• USD 59.01 -0.13
  • EUR 69.52 -0.13
  • BRENT 64.69 +1.99%

Эрдоган из Сочи к Трампу: фиксация поражения «американской» коалиции?

Реджеп Тайип Эрдоган и Дональд Трамп. Иллюстрация: Newsforturkey.com

Российский Сочи превращается в центр мировой политики по Ближнему Востоку. Кто только не побывал в гостях у президента России Владимира Путина! Ничего не скажешь — усилия Запада по «изоляции» России приносят богатые плоды. Но только не те, которых ожидали изоляционисты.

Ближний Восток традиционно на пике всеобщего внимания. Но во время трёхстороннего саммита Россия-Иран-Турция, вечером 22 ноября, собирались говорить не только о Сирии — речь шла о распределении ролей между тремя странами в будущей конфигурации всего Ближнего Востока.

Лидерами трёх стран было согласовано совместное заявление, в котором, в общих чертах, были отмечены несколько моментов: война с «Исламским государством» (ИГ) в Сирии почти завершена; экономику Сирии необходимо восстановить, и для этого нужно подумать, как создать специальный фонд; необходимо реформировать нынешнюю систему управления в стране, вплоть до принятия новой конституции; следует провести выборы (правда, неясно, президентские или парламентские) под наблюдением ООН (за это выступила исключительно Москва). Также руководители трёх стран призвали продолжить процесс деэскалации напряжённости в Сирии, подтвердили продолжение сотрудничества в борьбе с террористами и поддержали широкий межсирийский диалог. Но после саммита каждый из глав государств сделал личное заявление от себя, в которых было акцентировано только то, что важно именно его стране, а не всей «тройке». Никто не скрывал, что их взгляды на будущее Сирии и на нынешнюю ситуацию там различаются. И хотя конкретных официальных итогов саммит не дал, но тенденция на дальнейшее урегулирование ситуации в Сирии получила дополнительный импульс.

Иран, Россия и Турция, как три гаранта сирийских мирных переговоров, 27 ноября направили письмо генеральному секретарю ООН и председателю Совета Безопасности ООН с требованием, чтобы окончательное заявление их президентов в Сочи было зарегистрировано, как Документ Совета Безопасности ООН. Посол Ирана и постоянный представитель при ООН Голямали Хошру и его российские и турецкие коллеги Василий Небензя и Феридун Синирлиоглу, соответственно, подписали это письмо, сообщает IRNA.

Здесь необходимо напомнить, что Турция не является военным союзником Ирана и России по Сирии и Ираку. А в этом вопросе, помня, что ещё в 2015 г. Иран и Россия при участии Сирии и Ирака создали в Багдаде четырёхсторонний Военно-информационный центр, нет разночтений — союзники это только Россия, Иран, Сирия и Ирак. И раз так, то возрастает значение именно личных заявлений в Сочи Владимира Путина и иранского президента Хасана Роухани, но никак не президента Турции Эрдогана. Ведь турки были союзниками пресловутой «международной коалиции» во главе с США…

Сирийский конфликт был важен США и Саудовской Аравии, а также Израилю для ослабления Ирана. В этом признался в интервью Би-Би-Си 4 ноября 2017 г. бывший премьер-министр Катара Хамад бен Джассем, который вскрыл весь механизм подготовки войны в Сирии, начиная с 2007 г. А потому, в любой форме, Сирия должна быть территорией, на которой Иран будет «сжигать и сжигать» свои ресурсы. Для этого ещё и Йемен, куда иранцы начали направлять помощь во многом вынужденно, и Ирак — явная вотчина Ирана. Так что не зря США и Израиль помогали боевикам ИГ уходить из окружения в Дейр эз-Зоре и Абу-Кемале. Вторичной задачей США, Израиля и Саудовской Аравии было создание противоречий в коалиции Россия-Иран-Ирак-Сирия, а позже и в «тройке» Турция-Россия-Иран. Лицемеры утверждают — мол, раз Башара аль-Асада «не позвали» на встречу президентов в Сочи, то, мол, за спиной Сирии иранцы, русские и турки «делят Сирию». Странно — а разве не было видно, что первым побывал-то в гостях у Путина в Сочи за 2 дня до саммита именно сирийский президент аль-Асад, очень частый гость и в Тегеране? И уезжал в Дамаск очень довольным.

Об особенностях личного заявления Путина информацию запросто можно найти в СМИ. О заявлениях Эрдогана, в основном направленных против курдов Сирии, — тоже. Несколько подробней о заявлениях Роухани — за ними скрыт основной подтекст Сочинского саммита. Иранцы просили Россию надавить на все страны, включая США и Турцию, чтобы те вывели незаконно присутствующие военные силы с территории Сирии, и просили обеспечить режим закрытого неба в Сирии для всех стран, кроме самой Сирии и России. Ведь только Россия и Иран находятся там законно — по приглашению легитимного правительства страны. Президент Ирана, кстати, подчеркнул в ходе саммита, что Иран — единственная страна региона, где нет американских военных баз, поэтому наличие незаконных баз США и Турции в Сирии в будущем станет большой проблемой для стабильности региона. При этом, сказал он, Иран продолжит консультации и сотрудничество с Китаем и будет выступать лоббистом интересов Китая в регионе. В обмен Иран уже имеет доступ к китайской базе ВМФ в Джибути, и в случае необходимости корабли Ирана смогут иметь в Джибути техническую и материальную поддержку. Последнее очень важно. И из этих слов становится многое ясным. В частности, почему осведомлённые круги в РФ тут же заговорили о возможности создания своей базы в Судане на берегу Красного моря… Также очень примечательна одна из ремарок Роухани, который в Сочи выразил опасение, что «американская» коалиция против ИГ явно перерастает в коалицию против Ирана и шиитов в целом под воздействием некоторых государств, имея в виду Израиль, США и Саудовскую Аравию. И он имел право так сказать. Ведь министр обороны Израиля Авигдор Либерман на днях призвал участников «американской» коалиции создать новую коалицию против Ирана и ливанской партии «Хизбалла», которую Лига арабских государств (ЛАГ) под давлением США-Израиля хочет признать террористической организацией.

Тем не менее, при учёте даже мельчайших деталей расхождения у России, Ирана и Турции во взгляде на будущее Ближнего Востока, главным является то, что Иран, прекрасно понимая и ощущая угрозу новых войн, счёл необходимым заговорить о выводе всех, кто незаконно находится в Сирии. Путин и Эрдоган не могут не понимать — это относится и к Турции. Турки в Сирии — лишь как часть «американской» коалиции, их аль-Асад тоже не приглашал. Таков ответ Ирана на то, что Россия так и не «уговаривала» США и других уйти из Сирии, а также на то, что долгие месяцы 2017 г. Турция то и делала, что по приказу США-Израиля добивалась от России «нажима» на Иран. Напомним, что требовали и требуют США и Израиль и что озвучивала Турция — полный уход из Сирии иранцев и всех шиитских ополчений. И тут следует обратить внимание на то, что в Иране озвучивали самые разные официальные лица и до, и после Сочинского саммита. Наиболее концентрированно сформулировал основные постулаты этих заявлений командующий Корпусом стражей Исламской Революции Ирана (КСИР) генерал-майор Мохаммад Али Джафари после огласки Совместного заявления в Сочи 23 ноября. Он заявил, как отмечает Reuters, выступая по государственному телевидению Ирана, что КСИР будет всегда играть активную роль в установлении прочного «прекращения огня» в Сирии, и что разоружение ливанского движения сопротивления «Хизбалла» и его вывод из Сирии также не подлежат обсуждению.

24 ноября Запад, Турция и Израиль были ещё больше удручены. Генеральный директор иранского парламента по международным делам Амир Абдоллахиан назвал встречу президентов России, Ирана и Турции в Сочи «победой мира», добавив, что она «сокрушила кости терроризма такфиристов», то есть — суннитских фундаменталистов. В этот же день спикер иранского парламента Али Лариджани призвал к укреплению отношений с Россией во всех областях, в частности, в сфере безопасности. «…Вопрос о терроризме в регионе не закончился», — сказал Лариджани на встрече с замглавы фракции партии «Справедливая Россия» в Госдуме России Михаилом Емельяновым, состоявшейся в кулуарах Азиатской парламентской ассамблеи (АПА) в Стамбуле. Остальные террористы ищут новые приключения в регионе, сказал он, добавив: «Поэтому важно укреплять сотрудничество в области безопасности между двумя странами», и подчеркнув, что «все секторы в Иране заинтересованы в сотрудничестве с Россией».

Итак, мы фиксируем поражения (естественно, что не прямые) США, Израиля и Турции по всем направлениям, связанным с Сирией. 1) Президент аль-Асад «на месте», позиции его клана и его сторонников только усилились. 2) Иран не ослаб, ввязавшись в Сирию, но усилился до такой степени, что требует от России «уговорить» Запад и Израиль на полный вывод из Сирии всех их сил. Ну, а Турцию Иран надеется «дожать» самостоятельно. 3) США и Израилю не удалось добиться того, чтобы в дуэте Россия-Иран начались споры вокруг их расхождений по ряду тактических вопросов. Во всяком случае, Иран готов терпеть столько, сколько будет надо. Не зря глава комитета по международным делам Совета Федерации России Константин Косачев 23 ноября отметил, что США и их союзники особенно обеспокоены возможностью того, что Иран укрепит своё влияние в регионе, но они не в состоянии навязывать свои условия.

Более того, 27 ноября замкомандующего иранского КСИР бригадный генерал Хоссейн Салями заявил, что только «стратегическая доктрина» удерживает Иран от увеличения дальности полёта ракет, сообщает британское информагентство Sky News. Он, в ответ на «реплики» президента Эммануэля Макрона из Парижа, предупредил Европу о том, что Иран может увеличить дальность своих ракет: «Если мы сохраняем диапазон наших ракет до 2000 километров, это не связано с отсутствием технологий. Мы следуем стратегической доктрине… До сих пор мы чувствовали, что Европа не является нашей угрозой, поэтому мы не увеличивали диапазон наших ракет. Но если Европа хочет превратиться в угрозу, мы увеличим дальность наших ракет». Если кто-то посчитает, что вывод о поражении Запада, Израиля и Турции — это только мнение Косачева или иранцев, то это — глубокая ошибка. Американец Рик Стаггенборг, политический аналитик и активист за мир из штата Орегон, описал победу оси сопротивления против ИГ, как самое серьёзное поражение, понесённое «Англо-Американско-Израильской империей со времён Второй мировой войны». В интервью иранскому информационному агентству Tasnim News Стаггенборг приветствовал окончание правления ИГ в Сирии и Ираке, достигнутое благодаря сопротивлению «защитников, борющихся за свободу». Он добавил, что Израилю и его неоконсервативным союзникам в США придётся полностью переосмыслить свою стратегию контроля над Ираном и Россией, если они сочтут это возможным.

Ну, а почему же сейчас именно для Турции — период геополитического страха? Турция на генном уровне не может не бояться всего двух стран в мире. Боятся тех, от кого часто терпели именно военные поражения. Оставим в стороне весь список русско-турецких войн. О них мир более или менее осведомлён. Намного меньше знают или помнят о том, что не менее часто побеждали турок в разных войнах… именно иранцы. Историография насчитывает не менее девяти (!) войн между турками и иранцами. Из них в восьми (!) была на стороне Ирана.

И сегодня позиция Ирана максмально жесткая — президент Роухани и до, и во время встречи в Сочи, требует вывода из Сирии всех незаконно введённых в эту страну войск. Ещё раз — это относится и к Турции. Военные КСИР, подчиняющиеся исключительно Духовному лидеру Ирана, аятолле Сейеду Али Хоссейни Хаменеи, даже «подстёгивают» Роухани — милая Европа (что уж тут говорить о Турции…), у нас есть технологии создания ракет диапазоном свыше 2 тысяч км, и мы никуда не уйдём из Сирии, да ещё и всех союзников-шиитов там сохраним. Опытнейшие дипломаты, ныне работающие над иранским законодательством, дают понять — союз с Россией нерушим, и это надолго, ибо «Вопрос о терроризме в регионе не закончился». Так что тут не только Турции — уже и Западу настало время задуматься. Но Анкаре волей-неволей надо бояться. Два её основных военных противника по всей истории — сегодня в союзе. Действуют сообща и скоординировано, один дополняя другого. Помнится, у очень многих возникал недоумённый вопрос, — ну, зачем туркам российские зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф»? Уж не самолёты ли НАТО собирались турки сбивать? Что касается безопасности воздушного пространства над сегодняшними границами Турции, то ведь турки продолжают и переговоры с США о закупке американских ЗРК «Пэтриот». А вот что касается российских ЗРК С-400, то многие забывают, что данные ЗРК — отличное средство для обеспечения не только противовоздушной обороны (ПВО), но и противоракетной обороны (ПРО). А теперь этот факт наложите на заявление бригадного генерала Хоссейна Салями — у Ирана есть или будут готовы к нужному времени ракеты на любой вкус и цвет. Так что турки озабочены именно угрозами со стороны ракетных атак, в первую очередь. Ведь Иран предупреждает турок о возможности «пересмотра всего спектра отношений» ещё с апреля 2016-го.

Посмотрим, как Анкара в считанные дни то грозила НАТО пересмотром отношений с блоком, то — тихонько стала заявлять, что «ничего подобного». Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, выступая в Риме на совместной пресс-конференции со своим итальянским коллегой Анджелино Альфано, заверил Европу и НАТО в том, что Анкара по-прежнему держит курс на сближение с ними. «Турция не сближается с Россией. Дела обстоят не так», — успокоил дипломат западных партнёров. Напомню, что «тема» возникла не случайно. 20 ноября помощник турецкого президента Ялчын Топчу призвал «пересмотреть вопрос членства в НАТО», которое, «к большому сожалению, враждебно настроено к Турции» (имеется в виду недавний скандальный эпизод с использованием фото Эрдогана и Ататюрка в качестве изображения врага на натовских учениях). Потом пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын выступил с противоположным заявлением, сообщив, что Анкара не планирует «развода» с НАТО. Тем не менее, 22 ноября министр обороны Турции Нуреттин Джаникли объявил о подписании контракта на поставки российских ЗРК С-400 «Триумф», первая из которых намечена на 2019 год. По этой сделке у обеих сторон остается немало вопросов, но принципиальное решение по-прежнему положительное. Правда, параллельно турки готовятся и к покупке американских ЗРК «Пэтриот», о чём, наконец, вынужденно признались и Турция, и США.

И вот, выступая 28 ноября перед руководством правящей Партии справедливости и развития (AKP), Эрдоган внезапно заявил, что впервые за последнее время Турция и США находятся «на одной волне» и диалог двух стран продолжится в ближайшие дни. Как передало из Анкары агентство Reuters, турецкий президент комментировал состоявшийся 24 ноября (т.е. по следам саммита в Сочи) его телефонный разговор с президентом США Дональдом Трампом. Что это может означать, помимо тех тем, на которые указал Эрдоган (поставки оружия курдам Сирии, выдача Фетхуллаха Гюлена, сотрудничества Вашингтона и Анкары в военно-технической сфере и др.), — можно только догадываться. Но зная, что США готовятся к новой конфронтации с Ираном, трудно представить, что Трамп не выставит некие антииранские условия перед Турцией. Белый дом, правда, корректирует «надежды» Эрдогана и утверждает, что речь о сокращении, а не прекращении поставок оружия «группам, борющимся с террористической организацией ИГ». Но и это — прорыв для Анкары, и поэтому Эрдоган планирует ещё раз пообщаться с Трампом: «Трамп сказал, что может позвонить на следующей неделе. Если не позвонит он, то позвоню я». Так что союзники сейчас сильно заинтересованы друг в друге.

В разных СМИ, в первую очередь, израильских и российских, появился комментарий экс-руководителя израильской спецслужбы «Натив», военно-политического аналитика Якова Кедми. Предлагаю вчитаться в то, что он говорит, касательно страха Турции перед Россией. По мнению Кедми, из НАТО Турция не выйдет, каким бы оскорбительным ни казался Эрдогану эпизод с его фотографией и изображением Ататюрка на учениях: «У Турции совершенно чёткое стратегическое видение своего положения: известны и преимущества, и слабости. И исходя из этого, она считает, что ей необходимо находиться в НАТО в первую очередь из-за соседства с Россией. Потому что, несмотря на все улыбки и договорённости, Турция последние 500 лет патологически боится Россию». И хотя за 500 лет всё-таки многое изменилось, а вот и «помидоры турецкие недавно вернулись в Россию», утверждает Кедми, «страх перед Россией, который Турция испытывает, никуда не делся. В конце концов, это Россия била и разбила турецкое влияние в Европе. То же самое было и с Ираном, у которого Россия забрала Кавказ. И Персидская империя, и Турецкая на генетическом уровне опасаются России. Хотя, конечно, понимают, что сегодня им необходимо иметь дружеские, теплые отношения с Россией в первую очередь в области экономики. Россия не угрожает ни Ирану, ни Турции, но и не освобождает их от древних страхов. Поэтому Турции нужно членство в НАТО — организации, направленной против России».

Понятно, что НАТО в целом опасается России. Но страхи Турции и других стран-членов НАТО — разные. Ведь сегодняшний страх Турции заключается в том, что они видят перед собой осознанный союз России и Ирана. Пусть даже Москву и Тегеран объединяет ситуативное наличие общего стратегического врага, пусть даже они решают ситуативную задачу поставить преграду для распространения терроризма на свои территории — но делают это подальше от своих границ. Как ни странно, время работает на Иран и Россию, как и на их ещё более отдалённого союзника «в тени» — Китай. Вспомним: у Ирана уже есть доступ к китайской базе ВМФ в африканском Джибути на Красном море, и в случае необходимости корабли Ирана смогут иметь в Джибути техническую и материальную поддержку. И это — ещё одно основание для Турции обострённо бояться намерений России и Ирана укреплять свои отношения «по всем секторам», как выразился иранский спикер Лариджани. А усугубляет страх Турции тот факт, что в Ираке, по «киркукскому вопросу», Анкара убедилась — курдский фактор безвозвратно уходит в руки именно Ирана. Как иранская сторона, а, не исключено, на правах союзника Ирана, и Россия, распорядятся этим козырем — Анкара просто не знает. Поэтому 28 ноября Эрдоган заявил, что Иран, Россия и Турция будут регулярно встречаться для обсуждения сирийского кризиса, сообщает иранский Tasnim News. Он добавил, что три лидера будут собираться один раз в 15 дней или в месяц: «Наши встречи будут продолжаться регулярно». А что ему делать? Помешать ни России, ни Ирану — ни, тем более, своим партнёрам по «американской» коалиции, турецкий президент не в состоянии. А так хоть будет примерно знать намерения своих коллег Путина и Роухани здесь, и Трампа там — за океаном.

Сергей Шакарянц, политолог (Ереван)

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/29/erdogan-iz-sochi-k-trampu-fiksaciya-porazheniya-amerikanskoy-koalicii
Опубликовано 29 ноября 2017 в 13:12
Все новости

11.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами