• USD 59.20 -0.48
  • EUR 69.81 -0.44
  • BRENT 62.66 +2.07%

Гия Хухашвили: Договоры Грузии со странами Центральной Азии — о намерениях

Гия Хухашвили

Представительная делегации Грузии во главе с премьер-министром Георгием Квирикашвили завершила визит в Туркмению. По итогам глава правительства Грузии резюмировал: была очень длительная встреча с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым, рассмотрели очень много направлений сотрудничества, обсудили региональные транспортные проекты, в том числе инициативу создания транспортного коридора с участием Туркмении, Грузии, Азербайджана и Румынии, предложили Туркмении участвовать в местных транспортных проектах, интересны также энергетические транзитные проекты. Незадолго до этого туркменский лидер побывал с визитом в Армении. В Грузии находились делегации из Узбекистана, а казахстанские и киргизские, такое ощущение, вовсе не покидают Тбилиси, сменяя друг друга. Аналогичная активность в соседнем с Грузией Азербайджане. На вопросы корреспондента EADaily, связанные с таким оживлением контактов между двумя регионами — Южным Кавказом и Центральной Азией, ответил эксперт по вопросам экономики, экс-советник премьер-министра Грузии Гия Хухашвили.

— Премьер-министр Грузии, комментируя визит в Ашхабад, заявил, что переговоры состоялись по широкому спектру вопросов, и в первую очередь — по энергетическим и транспортным проектам. Можно ли более конкретно об основных направлениях?

— Эта идея проекта «Шелковый путь». Она не новая, давно обсуждается, основной интерес заключается в организации некой энергетической системы, в основе которой поставки туркменского газа. Но, несмотря на риторику политиков, этот проект в обозримом будущем не имеет перспектив из-за абсолютно конкретных проблем. Мы знаем, что в Каспийском море заложить трубу практически невозможно из-за неразделенности шельфа водоема и противоречий между странами каспийского региона. Я скептически отношусь к тому, что Иран или Россия допустят развитие событий, противоречащее их интересам. Словом, конкретики мало и перспектив особых нет.

— А поставки туркменской нефти?

— В Туркменистане нефть занимает не такую важную позицию, как газ. Другое дело, если рассматривать поставку нефтепродуктов. Но это связано с паромными перевозками, и через Грузию уже поступает некоторое количество нефтепродуктов. У Грузии есть своя квота, есть она и у России. Но это несущественные объемы. Может быть, отдельным бизнесменам это и важно, но в контексте государственной политики не думаю — речь идет об очень ограниченных количествах.

— Сжиженный природный газ?

— В этом направлении надо развивать инфраструктуру. До Грузии сжиженный газ еще надо донести, а договариваться — больше с Азербайджаном, чем с Грузией. А у Баку своя стратегия. Поставки энергоресурсов из Туркменистана в Грузию можно осуществлять только через Азербайджан, у которого своя политика, свои интересы — экономические и политические, которые не всегда совпадают с грузинскими.

— То есть они не совпадают и с туркменскими.

— В принципе, да. Все эти схемы поставок связаны не только с перевозками, логистикой и трейдингом. На рынке трейдеров есть противоречия — кто именно в нашем случае будет заниматься. В разных странах — разные амбиции. А кусок не такой уж и большой, чтобы всем хватило, и чтоб конкуренция не была такой жесткой, и противоречия можно было устранять в переговорах. При этом, как уже сказал, это вопросы, скорее, среднего бизнеса — кто будет зарабатывать на трейдинге туркменских нефтепродуктов, это вопросы обсуждения узких кругов, в государственных масштабах особой роли не играющие. Я подразумеваю — усиление или ослабление геополитической функции.

— О чем же договорились порты Туркменбаши и Анаклия, руководители которых подписали соглашение о партнерстве?

— В Грузии проект порта Анаклия пока больше носит характер пиара. Строительство порта еще не начато, а договоры уже заключаются. Я подозреваю, что это связано с тем, что у консорциума, который будет строить Анаклия, могут быть финансовые проблемы для строительства данного проекта. Поэтому за такого рода контрактами может стоять желание привлечь ресурсы финансовых институтов. Незаконным это не назвать, в бизнесе подобные ходы приняты. Но заключать контракт, когда порт еще не начал строиться, это не умно. К тому же неизвестно, когда он будет построен, насколько этот порт будет конкурентоспособен с другими грузинскими портами. Так что все контракты заключаются через государственные лоббистские институты только для того, чтобы консорциум смог привлечь инвестиционный капитал, которого, возможно, у него нет.

— Ваша оценка транспортного пути из Китая через порт Тукрменбаши, Азербайджан, Грузию? Это маршрут, обходящий Россию, и на него уже налепили ярлык антироссийского.

— Основные позиции экспорта Туркменистана — это газ. Для транспортировки газа нужен или трубопровод или технология сжиженного газа. Думаю, что в обозримом будущем России незачем волноваться. У Туркменистана тоже особого интереса нет в экспорте газа на Запад, Ашхабад развивает восточное направление — на Индию, дополнительно на Китай. Западное направление представляется интересным для политиков — для имитации переговоров с Россией и Китаем, если понадобится пересмотр условий нынешних поставок. Но это игры, заниматься такими тактическими ходами — слишком примитивно, так как блеф очень легко просчитывается.

— Возвращаясь к теме порта Анаклия — в Грузии побывала делегация из Узбекистана и тоже договаривалась по вопросам его эксплуатации.

— Такие переговоры может и важны экономически, но их тяжело считать какими-то стратегическими. В этом направлении транспортировка грузов — через Грузию — проблемна. По тарифам транскавказский коридор мало конкурентен с российским, он дороже. В этих перевозках очень много компонентов. Вначале грузы идут по железной дороге до казахстанского порта или порта Туркменбаши, потом надо перегрузить их в порту на паромы, везти морем, потом еще раз отгрузить в Азербайджане, везти их до черноморских портов и опять произвести перевалку… Это многокомпонентная перевозка, каждое из действий требует дополнительной платы. А через Россию грузы можно везти одним тарифом. А в транскавказском коридоре для того, чтобы ввести единый тариф, общий язык должны найти Узбекская железная дорога, Каспийское пароходство, азербайджанские порты, Азербайджанская железная дорога, Грузинская железная дорога, грузинские порты. Для эффективной конкуренции с Российскими железными дорогами с одним тарифом и имеющей люфт для маневра, эти субъекты должны договориться между собой. Не похоже, что это произойдет скоро.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/09/05/giya-huhashvili-dogovory-gruzii-so-stranami-centralnoy-azii-o-namereniyah
Опубликовано 5 сентября 2017 в 10:55
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
ВКонтакте
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами