• USD 62.25 -0.31
  • EUR 72.88 -0.21
  • BRENT 73.92

«Город Бундестаг», или как в Новом Уренгое нашли «стрелочников»

Елена Кукушкина. Фото: nakanune.ru

На днях Министерство образования и науки РФ завершило проверку деятельности гимназии № 1 в Новом Уренгое, получившей скандальную известность благодаря выступлению в Бундестаге «гимназиста Коли» Николая Десятниченко. Проведенные по результатам проверки действия местного гороно пожалуй, вызвали в масс-медиа не меньший фурор, чем сама речь юного россиянина. Особый резонанс вызвало письмо депутата Заксобрания ЯНАО Елены Кукушкиной, в котором речь идет ни много ни мало о «городе Бундестаге».

Однако обо всем по порядку. Еще 21 ноября, когда скандал только начал разгораться, а реноме гимназии № 1 уже было изрядно подмочено, по ситуции высказалась пресс-секретарь губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Натальи Комаровой Наталья Хлопунова. В комментарии Russia Today Хлопунова сказал, что весь ЯНАО сплотился на защиту «мальчика». «Сейчас речь уже идет о безопасности ребенка. И мы его не бросим! Поддержку семье окажем. Надо знать Ямал, прежде чем устраивать такое. Приезжайте и убедитесь сами. Мы открыты любому уровню проверки и экспертов. Даже если ребенок имеет ошибочное мнение, то тем более мы не отказались бы от него!» — заявила глава пресс-службы.

Эта логика поведения становится понятной, если знать, в какой семье вырос 17-летний защитник «невинно убитых» под Сталинградом и «замученных в советском плену». Мама — преуспевающий адвокат, член Адвокатской палаты ЯНАО. Отец — главный специалист отдела экономической безопасности АО «Роспан Интернешнл» — «дочки» «Роснефти», которая занимается разработкой Уренгойского месторождения. На просьбы журналистов поговорить о ситуации с сыном Григорий Десятниченко по телефону обычно отвечает кратко: «До свидания!». Оксана Десятниченко оказалась единственной, кого смогли разговорить журналисты. Другое дело, что ее реплики больше напоминали то, как защищает клиента адвокат.

Отрывок из ее комментария одному из информагентств: «Изначально мы с сыном готовили речь на 7−8 минут. В этой речи рассказывалось о его прадедушке, герое, который участвовал в Великой Отечественной войне и был награжден боевыми наградами. И в ней более подробно были отражены пацифистские мысли ребенка, поскольку он хорошо знает историю и понимает результаты этой войны. Мы с ним подбирали цитаты, мы с ним готовили эту речь. Но по причине регламента в две минуты речь была урезана. Из общего контекста речи были извлечены некоторые фразы. И я понимаю, что это привело к неправильному пониманию всего смысла речи».

Другими словами, во всем виноваты организаторы мероприятия в Бундестаге. В правдоподобность версии верится с большим трудом. Вместе с сыном Оксаны Евгеньевны в Бундестаге выступали его подруги по школе — Ирина Кокорина и Валерия Агаева. Девушки, как и Николай, тоже рассказывали о воевавших в СССР солдатах вермахта, которые на самом деле «не хотели воевать». Только поменять имена немецких «героев», видоизменить стилистику — и спичи школьниц будут выглядеть точь в точь как речь «гимназиста Коли». Неужели Кокорина и Агаева, как и их друг Десятниченко, тоже оказались жертвами организаторов: хотели рассказать о прадедах-фронтовиках, а получилось про вояк вермахта?

Итоги проверки деятельности злополучной гимназии тоже производят впечатление срочного поиска «стрелочников». Из столицы ЯНАО Салехарда в Новый Уренгой выезжали замдиректора Департамента образования ЯНАО Яна Весова и главный специалист Департамента по надзору за соблюдением законодательства Лариса Овсяник. Долго проверяя школу, Весова и Овсяник выявили, что в героизации нацистов в Бундестаге устами российских школьников виновата… замдиректора гимназии Людмила Кононенко, преподающая в школе немецкий язык. Кононенко получила из ФРГ приглашение на посещение ее учениками Бундестага. Приглашение пришло из гимназии имени Фридриха II в городе Кассель по инициативе «Народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями». Как следует из отчета Весовой и Овсяник, для поездки в Бундестаг Кононенко выбрала старшеклассников, которые в учебном году показали лучшие результаты по истории и немецкому языку — то есть Десятниченко, Кокорину, Агаеву. Ребята поехали… Здесь Кононенко, как считают проверящие от Минобрнауки, допустила преступное самоуправство. Она уведомила директора о поездке «призеров» в ФРГ не предварительно, а перед самым отъездом, поставив руководство школы перед свершившимся фактом. Директор гимназии Елена Кашникова составила приказ насчет счастливчиков-гимназистов задним числом, не уведомив об этом предварительно гороно Нового Уренгоя и вышестоящие инстанции округа. На «немке» Людмиле Кононенко, оказывается, лежит вина и за то, что доклады гимназистов должны были быть о дедах-фронтовиках, а оказались про немецко-фашистских захватчиков. «Фактически, выступления старшеклассников, по сведениями Кононенко, были подготовлены на основе информации о погибших немецких солдатах, предоставленных немецкой стороной, что не соответствует Положению о научном сообществе гимназистов», — гласит отчет Весовой и Овсяник. Подготавливала доклады сама Кононенко. Итог всей истории: директору Кашниковой и завучу гимназии Кононенко приказом Департамента образования ЯНАО объявлен выговор. Поскольку ответственность за то, что элитная школа оказалась опозорена на всю Россию, лежит на Людмиле Кононенко, есть риск, что педагог одним выговором может не отделаться.

Так выглядит официальная версия происшествия. Чтобы в ней понять что к чему, надо прояснить некоторые моменты. Новый Уренгой является городом-побратимом города Касселя, откуда в гимназию № 1 пришло приглашение на поездку. Побратимские контакты осуществляются во всем мире через муниципалитеты городов-побратимов. Известно, что как только школьник Десятниченко проснулся знаменитым, за него поспешил заступиться мэр Нового Уренгоя Иван Костогриз: «Николай Десятниченко поделился своими открытиями о том, что не все немцы хотели воевать, многие хотели просто жить мирно. Его речь на примере истории этого немецкого солдата призывает к мирному существованию на всей Земле и неприятию войны, кровопролития, фашизма, страданий и насилия как таковых». Опустим, что никаких открытий Десятниченко не совершил. Биография его «героя», ефрейтора Георга Йоханна Рау, есть в открытом доступе в Интернете, чтобы ознакомиться с ней, достаточно знать немецкий на среднем школьном уровне. Из пассажа мэра Костогриза следует другой момент: администрация города, вопреки утверждениям окружного департамента образования, была как раз очень довольна «несанкционированной» поездкой Десятниченко и Ко в Бундестаг. Если у директора Кашниковой вдруг возникли бы вопросы, по какому поводу ученики ее школы поехали в ФРГ, дело бы сразу решилось одним телефонным звонком директора в горадминистрацию.

Теперь о пригласившей новоуренгойских ребят немецкой стороне — «Народном союзе по уходу за воинскими захоронениями». Эта организация была основана в 1919 году бывшими солдатами и офицерами армии кайзеровской Германии, благополучно пережила гитлеровский режим и существует по сей день. Попечитель Союза — президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, а также правительство ФРГ. Назначение — поиск немецких военных захоронений за рубежом и уход за ними. Философия «Народного Союза» — «Память и поминовение». После распада СССР «Народный союз» занимается торжественными перезахоронениями немцев — участников гитлеровской агрессии против СССР, которые погибли на Восточном фронте или в советском плену. Философия «Народного Союза» — «Память и поминовение». Неважно, добровольно ли немец убивал советских граждан или же действовал под нажимом, для «Народного союза» он — погибший за пределами Родины соотечественник. С 1953 года «Народный союз» занимается другим аспектом — организацией за рубежом молодежных лагерей и других мероприятий по мемориализации погибших за пределами Германии немецких военных.

Иными словами, цель Союза — способствовать тому, чтобы потомки жертв немецкой агрессии примирились с погибшими захватчиками. С этой целью, как мы уже выяснили, «Народный союз» и пригласил в ФРГ российских школьников. Выступление российских учашихся в Бундестаге было приурочено к отмечаемому в Германии в ноябре Volkstrauertag — общегерманскому Дню скорби по немецким военным, погибшим в годы Первой и Второй мировой войн. В этот день в Бундестаге звучат гимн ФРГ и «Хороший товарищ» — старая прусская песня, под которую в кайзеровском и гитлеровском вермахте хоронили погибших.

Совершенно ясно, что, приглашая кого-то из России на «немецкое мероприятие для немцев», германская сторона четко обозначает: главная в этом церемониале она, и она же будет определять, как и что гость из России может говорить, а что нет. Уж точно в Бундестаге не захотят, чтоб в траурный для Германии период российские гости рассказывали о своих предках-красноармейцах. Известно, что многие немцы из ФРГ при общении с гостями из бывшего СССР стараются обходить тему Второй мировой войны, как это делают японцы. В ФРГ, в отличие от ГДР, немцев-антифашистов и добровольно присягнувших Гитлеру немцев ставят в один ряд — как жертв войны и государственного насилия. Когда в Германии проходит Volkstrauertag, закономерно, что в приоритете оказываются военнслужащие вермахта, люфтваффе, кригсмарине и ваффен СС. Немцы вроде Эрнста Тельмана, Ганса и Софии Шолль не воевали, а противостояли войне ценой своей жизни.

Какие выводы? Решение проверяющих чиновников, что апологию нацизма в уста школьников из Нового Уренгоя вложила учительница немецкого языка — гражданка России, выглядит, мягко говоря, нелепо. А цитируемый выше пассаж Оксаны Десятниченко про то, что ее сын хотел в Бундестаге рассказать про своего прадеда-фронтовика — не подлежащая проверке информация. Очевидно одно: ставшие достоянием СМИ доклады школьников не составлены ими самими, а надиктованы немецкой стороной.

Для того, чтобы за казенный счет съездить в Бундестаг — недорогая цена. И эти доклады не вырезаны из контекста, а процитированы российской прессой «от и до». Само собой, что в таких гуманитарных контактах есть интерес и у администраций российских школ, и у муниципалитетов российских городов, где живут приглашенные в Бундестаг школьники. Почему Десятниченко, Кокорина и Агеева рассказали в Бундестаге об ужасах пребывания вермахтовцев в советском плену, тоже часть программы отмечания Дня скорби. В более широком понимании, Volkstrauertag — это еще и день памяти жертв государственного насилия. Чем дальше от нынешнего поколения немцев события Второй мировой войны, тем больше немцы убеждаются: их предки в советском плену испытали нечто вроде геноцида, следовательно, сталинский ГУЛАГ мало чем отличается от Аушвица, Бухенвальда и Равенсбрюка. Потомки советских людей в Бундестаге пролили бальзам и на эту немецкую рану, мало что имеющую общего с действительностью советского плена для немцев. Многие бывшие вояки Гитлера возвращались из плена в Германию убежденными коммунистами — в условиях «геноцида» такая переоценка ценностей просто невозможна.

Неизвестно, как хорошо знают историю Германии власть предержащие из Нового Уренгоя. Но то, что даже с обычными знаниями у них беда — документальный факт. Комиссия из Салехарда проверяла новоуренгойскую гимназию № 1 по запросу депутата ЗакС ЯНАО от КПРФ Елены Кукушкиной. Германский «город Бундестаг» увенчал сюрреалистическую картину того, кто и как руководит областью, какие знания получают в школах и вузах…

Муса Ибрагимбеков, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/12/13/gorod-bundestag-ili-kak-v-novom-urengoe-nashli-strelochnikov
Опубликовано 13 декабря 2017 в 15:20
Все новости
Загрузить ещё
Актуальные сюжеты
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами