• USD 57.55 +0.05
  • EUR 68.22 -0.44
  • BRENT 58.43 +3.44%

ЕС наказывает «Вышеградскую группу» беженцами

Мигранты в Венгрии. Фото: tvc.ru

Суд Евросоюза обязал Венгрию и Словакию принять беженцев. Понять нежелание видеть у себя мигрантов со стороны этих государств, а также Польши и Чехии, можно. Однако в том, что так случилось, страны Вышеградской группы могут винить только себя. И полностью отказаться от беженцев без ущерба для себя у них вряд ли выйдет.

История с противостоянием Евросоюза и стран Вышеградской группы по вопросу о приёме вынужденных переселенцев с Ближнего Востока и из Африки длится уже два года. В августе 2015 года огромная толпа из 200 тысяч человек достигла Венгрии, буквально парализовав жизнь в стране. Кадры с переполненного мигрантами Восточного вокзала Будапешта облетели весь мир. Местные полиция и спецслужбы, не привыкшие к таким наплывам людей, едва-едва справились с такими потоками.

Дальше толпа двинулась в Австрию и Германию. А премьер Виктор Орбан приступил к строительству стены, призванной сдержать наплыв нежелательных гостей. Он заговорил о том, что мусульмане в его стране не приживутся в силу огромных ментальных отличий от мадьяр. Вслед за ним почти теми же словами по вопросу высказались и его коллеги из Польши, Словакии и Чехии — Беата Шидло, Роберт Фицо и Богуслав Соботка, чьи страны в силу географических причин оказались в стороне от основного потока переселенцев.

Однако Евросоюзу надо было что-то делать с многотысячной оравой беженцев. И в результате 22 сентября 2015 года главы государств и правительств решили распределить их по всем государствам, исходя из численности населения и доходов принимающей стороны. В итоге Словакия должна была принять 902 человека (при 5-миллионном населении), Венгрия — 1294 (на 10 миллионов), Чехия — 2691 человека (на те же 10 миллионов). 38-миллионной Польше предстояло дать кров 6182 вынужденным переселенцам.

Но буквально в тот же день выяснилось, что Чехия, Словакия и Венгрия не хотят видеть у себя никого. Чуть позже, после прихода к власти представителей партии «Право и справедливость», к ним присоединилась Польша. В то же время Брюссель настаивал, что отказников быть не должно, пригрозив в противном случае жёсткими мерами воздействия — вплоть до полного сворачивания помощи четырём странам Вышеградской группы, возглавившим «антииммигрантскую фронду».

Несмотря на все увещевания из Германии и Еврокомиссии, они откровенно саботировали предписание европейских чиновников. Венгры и поляки не приняли вообще никого, чехи — 12 человек. Словаки оказались наиболее «гостеприимными» — 16 беженцев нашли у них приют. Мало того — правительства Венгрии и Словакии подали в Суд ЕС иск с требованием освободить их от выполнения подобных обязательств. Однако рассчитывать на успех им было трудно.

Согласно вынесенному решению, договор о функционировании Евросоюза позволяет Брюсселю «принимать все предварительные меры для того, чтобы эффективно и быстро реагировать на чрезвычайную ситуацию, вызванную внезапным притоком вынужденных переселенцев». Принятие данного решения «не требовало участия национальных парламентов и открытого обсуждения и голосования в Совете ЕС». То есть, истцам полностью отказали.

Едва ли решение могло быть другим. Открыто на стороне словаков и венгров выступили только поляки (даже чехи воздержались). Против них ополчилась не только брюссельская бюрократия, но и тяжеловесы ЕС в лице Германии, Франции и Италии. К ним также присоединились Швеция, Бельгия, Греция и Люксембург. Почти все эти государства испытывают огромную нагрузку в связи с наплывом мигрантов, так что их настойчивое желание «продавить» венгров и словаков понятно.

Еврокомиссар по вопросам миграции и внутренним делам грек Димитрис Аврамопулос открыто призвал членов Вышеградской группы подчиниться. «Если страны-члены, которые не приняли никого или долгое время, не изменят подход в течение ближайших недель, нам нужно будет рассмотреть возможность сделать последний шаг в рамках процедуры по предотвращению нарушений, чтобы подать в Суд ЕС на Польшу, Венгрию и Чехию», — подчеркнул он.

В самих странах Вышеградской группы, естественно, недовольны таким исходом. «Наша позиция по квотам не меняется. Мы продолжим работу над тем, чтобы солидарность проявлялась другими путями, нежели принуждением принимать мигрантов из других стран, которые и так не хотят быть здесь», — заявил Роберт Фицо. «Это решение ставит под угрозу безопасность и будущее всей Европы», — вторил ему глава МИД Венгрии Петер Сийярто.

Его польский коллега Витольд Ващиковский также был крайне резок: «Придётся защищаться. Безопасность Польши важнее необдуманных решений европейских органов». Правда, он не уточнил, в чём конкретно будет проявляться такая защита. Премьер Шидло дала понять, что её страна никого не примет. Со своей стороны, чешские официальные лица не стали комментировать принятое решение — хотя нетрудно догадаться, что в Праге им тоже недовольны.

Понять, почему страны Вышеградской группы не хотят у себя видеть мигрантов, можно. Для Германии и Швеции (в меньшей степени — Австрии и Голландии), принявших основной поток беженцев, дело уже обернулось резким ростом преступности, тяжёлых заболеваний, разного рода расходов на содержание свежеприбывших. Ранее символом провала плана по приёму мигрантов стал лагерь Кале во Франции. Если уж самые богатые и сильные не справляются — куда уж более бедным и слабым.

Действительно, из четырёх стран Вышеградской группы только Чехия более-менее в состоянии обеспечить своим гражданам достойный по европейским меркам уровень жизни. Из неё не едут массово на заработки в другие страны. Наоборот, это в неё едут трудиться сотни тысяч украинцев и словаков. Но даже чехам бесконечно далеко до соседних Германии и Австрии, где реальные доходы граждан (с поправкой на цены) примерно в полтора раза выше.

Что уж говорить о Польше и Словакии, откуда население массово отправляется на заработки на другие просторы. До пяти миллионов поляков, до полумиллиона словаков трудится за рубежом. Венгры в силу незнания языков и особой привязанности к родной стране ездят меньше, но у них государство — самое бедное в Вышеградской группе. Если три страны собственных граждан обеспечить не состоянии — где им взять деньги на переселенцев из дальних краёв?

Есть у приёма беженцев в них препятствия и нематериального свойства. Бывшие соцстраны строят подчёркнуто национальные государства, где большому количеству чужаков не рады. Об этом прямо говорится в конституциях этих государств. Все они получили или восстановили независимость менее века назад. Для них свой тихий маленький национальный дом — главная ценность, до мультикультурализма они просто «не дозрели».

Им неведомо, что такое иметь колонии, и никакого комплекса вины перед жителями Азии и Африки они испытывать не могут. Мигранты воспринимаются как чужаки, который могут разрушить этот тихий дом. Вдобавок ко всему, поляки, чехи и словаки никогда не имели дело с большим количеством нехристиан. Венгры имели — 150 лет жили под властью Османской империи, из-за чего сохранили немало негатива в отношении мусульман.

Всё это разумные доводы, только дальше начинаются другие вопросы. О чём думали в Варшаве, Будапеште, Праге и Братиславе, когда на рубеже XX—XXI вв. еков начинали переговоры о членстве в Евросоюзе? К слову, и тогда венгерским премьером был Виктор Орбан, а в Чехии правительством руководил нынешний президент Милош Земан. Они не замечали, что в Берлине, Париже, Стокгольме, Амстердаме имелись крупные иммигрантские гетто? Очевидно, об этом они не думали.

Когда в 2003 году все четыре государства подписывали Договор о присоединении к Евросоюзу, в нём ясно говорилось: «Новые государства-члены присоединяются… к решениям и соглашениям, принятым представителями правительств государств-членов». А вес у разных государств неодинаковый: Германия и Франция влияют на ЕС сильнее всех. Вес Голландии и Швеции вполне себе равен Польше, ибо живут они намного богаче. То есть, «вышеградцы» сами согласились подчиняться общим правилам.

Так что нравится принятое решение суда, или не нравится, но по букве закона поляки, венгры, чехи и словаки должны ему подчиняться. В противном случае им с полным основанием могут срезать финансирование из ЕС. Польша — крупнейший получатель подобных средств. Зависимость Венгрии и Словакии от них тоже очень велика — они платят ЕС намного больше, чем получают. Только у Чехии данная цифра близка к равновесию, но и ей без подпорки из Брюсселя придётся туго.

Потому перед этими государствами очень жёсткий выбор. Если ради неприёма беженцев они готовы выйти из Евросоюза — это немедленно приведёт к падению уровня жизни. А если принять мигрантов — придётся перестраивать работу многих органов. Полиции и спецслужбам надо будет трудиться в другом режиме. В принципе, соседствующая с тремя из этих стран Австрия более-менее справляется, хотя и не без издержек.

Выбор за самими поляками, чехами, словаками, венграми… Рассчитывать на то, что ЕС и Германия уступят, не приходится. С другой стороны, история с приёмом беженцев показывает, что Евросоюзу всё сложнее продавливать отдельные государства, и о единстве его рядов приходится только мечтать.

Вадим Трухачёв, кандидат исторических наук

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/09/14/es-nakazyvaet-vyshegradskuyu-gruppu-bezhencami
Опубликовано 14 сентября 2017 в 09:23
Все новости

25.09.2017

Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами