• USD 62.28 +0.23
  • EUR 76.85 +0.30
  • BRENT 71.37

Малашенко: Иран — не Сирия, и гражданской войны здесь не будет

Алексей Малашенко: Иллюстрация: svoboda.org

Захлестнувшие Иран внутриполитические эксцессы, начавшиеся с 28 декабря прошлого года и приведшие к гибели более двух десятков человек и арестам сотен демонстрантов, многих застали врасплох. Эксперты начали сравнивать их с многомилионными митингами оппозиции 2009 года, оспорившей итоги прошедших президентских выборов. Лозунги и требования демонстрантов от чисто экономических постепенно перешли к политическим. Они откровенно выступили против внешней и внутренней политики иранских властей, призывая их уйти в отставку. Руководство страны же винит в организации протестов США и Саудовскую Аравию. Что происходит в Иране на самом деле, насколько силен потенциал протестного движения, к каким изменениям оно может привести в Иране, означает ли это начало конца теократии в Исламской Республике и к каким последствиям может привести возможное рассыпание действующей иранской системы власти? О сложившейся ситуации в стране корреспондент EADaily побеседовал с руководителем научных исследований института «Диалог цивилизаций», известным востоковедом Алексеем Малашенко.

Алексей Всеволодович, протесты в Иране продолжаются. Поступающая информация довольно противоречивая. Что на ваш взгляд там происходит?

Знаете, я не считаю, что там происходит что-то совсем чрезвычайное. Стоит вспомнить 2009 год, когда были проведены президентские выборы. Тогда проводились многомилионные акции протеста, были оппозиционные лидеры (Мир-Хосейн Мусави и Мехди Карруби — прим. ред.), которые на что-то претендовали. Тогда на выборах победил Махмуд Ахмадинеджад. Сейчас этого всего нет. Честно говоря, я не верю сообщениям о том, что в крупных и маленьких городах страны выходят на улицы толпы людей и требуют отставки политического и духовного руководства страны. Это не совсем так. Если речь идет об экономических сложностях, то это проблема большинства населения. Однако какое количество людей вышло на улицы, мы не знаем. Никто не считал, со спутников не определишь. Этой информационной эйфории я не верю. Глава Корпуса стражей исламской революции вообще говорит о 15 тыс. человек. Даже если не так, а в 10 раз больше, то это вообще не цифра для Ирана. В связи с этим думаю, что пока для режима все прошло благополучно. У меня такое ощущение, что иранский режим даже окреп, поскольку митинги были как против духовного лидера, аятоллы Али Хаменеи, так и президента страны Хасана Роухани. Так, что был повод для консолидации власти и отхода от внутренних противоречий.

На Ваш взгляд, протесты были вызваны внутренними, прежде всего, экономическими причинами, или все-таки силы извне тоже сыграли определённую роль в дестабилизации страны?

Причины, конечно, внутренние. Там заметно подорожали дизельное топливо, бензин и другие товары первой необходимости. В целом экономическая ситуация остается сложной. Ядерная сделка, заключенная в 2015 году, и постепенное снятие санкций, не оправдали экономических ожиданий рядовых иранцев. Безработица в стране, по официальным данным, сохраняется на уровне 12%. Среди молодёжи, которая и является мотором этих протестных акций, ситуация еще хуже — безработица достигает 28%. А на улицы выходит в основном те, кому 25−30. Это стареющая молодежь. Получается, по статистике, каждый третий молодой человек безработный. Я думаю, что ситуация на самом деле еще хуже. Кстати говоря, есть такое мнение, что спусковым крючком стало повышение цен на яйца. Не знаю, это шутка или нет, но, во всяком случае, говорить о том, что это все спровоцировано каким-то негодяями из-за рубежа, ну, это для пропаганды хорошо. Это, конечно же, внутренние причины, но руки на иранском огне погреть могут многие.

Если речь идет о внутренних, особенно социально-экономических причинах, тогда почему демонстранты начали выдвигать политические требования, например отставка руководства страны, возвращение шаха или уход Ирана из Сирии? Согласитесь, эти же требования выдвигают США, Израиль, Саудовская Аравия.

Да обсуждались вопросы политического и внешнеполитического характера, в том числе сирийская тематика. Здесь тоже есть множество внутренних нюансов. Это проблема могла обсуждаться и быть темой для дискуссий, поскольку она стоит денег. Иран вовлечен в сирийскую войну достаточно плотно, и на это выделяется много средств. Кстати говоря, по некоторым данным, тот же Корпус стражей исламской революции потерял в Сирии порядка 2 тыс. бойцов. Тем не менее, такое ощущение, что иранский режим это все пережил, но что будет дальше, пока точно никто не может сказать. Но опять же, чего-то экстремального не произойдёт. Режим почувствовал угрозу и консолидировался. Вообще в этой истории очень много неясностей, проверять слухи очень сложно. Что на самом деле хотели выступившие против режима люди и сколько их было, тоже трудно сказать. Страна закрытая, информация фильтруется. Ходили слухи даже, что Али Хаменеи вывез из Ирана свою семью и не куда-нибудь, а в Турцию. Почему именно в Турцию? В этой ситуации иранцам верить опасно, а всем остальным — откуда они знают, что там на самом деле происходит? Такие вещи проверить, практически, невозможно.

Просочилась информация, что за волной протестов стояли консерваторы и лично экс-президент Махмуд Ахмадинеджад…

Это тоже информационный вброс. На самом деле, конечно, Ахмадинеджад при его амбициях и характере, может все. Недавно говорили, что он уже отошел от дел. Нет, не согласен. Такое ощущение, что он выжидает момента. Ахмадинеджад — не старый политик, фигура — достаточно яркая, и уходить ему совсем не хочется. У него нет и большого бизнеса, чтобы заниматься им, яхту купить, отдыхать и пр.

В Иране много этносов и конфессий. В связи с этим, возможен ли сирийский сценарий развития ситуации? Есть ли такая угроза?

Я думаю так, что если режим посыпется и посыпется основательно, то вдоль границ страны может что-то и начаться — там, где есть этнические меньшинства. Что касается суннитов и шиитов, то Иран, все-таки, шиитское государство с 1501 года. Не думаю, что здесь что-то серьезное может возникнуть. Что касается населяющих северо-западные регионы страны азербайджанцев, то здесь все намного сложнее. Смотрите, в Баку не могут посчитать, какое количество там шиитов и суннитов, но вдруг в Азербайджане выясняют, что чуть ли не каждый второй перс на самом деле азербайджанец. Но фактор азербайджанцев в Иране не велик. Так же, как азербайджанского фактора не было в исламской революции 1979 года, так и этого нет сейчас. Эту карту разыгрывать никому не нужно. Проблема идентичности здесь очень зыбкая. Те же люди в одной ситуации могут сказать, что у них азербайджанская кровь и они азербайджанцы, но в другой ситуации утверждать — это все чушь, мы не азербайджанцы, мы персы.

Как повлияет на архитектуру безопасности Закавказья возможное рассыпание иранского режима и дестабилизация этой страны?

Во-первых, я не знаю, думаю, никто не знает. Во-вторых, есть два варианта, если режим обрушится быстро, скажем за два-три месяца, и будет какой-то новый режим, то здесь будем говорить лишь о смене иранских элит. И тут есть три варианта — умеренные исламисты, консервативные исламисты, то есть радикалы, типа Али Хаменеи, главы Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Мохаммад Али Джафари, и третий, но менее вероятный вариант, это возвращение к временам шаха. Фактически к светскому или полусветскому государству. Многое будет зависеть от того, какой режим будет сформирован в Иране. Думаю, что страны Персидского залива, арабы, сунниты заинтересованы в том, чтобы Иран, прежде всего, занимался своими внутренними делами. Такой позиции придерживаются лишь умеренные, либеральные исламисты. Радикалы будут заниматься Сирией, движением «Хезболла», Ливаном и пр. Если же к власти приходит абсолютно либеральное правительство, скажем иранский Горбачёв, то это качественно меняет ситуацию. Он будет ориентирован на Запад. Для многих вокруг Ирана важно, чтобы со сменой режима там исчезла проблема и военного аспекта его ядерной программы.

Вопрос прямой — возможно ли «сириизация» Ирана в результате внутренней дестабилизации?

Я думаю, что это невозможно. Если даже будет революция там, наиболее могущественная сила за считанные месяцы победит. Никакой гражданской войны не будет. Этого не предвидится даже в кошмарном сне. Кто там и с кем будет воевать? Регионы против Тегерана? КСИР против либералов? Нет, такой вероятности нет.

Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2018/01/11/malashenko-iran-ne-siriya-i-grazhdanskoy-voyny-zdes-ne-budet
Опубликовано 11 января 2018 в 10:13
Все новости
Загрузить ещё
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами