• USD 58.80 +0.04
  • EUR 69.17 -0.13
  • BRENT 63.23

Польша отворачивается от Украины: взгляд из Варшавы

Иллюстрация: Apral.ru

Провалом завершилась политика заигрывания с властями в Киеве, которую в течение последних лет вела официальная Варшава, несмотря на то, какие политические силы формировали польское правительство, и не взирая на все антипольские афронты украинских властей, а порой даже откровенные и демонстративные дипломатические пощечины.

Польские политики готовы были простить украинским «друзьям» все унижения во имя доминирующего фактора во внешней политике Варшавы — последовательно и сознательно обостряемой враждебности по отношению к России, трактовки ее как «общего с Украиной врага».

Однако растущее возмущение поляков прогрессирующей бандеризацией Украины вынудило польские власти радикально изменить тон в контактах с восточным соседом. Сейчас на линии Варшава-Киев сложилась настолько напряженная обстановка, что под большим вопросом оказался запланированный на декабрь визит президента Анджея Дуды на Украину.

Характерно, что упрямым навязыванием своей «верности и дружбы» Украине многие годы занимались и представители польских властей, и лидеры оппозиции. К примеру, в декабре 2013 года вообще нелюбящий поездки за границу, классический тип кабинетного политика Ярослав Качиньский, председатель тогдашней крупнейшей оппозиционной партии «Право и справедливость», вдруг появился на киевском Майдане. И не помешали ему ни красно-черные флаги УПА, под которыми он стоял, ни такие одиозные фигуры украинской политики рядом, как Арсений Яценюк, Олег Тягнибок (его партия «Свобода», кроме откровенного восхищения «подвигами» головорезов УПА, уже тогда требовала отрыва от Польши 19 районов и присоединения их к Украине), не говоря уже о Виталии Кличко. Вместе с политиками такого разряда он прошел во главе многотысячной демонстрации и обратился к собравшимся с такими словами: «Братья украинцы! Я уверен, что вы победите. Вы нужны Европе».

Польский политик приветствовал толпу известным возгласом: «Слава Украине! Героям слава!», хотя поколения поляков с ужасом однозначно ассоциируют это приветствие с УПА и зверствами бандеровскох банд, которые во время Волынской резни (1943−1944) истребили до 200 тысяч польских мирных жителей, прежде всего женщин, детей, стариков. Не смутила его последующая критика горстки смелых польских публицистов, которые отважились вопреки канонам «политической правильности» возмущаться: «Как он мог показаться в одном ряду с бандеровцами и фашистами, глорификаторами СС и гестапо?!».

Представители не только оппозиции, рвавшейся тогда к власти, но и члены руководства страны также неоднократно попадали в компрометирующие ситуации. Министр иностранных дел Гжегож Схетына, например, в канун годовщины освобождения немецкого концлагеря в Освенциме заявил, что освободили его… украинцы. Причиной этой компрометации было даже не столько невежество главы польской дипломатии, который провел на студенческой скамье философско-исторического факультета Вроцлавского университета долгих семь лет (но так и не научился, что Первый украинский фронт, освободивший Освенцим, ничего общего с украинским национализмом не имел), сколько стремление пококетничать с Украиной, а одновременно насолить на раны «общему врагу» — России.

Президент Бронислав Коморовский буквально в последние дни своего президентского срока, не взирая на пик предвыборной кампании, в апреле 2015 года отправился в Киев, где с нескрываемой радостью с трибуны Верховной Рады Украины рассуждал об общей истории и близости двух народов, заверял о дружбе, солидарности и постоянной поддержке Украины со стороны Польши. То, что два народа «противостояли друг другу в прошлом», он осторожно объяснял «зловещим подшептыванием третьих сил», без сомнения — России.

Как только за польским гостем закрылась дверь, депутаты Рады демонстративно приняли закон, в котором членов УПА признали «борцами за свободу и возрождение украинской государственности». Для ставящих под сомнение «героизм» их борьбы (в частности, для польских историков, представляющих иное видение этого «героизма» — как пример исключительных зверств) предусмотрена уголовная ответственность.

Несмотря на такие оплеухи, президент Коморовский с почестями, зарезервированными для глав государств, принимал Аскольда Лозиньского, председателя Всемирного конгресса украинцев — которого один из известных польских историков публично назвал «200-процентным бандеровцем».

После того, как «Право и справедливость» два года тому назад приняла всю полноту власти в Польше (сначала президентские выборы выиграл представитель этой партии Анджей Дуда, а затем последовала убедительная победа в парламентских выборах, обеспечившая абсолютное большинство голосов в Сейме и возможность самостоятельно, без коалициантов, сформировать правительство), изменений в польско-украинских отношениях трудно было ожидать.

Новые власти продолжали заигрывать с Киевом и по-прежнему получали одну оплеуху за другой. Уже во время своего первого заграничного визита в Таллин новый президент, выступая в так любимой официальной Варшавой роли «адвоката Украины в европейских делах», вдруг предложил сначала подключение Польши к «нормандскому формату» переговоров по вопросу урегулирования украинского кризиса в Донбассе, а затем его изменение на формат Евросоюз-США-Украина-Россия. Из уст украинского президента он быстро услышал твердое и совсем недипломатичное «Нет!». Во время последнего саммита НАТО, который проходил в Варшаве 8−9 июля прошлого года, Петр Порошенко возложил венок у памятника полякам, погибшим от рук членов УПА, но на борту пиджака он демонстративно носил украшение… с черно-красной символикой УПА.

Такое поведение украинского руководства ни в коей мере не влияло однако на отношение к нему польской стороны: по-прежнему для Варшавы Украина была «другом и союзником». На прошлогоднем военном параде в честь Дня Войска Польского 15 августа украинские военные маршировали по польской столице плечом к плечу с самыми верными союзниками Польши по НАТО из близких и заморских стран — из Эстонии, Латвии, Литвы, Германии, Румынии, США и Канады. После торжеств министр национальной обороны Антоний Мачеревич, заядлый русофоб, который буквально еженедельно пугает публику готовящейся или даже начинающейся агрессией на Польшу со стороны России, отправился на православное кладбище в Варшаве, чтобы демонстративно возложить венок на могиле украинского генерала Марка Безручко, который вместе с поляками воевал с большевиками в 1920 году, и дивизия которого заняла Киев.

Начало конца официальной «дружбы» на линии Варшава-Киев наступило в самом начале этого года, когда украинцы начали громить польские памятники. В ночь с 8 на 9 января прогремел взрыв под памятником жертвам украинских зверств в Хуте Пеняцкой (Львовская область). Одну из уцелевших стел с фамилиями погибших вандалы покрасили желто-голубыми цветами украинского флага, а другую — красно-черными цветами флага УПА, а ниже написали «SS».

К февральской годовщине трагедии в Хуте Пеняцкой (это теперь уже несуществующая польская деревня, в которой 28 февраля 1944 года украинцы из дивизии SS-Galizien вместе с местными бандеровцами зверски истребили около 850 жителей, а их дома разграбили и сожгли) памятник удалось восстановить, но современные наследники Бандеры с его существованием не смирились. В марте они провели очередное нападение на мемориал и очень обширно представили свои чувства к погибшим и к полякам вообще: на памятнике появилась и свастика, и знак «SS», и красно-черный бандеровский флаг, а также лозунги «Смерть ляхам [полякам]!» и «Вон из Украины [с нецензурной добавкой]».

В Подкамене (также Львовская область) объектом нашествия вандалов стало мемориальное кладбище поляков — 600 мирных жителей этого городка, погибших от рук головорезов УПА и украинской добровольческой дивизии SS-Galizien в 1944 году, также во время Волынской резни. Нагробные плиты были облиты красной краской, а на установленном в 2011 году и оплаченном польским правительством памятнике в форме креста появилась свастика и надпись «Смерть ляхам!».

В самом Львове краской был вымазан известный памятник польским профессорам довоенного Львова — представителям интеллигенции (научным работникам университета и политехнического института, врачам), расстрелянным немцами после захвата города в июле 1941 года вместе с некоторыми членами их семей и иногда даже с прислугой.

Параллельно с осквернением польских памятников необандеровцы провели свои демонстративные атаки на польские дипломатические представительства. Во Львове они забросали бутылками с краской польское консульство, а на его ограде написали «Наша земля»; в Киеве на заборе посольства Польши развесили портреты Степана Бандеры и его соратников с подписью «Наша страна — наши герои». В Луцке дело в буквальном смысле запахло порохом: здание польского генерального консульства было обстреляно из гранатомета!

Растущую бандеризацию Украины не смог не заметить даже министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, который еще недавно, после погрома польских памятников и обстрела генконсульства в Луцке, в этих «инцидентах» узрел «руку Москвы». После поездки на Украину в начале ноября и встрече там с представителями организаций польского национального меньшинства и сотрудниками дипломатических учреждений министр резко изменил тон своих оценок ситуации. «С Бандерой вы в Европу не войдете», — категорично предупредил он власти в Киеве, добавив, что Польша не впустит на свою территорию «крайне антипольско настроенных» украинцев. Так появился «черный список» Ващиковского, в который попали — по его же словам — по крайней мере те, кто «одевает мундиры SS-Galizien».

— Мы замечаем негативную эволюцию политики Украины в области истории и национальной идентичности по отношению к Польше, а также ее ухудшающиеся отношения с соседями из Центральной Европы. Президент принимает во внимание эти факты, — отметил Кшиштоф Щерский, руководитель президентской администрации.

Под вопросом оказался запланированный на декабрь визит президента Анджея Дуды на Украину. Глава польской дипломатии Витольд Ващиковский не скрывает, что советует президенту отменить эту поездку.

На этом фоне в минувшую субботу посол Польши на Украине в чрезвычайном порядке был вызван в МИД, где украинская сторона выразила свое возмущение отказом во въезде в Польшу Святославу Шеремету, oтветственному секретарю Государственной межведомственной комиссии по делам увековечения памяти участников антитеррористической операции, жертв войны и политических репрессий, и потребовала от польской стороны разъяснений. Польские пограничники в субботу не впустили его в страну как первого представителя украинских властей, внесенных в «черный список министра Ващиковского». Очередные спирали роста напряженности на линии Варшава-Киев, несомненно, впереди.

Александр Шторм (Варшава), специально для EADaily.
Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/11/20/polsha-otvorachivaetsya-ot-ukrainy-vzglyad-iz-varshavy
Опубликовано 20 ноября 2017 в 13:09
Все новости

16.12.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами