягкой силы для продвижения своих интересов в Арктике.

Главным партнером Китая в освоении Арктики является Россия. Самый наглядный пример — проект производства сжиженного газа «Ямал СПГ» российского газового гиганта «НОВАТЭК». Китайцам принадлежат почти треть 27-миллиардного проекта: Silk Road Fund — 9,9% и China National Petroleum — 20%. Пекин хочет участвовать и в строительстве глубоководного порта в районе Архангельска.

«В Китае прекрасно понимают, что ключи ко многим китайским интересам в Арктике находятся у России, — уверен специалист по Китаю, Восточной Азии и Арктике в новозеландском университете Массей Марк Лантень. — Поэтому между двумя странами существует сильная заинтересованность в сотрудничестве в экономическом освоении Арктики».

«Россия — крупнейшая арктическая страна в мире, — поддерживает Лантеня профессор Шанхайского института международных исследований Чэн Баочжи. — Обойти ее в развитии Арктики невозможно. Обе страны видят огромный потенциал в сотрудничестве и, естественно, хотят им воспользоваться»…

Без особого риска ошибиться можно говорить, что несмотря на удаленное расположение от Арктики в долгосрочной перспективе Китай добьется своего и станет одним из главных участников освоения ее природных богатств. Одно из важных преимуществ Поднебесной заключается в том, что она строит планы на долгую перспективу, потому что правительства в КНР не меняются каждые пять лет. Это значит, что через 20−30 лет, когда Арктика выйдет на первое место в повестке мирового сообщества, Китай к этому будет готов.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/02/03/kitay-v-arktike-novaya-holodnaya-voyna
Опубликовано 3 февраля 2018 в 19:13
Все новости

15.10.2018

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами