• USD 57.42 +0.13
  • EUR 67.73 +0.32
  • BRENT 58.20 +0.55%

Закон об образовании: продукт модерна — украинцы консолидируют Венгрию

Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто. Иллюстрация: Newsae.ru

Читайте также по теме «Возвращение к сталинизму»: Украина наносит «удар ножом» в спину Венгрии.

Подписание 25 сентября президентом Украины Петром Порошенко ранее принятого Верховной Радой нового закона об образовании вызвало новую волну зарубежной критики. Президент Украины подписал «спорный» закон об образовании, — таков самый умеренный мотив в публикациях западных СМИ. Громче всех за рубежом сейчас слышен голос правительственного Будапешта, хотя и решение президента Румынии Клауса Йоханниса отказаться от официального визита на Украину получило определенный резонанс.

Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто назвал действия украинского президента «позорными и постыдными». Сийярто явно держится ранее избранной риторики. До этого, по его словам, «позорным и постыдным» было принятие самого закона в Верховной раде. Сийярто пообещал, что Венгрия будет блокировать все инициативы, которые будут выгодны Украине, в международных организациях, особенно в ЕС. Украина «с этого момента может практически забыть» о Европе, — пригрозил глава МИД Венгрии. Еще 11 сентября он объявил, что не будет поддерживать какие-либо украинские инициативы на международной арене и дал соответствующие указания венгерским дипломатам. В Верховной раде заявление главы МИДа Венгрии о европейском будущем Украины назвали шантажом и даже вмешательством во внутренние дела страны.

МИД Венгрии уже подал жалобы в ОБСЕ, ООН и ЕС. Официальные претензии Венгрии к действиям украинских властей в случае нового закона об образовании сводятся к следующим основным положениям:

До сих пор подрастающее поколение венгерского национального меньшинства на Украине имело возможность получать воспитание и образование на венгерском языке по всему спектру — от детского сада через школу до высшей школы. Например, в Берегсаском районе Закарпатской области около 80% населения — 41 тысяча человек — это венгры. В районе работают 30 венгерских детских садов и 32 венгерские школы и одно венгерское высшее учебное заведение. В Бересасе (Берегово) Закарпатской области функционирует при помощи финансирования венгерского правительства педагогический институт — Закарпатский венгерский институт им. Ференца Ракоци ІІ. Институт готовит кадры венгерских педагогов для всего спектра образования для венгерского национального меньшинства в Закарпатской области — от детского сада до собственно педагогического института.

Статья 7 принятого украинского закона об образовании отменяет целостную систему венгерского образования на Украине. Оно разрушается как единый процесс.

С точки зрения венгерского правительства — это более чем образовательный вопрос, поскольку значительное ограничение образования на родном языке угрожает сохранению самобытности, культуры и традиций венгерского населения и, в конечном итоге, способствует его ассимиляции и исчезновению венгерского меньшинства.

В случае с принятым законом украинский законодательный орган и исполнительная власть проигнорировали базовые права на пользование родным языком, включая обучение на родном языке около 150 тысяч украинских граждан, которые считают себя принадлежащими к венгерской национальности. Закон об образовании лишает венгров на Украине такого права, которым они в качестве меньшинства пользуются уже около столетия, независимо от государственной принадлежности этой территории, и которое все другие соседние с Венгрией страны, обеспечивают для венгерского национального меньшинства, проживающего на их территории. Украина выпадает из ряда этих государств.

Дискуссионным для венгерской стороны представляется использование в украинском законе об образовании понятий «коренные народы» и «национальные меньшинства». Не трудно определить, что продвигаемая украинскими экспертами трактовка понятия «коренной народ» своими важными нюансами отличается от принятой в международном праве.

Новый украинский закон об образовании предоставляет возможность изучения отдельных предметов и на венгерском языке, но как языке ЕС. В этом случае закон толкует понятие венгерского языка на Украине не как родного языка венгерского национального меньшинства, а как принадлежащего к внешнему для Украины миру.

С точки зрения Будапешта, новый закон об образовании противоречит многочисленным внутренним, двусторонним и международным нормативно-правовым актам, внешним и внутренним обязательствам Украины.

— Прежде всего, закон об образовании противоречит 22-й статье Конституции Украины, которая гласит: «Конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть отменены. При принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод». Таким образом, нарушается основной принцип прав человека — к достигнутому уровню можно прибавлять, но никак не отнимать;

— закон об образовании противоречит 53-й статье Конституции Украины, которая гласит: «Гражданам, принадлежащим к национальным меньшинствам, в соответствии с законом гарантируется право обучения на родном языке либо на изучение родного языка в государственных и коммунальных учебных заведениях или через национальные культурные общества»;

— закон об образовании противоречит 6-й статье действующего закону Украины «О национальных меньшинствах на Украине», которая, в частности, гласит: «Государство гарантирует всем национальным меньшинствам права на национально-культурную автономию: использование и обучение на родном языке или изучение родного языка в государственных учебных заведениях или через национальные культурные общества»;

— закон об образовании противоречит 10-й статье важнейшего двустороннего соглашения — договора об основах добрососедства и сотрудничества между Украиной и Венгрией, заключенному в 1991 году и, которая гласит: «Стороны согласились обеспечить надлежащие возможности национальным меньшинствам для обучения на своем родном языке на всех уровнях обучения»;

— закон об образовании противоречит содержанию 8-й и 10-й статей Декларации о принципах сотрудничества между Украинской ССР и Венгерской Республикой по обеспечению прав национальных меньшинств, подписанной в 1991 году и ставшей частью договора об основах добрососедства и сотрудничества между Украиной и Венгрией 1991 года;

— Нормы украинского закона об образовании не соответствуют международным обязательствам Украины, в частности, Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств.

Изначально венгерская сторона предлагала Киеву не принимать в Верховной раде закон об образовании в том виде, в котором он был представлен. После того, как закон был принят, из Будапешта официально по дипломатическим каналам предложили не подписывать закон, а вернуть его на доработку в Верховную раду. Однако в обоих случаях призывы Будапешта были проигнорированы в Киеве. После этого из Будапешта и было заявлено о блокировании европейской перспективы для Украины.

Теперь об ответных доводах украинской стороны. Министр иностранных дел Украины Павел Климкин назвал состояние украинского языка вопросом национальной безопасности. «Дело в том, что в стране есть люди, которые вообще не говорят по-украински, и это, в конечном счете, вопрос о нашем единстве и нашей национальной безопасности», — сказал Климкин. На переговорах в Киеве, посвященных украинскому закону об образовании, на которых присутствовали послы из 11 заинтересованных стран, в том числе, представитель Венгрии, министр образования Украины Лилия Гриневич заявила, что «украинский язык на Украине является фактором национальной безопасности». Т. е. закон своим острием направлен против русского языка, России и наследия «Русского мира», и все остальные внешние силы должны его принять в интересах трансформации Украины и укрепления украинской идентичности. На общем фоне школ с русским языком преподавания, в которых учатся почти 356 тысяч учеников, примерно 16 тысяч учащихся в венгерских школах выглядят своим числом не слишком убедительно для Киева. Вместе с тем, украинские чиновники от образования отметили, что в 2016 году больше 36% выпускников Закарпатья провалили внешнее независимое тестирование по украинскому языку. Особенно плохо этот показатель выглядит у учащихся венгерских школ Закарпатской области. В Берегсаском районе, где, по результатам последней переписи населения, венгры составляют 76% населения, три четверти выпускников не смогли выполнить контрольный тест по украинскому языку.

На встрече с послами первый замминистра иностранных дел Украины Вадим Пристайко заявил: «Это не обязанность украинского правительства — готовить студентов для венгерских вузов». Поэтому в Киеве утверждают, что исполнение закона об образовании позволит повысить качество образования и конкурентоспособность молодежи на рынке труда. Новый закон повысит роль государственного украинского языка в образовательном процессе, что обеспечивает равные возможности для всех на Украине, включая венгров. В этом плане новый закон, по мнению Киева, на самом деле не сужает, а расширяет права представителей нацменьшинств.

Кроме того, Киев не ограничился обороной, а решил перейти в наступление путем выдвижения встречных претензий к соседним странам, Венгрии в том числе. На встрече с послами министр образования Украины Гриневич заявила, что в странах, которые выступают с претензиями, нет школ с изучением всех предметов на украинском языке. В частности, по утверждению украинской стороны, в Венгрии, которая громче всех возмущается по поводу нарушения прав венгров на Украине, полноценных украиноязычных школ нет совсем. Подобная претензия Киева в адрес Венгрии выглядит, с точки зрения Будапешта, совсем смешной, поскольку украинская сторона столь явно прибегает к откровенно жульническому приему. Ведь закон надо сравнивать с законом, а не с практикой в соседних государствах.

И потом, в современной Венгрии украинцы, официально признаваемые в этой стране в качестве национального меньшинства, представлены в ней лишь в качестве мигрантов. Эти мигранты проживают в Венгрии рассеянно, а не компактно. Во времена Венгерского королевства Венгрия не знала такой этнической идентичности, как «украинцы». Это явный продукт модерна. Для сравнения, венгры проживают в Закарпатской области Украины компактно на землях, которые более 1000 лет принадлежали Венгерскому королевству.

Другой существенный момент. В соответствии с венгерским законом о правах национальных меньшинств от 2011 года, в населенном пункте — муниципалитете, где 20% и более населения признают свою принадлежность к одному из официально признанных в Венгрии национальных меньшинств, наряду с официальным венгерским языком, официальным языком в данном населенном пункте признается и язык национального меньшинства. Это означает, что вся официальная документация ведется на двух языках — венгерском и языке национального меньшинства. Согласно этому закону, украинский язык теоретически может быть признан в качестве официального в венгерских муниципалитетах, но населенных пунктов в Венгрии с компактным проживанием украинцев требуемого уровня — 20% — нет. Поэтому украинский язык в Венгрии признан только языком национального меньшинства без официального его использования. С другой стороны, детсады и школьное дело для национальных меньшинств прямо связаны с подобными муниципалитетами с компактным проживанием национальных меньшинств… Но не только, как мы увидим ниже.

Надо заметить, что ничего близкого к венгерскому закону о правах национальных меньшинств с его языковой муниципальной нормой на Украине нет и при нынешнем безумном режиме не предвидится. Т. е. проблема не ограничивается одним только законом об образовании. На дело надо смотреть шире — на законодательное определение сферы официального применения языка национальных меньшинств на Украине. Законодательство о языках национальных меньшинств должно выступать в едином комплексе с законодательством об образовании для национальных меньшинств. Под то и другое возможно применение двух вместе или по отдельности принципов: национально-территориальной автономии и национально-культурной автономии.

Если вернуться к законодательству, то венгерский закон об образовании 2011 года определяет языком образования в школе и воспитания (в детском саду) венгерский, но с полным или частичным преподаванием на языке национальных меньшинств или на двух языках. В своих отдельных статьях закон определяет:

— дошкольное образование для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам;
— начальное школьное образование для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам;
— общежития для учащихся, принадлежащих к национальным меньшинствам;
— образование в гимназии для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам;
— профессиональное среднее образование для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам;
— профессионально-техническое образование для лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам;
— дополнительные уроки национального языка национальных меньшинств.

Так, например, по венгерскому закону об образовании, министерство, отвечающее за образование, может организовать обучение и преподавание на языке национального меньшинства и обучение на двух языках по предметам, если не менее 15 детей — представителей национальных меньшинств пошли в первый класс. В этом случае обучение по программе образования на языке национальных меньшинств должно быть одобрено министерством после получения мнения соответствующего национального совета меньшинства. Учебно-преподавательская деятельность может осуществляться с одобрения министерства также на языке меньшинства и может проводиться на двух учебных языках — один из которых венгерский, а другой — национального меньшинства. Сейчас в Интернете достаточно легко найти действующие программы венгерских начальных школ и гимназий, в которых функционируют сербские и цыганские классы с преподаванием на этих языках. По закону в Венгрии могут функционировать не только классы для национальных меньшинств, но и национальные школы с двумя языками преподавания.

Таким образом, по венгерским правилам украинские классы с преподаванием на украинском в Венгрии организовать достаточно просто. Нужно только иметь в школе в первом классе 15 детей украинцев и заявление в министерство образования от национального совета, представляющего украинское национальное меньшинство.

Украинский национальный совет действует в Венгрии, и его председатель на днях на заседании парламентского комитета в Будапеште громко опротестовал украинский закон об образовании. Украинское национальное меньшинство в Венгрии не согласно с политикой в области образования на Украине. Всего в Венгрии официально признано 13 национальных меньшинств. Каждое из национальных меньшинств имеет избранный национальный совет. В соответствии с принципами национальной культурной автономии в Венгрии национальные меньшинства через свои национальные советы могут направлять по части своих нужд образовательную политику государства.

Таким образом, образование на языках национальных меньшинств в Венгрии строится в рамках самоуправления национальных меньшинств. Если уж в Киеве решили меряться с Будапештом по части образования для национальных меньшинств, то простое сравнение легко определяет базовые пробелы в украинской внутренней политике в отношении национальных меньшинств. Поэтому современная Украина и близко не стоит к венгерской постановке школьного дела для национальных меньшинств. В отличие от Венгрии, на Украине нет признания национально-культурной автономии национальных меньшинств, на основании которой и организуется образование для национальных меньшинств. А ведь в данном случае речь даже не идет об организации территориальных автономий, чему так противится Киев. Если уж там не хотят признавать территориальных автономий, то пускай они идут, как в Европе, как в той же соседней Венгрии, в направление признания культурной национальной автономии меньшинств. Но этого намеренно не делается. А то, что сейчас делается, вызывает скандал с соседями при том обстоятельстве, что в Киеве делают вид, что не понимают, в чем суть проблемы.

Министр образования Украины Гриневич объявила, что в бюджете Украины со следующего года будет предусмотрено выделение средств на развитие образования на украинском языке за рубежом. Однако в случае с Венгрией средства для организации там преподавания на украинском языке из украинского бюджета совсем не нужны. Если в школах будут сформированы украинские классы, а для этого нужна воля родителей, то украинский национальный совет обратится в министерство образования, и тогда финансирование преподавания на украинском в подобных классах будет осуществляться из венгерского бюджета. Если для нужд украинского образования в Венгрии потребуется свезти украинских детей в одно место, чтобы создать украинскую школу, то тогда по закону венгерское государство профинансирует при этой школе открытие и содержание общежития. Опять же для «процесса» требуется воля родителей и представление национального совета украинского национального меньшинства.

И, наконец, самый последний довод Киева против венгерской критики закона об образовании. Заместитель главы администрации президента Украины Константин Елисеев заявил, что выступления Будапешта о блокировании любых шагов по дальнейшей евроинтеграции Украины связаны с предстоящими весной следующего года парламентскими выборами в Венгрии и попыткой отвлечь внимание от проблем с Европейским союзом. Разумеется, сейчас оппозиция, особенно справа из партии Jobbik, использует украинский инцидент для критики премьера Виктора Орбана (Fidesz). Националисты критикуют националистов по части того, кто последовательно отстаивает национальные интересы Венгрии, а кто их предает. Однако здесь важны два обстоятельства. Орбан в Венгрии в любом случае стоит очень твердо и победит на будущих выборах. С другой стороны, надо отчетливо представлять, что новая национальная политика в Карпатском бассейне — это один из столпов внутренней и внешней политики правящей партии Fidesz и лично ее лидера — Виктора Орбана. Киев с его законом об образовании, подрывающим венгерские школы в Закарпатье, задел их, что называется, за живое.

При этом нельзя не заметить определенную двойственность в политике Будапешта, внушающей надежду украинским националистам. Так, несмотря на яростную риторику против закона об образовании, официальный Будапешт сейчас заявляет, что Венгрия не приостанавливает, но даже увеличивает гуманитарную помощь и помощь в целях развития, предоставляемую Украине.

Другой характерный случай. 26 сентября 2017 года в Киеве прошло мероприятие в честь украинских делегаций на совещаниях Вышеградской группы (V4), на котором присутствовали послы Польши, Венгрии, Чехии и Словакии. Руководство Украины спит и видит себя в этой самой V4. По завершении этого мероприятия в ответ на вопрос одного журналиста о новом законе об образовании Украины, подписанном главой государства в понедельник, чешский посол на Украине Радек Матула пояснил, что законодательство не оказывает одинакового влияния на страны V4. Он выразил надежду на то, что соседним с Украиной странам Вышеградской группы удастся разрешить споры вокруг законодательства об образовании посредством двусторонних консультаций. В этой ситуации посол Венгрии почему-то промолчал, а не высказал свое более критическое мнение.

И самое главное — у Венгрии после 2014 года были прекрасные возможности «выжать» из украинского руководства по максимуму по всем трудным для венгерской стороны вопросам в обмен на свою поддержку Ассоциации и безвиза. Но здесь ничего сделано не было. Будапешт не получил дополнительных гарантий незыблемости того, что имеется у венгерского национального меньшинства в Закарпатье, не говоря уже о требуемой уже несколько лет или территориальной автономии, или единого венгерского избирательного округа, или признания за украинскими венграми права на двойное венгерское гражданство. Все это время Венгрия последовательно выступала за суверенитет Украины и ее интеграцию в Европейский союз и являлась ведущей в продвижении безвиза, ничего не получая взамен. Странное бескорыстие.

Вот и сейчас заметны интересные нюансы. 20 сентября румынский парламент двумя палатами принял декларацию по поводу украинского закона об образовании, который резко ограничивает право румынских граждан, проживающих на Украине, получать образование на их родном языке. В это время из Будапешта протестуют лишь о нарушении прав украинских граждан, относящихся к венгерскому меньшинству. И это при том, что подавляющее большинство венгров Закарпатья после 1 января 2011 года получили венгерские паспорта. То, что Венгрия защищает на Украине права своих граждан, — об этом молчок.

Подобная двойственность в позиции Будапешта в отношении венгерской национальной политики на Украине объясняется не только предательством Орбана венгерских национальных интересов в Карпатском бассейне, но и заданными рамками конфликта на Украине. В самой высокой своей плоскости он связан с геополитическими интересами крупных игроков. И в этой высокой плоскости Орбан вынужден безропотно следовать линии Запада по окончательному вытеснению России из Европы. Закон об образовании направлен на трансформацию идентичности на Украине, и поэтому США поддерживают его, а Германия хранит молчание.

В другой — приземленной плоскости Орбану приходится считаться с накладываемыми на него ограничениями другого уровня. Он, сколько может, продвигает интересы Венгрии в Карпатском бассейне, но в строго дозволенных ему рамках. Поэтому шум Будапешта по поводу украинского закона об образовании — это не показуха, не игра к будущим выборам, а еще один инструмент мобилизации и консолидации венгерских национальных меньшинств вокруг национальной внешней политики Венгрии. В этом отношении украинский закон об образовании делает из культурно и ментально чужих для Украины закарпатских венгров еще более чужих, и венгерское правительство по полной использует этот случай.

Дмитрий Семушин

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/09/28/zakon-ob-obrazovanii-produkt-moderna-ukraincy-konsolidiruyut-vengriyu
Опубликовано 28 сентября 2017 в 14:02
Все новости

18.10.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами