• USD 59.42 +0.34
  • EUR 69.74 +0.09
  • BRENT 62.08

Кривенюк: «Политический суд» раздует дело Гвашева до больших проблем

Фото: abh-n.ru

5 октября должна состояться кассация по делу Руслана Гвашева, известного черкесского общественника, объявившего голодовку в знак протеста из-за решения суда, признавшего традиционный молебен «несанкционированным митингом». До этого дня еще неделя, а состояние Гвашева ухудшается, несмотря на многочисленные просьбы прекратить голодовку, он готов это сделать только после оправдательного решения суда.

21 мая этого года в день памяти жертв Русско-Кавказской войны в местечке Головинка, в Лазаревском районе Сочи состоялся ежегодный поминальный молебен, который проходит в соответствии с традиционным адыгским ритуалом. Участников было до 300 человек. Руслан Гвашев, один из самых известных общественных деятелей адыгского мира, выступил с речью.

Позже он получил повестку в суд за организацию «несанкционированного мероприятия».

Суд первой инстанции в Лазаревском признал его виновным в организации несогласованной акции и выписал штраф в размере 10 тысяч рублей.

Впоследствии краевой суд в Краснодаре отменил это решение, вернул дело в суд первой инстанции, который, впрочем, подтвердил свое решение. Еще одна апелляция будет теперь в начале октября, но состояние здоровья пожилого человека вызывает серьезные опасения.

В июне Лазаревский суд вынес действительно странное решение. Хотя бы потому, что ритуальные, поминальные мероприятия, не имеющие общественно-политической повестки, не могут быть общественно-политическими акциями. Тогда следует к митингу приравнять похороны, на них тоже нередко выступают люди с речами.

Но сейчас «дело Гвашева» создает зримое напряжение, которое будет иметь политические последствия. Особенно если у общественника возникнут серьезные проблемы со здоровьем.

Руслан Гвашев родился и живет в Большом Кичмае, одном из полутора десятков шапсугских аулов, которые расположены неподалеку от побережья в Лазаревском и Туапсинском районах.

Вообще, этот кластер шапсугских аулов достоин всяческого внимания и интереса. Это единственное дошедшее до нашего времени поселение, в котором живут потомки коренных жителей черноморского побережья Кавказа, вынужденных в большинстве своем эмигрировать в Турцию после Русско-Кавказской войны второй половины XIX века.

Соседний нынешний регион Сочи опустел полностью, там жили убыхи. А в районе Туапсе небольшая часть местного населения осталась, часто в лесах, где людям пришлось жить в течение лет. Позже они возвращались в опустевшие деревни, либо заселяли другие старые селения.

Сейчас шапсугов всего не более пяти тысяч человек, в самом большом из аулов, Агуй-Шапсуг, расположенном в горах Туапсинского района, живет более полутора тысяч человек.

К нашему времени мало что сохранилось от прежнего уклада, однако люди старшего поколения нередко неплохо знают родной язык. Издревле адыги были отменными садоводами, в горах этих мест и сегодня можно обнаружить старые одичалые черкесские сады. В шапсугских аулах много орешников, фундук называют «золотом адыгов».

В наше время жители шапсугских аулов в основном работают в прибрежных городах, многие называют свои села «спальными кварталами».

Руслан Гвашев — не очень типичный современный шапсуг. Это борец, идеолог национального движения, его горизонты куда шире родных аулов на периферии Большого Сочи и Туапсе.

Еще с конца 1980-х годов он начал работу по созданию шапсугского Хасэ (парламента) Причерноморья. В 1992 году был одним из лоббистов, добившихся принятия постановления Верховного Совета России о создании Шапсугского национального района, этот проект так и не был реализован. Гвашев участник грузино-абхазской войны. Нынешняя его голодовка не первая. В 2005 году он голодал в течение десяти дней, когда был задержан в Нальчике за участие в митингах против войны в Чечне.

Гвашев пользуется безусловным авторитетом у себя на родине, но судя по тому как развивается резонанс вокруг его дела, не всем современным шапсугам интересно глубокое вовлечение в политику, во всяком случае ни в Туапсе, ни в Лазаревском так и не было проведено публичных кампаний в его поддержку. Это не хорошо, и не плохо, это данность. Из слов тех туапсинских шапсугов, с кем удалось пообщаться, напрашивается такое резюме. Пласт вопросов, который интересует Гвашева и довольно, видимо, узкий круг людей — национальное возрождение, сохранение языка, единство с соотечественниками — отошел на второй план для основной массы сообщества. В поддержку этого тезиса говорит тот факт, что последнее значимое событие в области возрождения шапсугского самосознания — это создание в 1991 году газеты на шапсугском языке. С тех пор значимых вех не было.

Хотя в числе активно поддержавших Гвашева мы можем видеть молодых шапсугских активистов, обычных ребят, живущих и работающих в Туапсе и Сочи.

С другой стороны, решение суда в Лазаревском, вероятно, мотивированное, только не политически, а скорее, «ментально» или культурно. Это давление на историческую память людей, само событие — молебен — не имеет столь важного значения, имеет значение его содержание, а оно — коллективная память о трагедиях прошлого. В современной среде образованных и культурных людей, многообразие, в том числе многообразие культурных и религиозных практик, не может встретить негатива, неодобрения или, тем более, преследования.

В учебнике Кубановедения, дисциплины, которую проходят школьники Краснодарского края, вообще нет упоминания об автохтонных жителях черноморского побережья. Это относит нас к тем временам, когда пласт вопросов истории и культуры с поиском ответов на вопрос: кто был первым, занимал умы и выращивал конфликты. Решение Лазаревского суда говорит о том, что, возможно, в этом плане в ретроградной Кубани ничего не изменилось до сих пор.

Еще одна сторона вопроса. Ее пока не так явно видно. Сегодня в российской действительности именно судебный процесс как таковой является «теплицей» реальной политики. В решениях судов по десяткам политических дел последнего времени не нужно искать признаки государственной политики, отношения государства к тем или иным процессам. Мы видим, если пытаемся искать логику, абсолютно взаимоисключающие вещи. Судят «проукраинских сепаратистов» (так это часто именуется в Крыму), одновременно с гражданскими активистами и сторонниками Новороссии, некоторых из которых пытаются выдворить в страну происхождения, то есть на Украину.

Действительно, есть тенденция вызревания низового «политического суда», в основе которого суды первой инстанции, состоящие из нередко достаточно ограниченных, малообразованных, не сведущих в общественно-политической жизни людей. Безликое государство, вроде как, обретает лицо, но это лицо судьи районного суда, задавленного проблемами человека, который видит окружающий мир в лучшем случае через оптику Первого канала. Это несет в себе большие проблемы. Если вернуться к нашей теме, то нужно понимать, что политические издержки, возникающие в результате политической самодеятельности Лазаревского суда, могут создать проблемы куда более широкого масштаба и на длительную временную перспективу.

Основную поддержку черкесскому активисту сегодня оказывают соратники из Абхазии, республик Северного Кавказа. В гостях у Гвашева побывал сенатор Арсен Каноков, бывший руководитель Кабардино-Балкарии и несколько делегаций из Абхазии, в том числе от имени президента страны Рауля Хаджимба.

Абхазские общественники направили обращение, в том числе и в адрес президента России Владимира Путина, с призывом защитить права Руслана Гвашева. Будем надеться на то, что общественник будет жив и здоров.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/09/28/krivenyuk-politicheskiy-sud-razduet-delo-gvasheva-do-bolshih-problem
Опубликовано 28 сентября 2017 в 20:31
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами