• USD 57.53 +0.05
  • EUR 67.58 -0.16
  • BRENT 57.42

Посол: для китайских инвесторов Армения — не слишком знакомая страна

Посол Армении в КНР Сергей Манасарян. Фото: president.am

Чрезвычайный и полномочный посол Армении в Китае Сергей Манасарян в интервью с EADaily рассказал о пройденном двумя странами за 25 лет пути, существующих проблемах в торгово-экономической сфере и путях их решения, сути переговоров ЕАЭС-Китай и возможных торговых соглашениях между Арменией и КНР, ожидающихся китайских инвестициях в Армению, позиции Китая относительно железной дороги Армения-Иран. А также об крупных совместных проектах в гуманитарной сфере и армянской общине в Китае.

В этом году отмечается 25-летие установления дипломатических отношений между Арменией и Китаем. Как вы оцениваете уровень двустороннего сотрудничества и пройденный двумя странами за эти годы путь?

Действительно, в этом году мы отмечаем 25-летие установления дипломатических отношений, причем эта дата отмечалась как в Пекине, так и в Ереване. Был организован специальный прием с участием высокопоставленных лиц, были выпущены юбилейные конверты с обеих сторон, и в Ереване состоялось официальное гашение марки при участии министра иностранных дел Армении и посла. Здесь тоже были сопутствующие мероприятия этому событию, причем не только в Пекине, но и в разных провинциях с участием армянского посольства. Так что, эта дата отмечалась как у нас, так и в Китае.

Что касается пути, который был пройден за эти 25 лет, он действительно впечатляющий, потому что начинали мы с нуля практически. Сегодня же у нас стабильные взаимоотношения по всем направлениям, я имею в виду политический диалог, гуманитарные связи, культурные, образовательные и торгово-экономические, естественно. В подтверждение этому можно сказать то, что с обеих сторон имеют место визиты на очень высоком уровне. С армянской стороны в 2015 году состоялся государственный визит президента Армении, с китайской стороны Армению посетил член постоянного комитета ЦК КПК, первый вице-премьер Китая. Эти контакты продолжаются. Для примера могу сказать, что сентябрь и конец года для нас, для посольства будут очень напряженными, потому что планируется проведение ряда визитов на высоком уровне.

На каком уровне конкретно?

На уровне членов правительства Армении и на уровне партийного руководства КНР. Так что мы отмечаем положительную динамику — буквально в начале августа состоялись очередные консультации между МИД на уровне замминистров. Также состоялись плодотворные переговоры представителей гражданской авиации двух стран. Естественно, есть к чему стремиться, есть что улучшать, в частности торгово-экономические отношения, где потенциал далеко не использован полностью.

Китай является одним из крупнейших торговых партнёров Армении, но в последние два года зафиксировано сокращение товарооборота. С чем это связано? И с помощью чего можно изменить эту негативную тенденцию и добиться роста двусторонней торговли, как было зафиксировано в начале этого года?

Когда мы говорим о торгово-экономических отношениях, нужно иметь в виду не только торговлю, но и весь комплекс. Это и сама торговля, и инвестиции, и капиталовложения и так далее. Да действительно, у нас наметилась отрицательная тенденция за 2015−2016 годы. Очень трудно сказать причину этого. Было много объективных и субъективных факторов. К объективным факторам нужно отнести определенные сложности, которые имелись на финансовом международном рынке, на экономических площадках различных стран, рост ВВП Китая ниже планируемого — это все, естественно, факторы, которые влияли. Эти процессы сейчас несколько стабилизировались, по крайне мере, на азиатском рынке. Сейчас, мы вроде бы вышли этого кризисного явления и как Вы правильно отметили, у нас намечается рост в этом году.

Но я, честно говоря, не хочу останавливаться на достигнутом, потому что если мы посмотрим структуру экспорта и импорта, то львиную долю экспорта из Армении составляет медный концентрат. То есть, реальной торговли нет практически. И вот в эту сторону направлен один из серьезных инвестиционных проектов, который сейчас находится в разработке, и дай Бог, чтобы в этом году так называемое feasibility study (технико-экономическое обоснование, ТЭО проекта — прим. ред.) закончилось. Это строительство комбината по выплавке чистой меди в Армении. По предварительным оценкам, стоимость проекта составляет полмиллиарда долларов, с китайской стороны задействована государственная корпорация CITIC, с армянской стороны в качестве партнера выступает «ВАЛЛЕКС ГРУП».

Причем этот проект — результат прямой договоренности между президентами. Этот и подобные проекты могут изменить ситуацию. То есть, не надо зацикливаться только на обыкновенной торговле.

Правительство Армении представило в этом году инвестиционный портфель, список проектов, куда могут вложить свои средства иностранные инвесторы. Знакомы ли китайские инвесторы с ним и заинтересованы ли в инвестициях в Армению?

Естественно, мы работаем. Нашим партнером в этом вопросе, в основном является министерство коммерции, которое здесь собирает вокруг себя потенциальных инвесторов, как государственных, так и частных. Все это, естественно, было передано министерству коммерции, прошли соответствующие встречи, презентации.

Это все делается, но это довольно длительный процесс, потому что если реально говорить, для китайских инвесторов Армения — не слишком знакомая страна. Плюс, они используют информацию в международных масс-медиа, что в общем и целом не очень благоприятно для роста инвестиций.

Но все это надо перебороть, и у нас есть уже определенный шаг вперед. Допустим наряду с комбинатом по производству меди, сейчас ведутся переговоры, и уже есть определенные подвижки по заинтересованности крупных китайских корпораций в строительстве автодороги Север-Юг. Речь идет о довольно серьезном участке этой дороги, самого сложного участка с точки зрения строительства и мы надеемся, что к концу августа первая рабочая группа по этому вопросу будет в Армении.

Второй момент, который я хотел отметить. Буквально на днях было подписано соглашение о создании в городе Циндао армянского офиса. С армянской стороны документ был подписан Торгово-промышленной палатой и Союзом промышленников и предпринимателей. С китайской стороны подписывает соответствующий региональный инвестиционный фонд, который работает под эгидой программы «Один пояс — один путь». Программа очень интересная. С китайской стороны предоставляются офисные помещения, технический штат сотрудников, с тем условием, чтобы армянские фирмы начинали работать на территории Китая, искали себе партнеров и так далее. Это тоже большой толчок вперед, потому что работа подобного офиса рассчитана на весь регион Северного Китая.

Недавно Китай и Грузия подписали соглашение о свободной торговле. Что может сделать армянская сторона, чтобы армянские товары могли конкурировать с грузинскими на китайском рынке?

Сделаем такую оговорку: Грузия стала первой страной на постсоветском пространстве, подписавшей с Китаем соглашение по режиму свободной торговли. Хорошо это или плохо — очень сложно судить, есть очень много плюсов и столь же много минусов. Естественно, грузинская продукция становится на китайском рынке более конкурентоспособной, более дешевой, но в то же время не надо забывать, что в противоположность этому явлению будут ущемлены права и местных производителей на внутреннем рынке Грузии. Это очень серьезно.

Мы не можем себе позволить в индивидуальном порядке говорить с китайской стороной не только о режиме свободной торговли, но и об изменении тарифного и нетарифного режимов, так как мы работаем с Китаем в рамках ЕАЭС.

Несколько раз мы обращались к китайским коллегам, чтобы нам дали определенный односторонний преференциальный режим во временных и количественных лимитах для определенного набора продуктов армянского производства. Но оба раза эти переговоры не дали положительных результатов, потому что они рассматривают нас как составную часть этой организации, а сейчас идут интенсивные переговоры с ЕАЭС.

Причем, переговоры с ЕАЭС по изменению торгового режима носят нетарифный характер. То есть, изменения нацелены на упрощение определенных бюрократических барьеров, уменьшение количества необходимых документов и так далее, то есть упрощение, но не тарифное регулирование. То есть, в этом плане у нас практически перспектив нет, имеется в виду индивидуальная работа с Китаем, поскольку, как я уже говорил, мы работаем в рамках той организации, в которой мы участвуем.

Даже в этих условиях армянская продукция сможет найти покупателя на китайском рынке? Китайский потребитель будет заинтересован в армянской продукции?

Безусловно. Вы знаете, мы говорим о Китае. Это практически безразмерный рынок и что такое, допустим, грузинские или молдавские вина на китайском рынке? Китайский потребитель даже не почувствует их наличие, это капля в море, и реально о каких-то изменениях и о какой-то конкуренции говорить невозможно. Что касается армянского алкоголя, то он уже реализуется в Китае, реализуется через город-порт Нинбо в районе Шанхая, считающийся морскими алкогольными воротами Китая. Там у нас в свободной экономической зоне создан армянский павильон, где постоянно имеется энное количество армянского алкоголя — коньяка, вина, водки, в том числе и фруктовой, и сопутствующих товаров — шоколада, сладостей. Все это есть, все это реализуется с 2016 года. Естественно, нужно расширяться. Для этого нужны капиталовложения, для этого нужны затраты в том числе и от производителей, потому что во всем мире есть золотое правило — на алкогольном рынке за рекламу и маркетинг платит производитель. И это очень четко должны усвоить армянские производители.

Что делается для привлечения в Армению китайских туристов?

В настоящее время по этому поводу идет интенсивный диалог и в принципе уже много чего сделано. Если вы посмотрите статистику по туризму, то увидите положительную динамику по количеству китайских туристов. Осенью состоится очень крупное мероприятие, связанное с туризмом — международный форум-ярмарка по туризму. Мы надеемся на определенные изменения, причем китайская сторона четко обозначила те условия, которые необходимо выполнить, чтобы привлечь китайских туристов.

Ничего сложного в этом нет, но это надо делать. Это, во-первых, дорожная инфраструктура, которая должна быть. Это гиды, владеющие китайским языком, возможность обслуживания китайских туристов со стороны нашей банковской сферы. Это все передано армянской стороне, я знаю, что Госкомитет по туризму над этим работает. И сейчас насколько я знаю, ведутся интенсивные работы по изучению китайского туристического рынка, вплоть до того, что большая заинтересованность может проявиться в том случае, если мы будем организованно работать в связке с одной из наших соседних стран. Имеется в виду либо Иран, либо Грузия. То есть, привозить китайских туристов на один тур, включая две страны. Это будет более привлекательно и обеспечит большее количество китайских туристов.

Просто для информации хочу сказать, что за 2016 год общее количество китайских туристов, которые находились вне страны — имеется в виду внешние туристы, превысило цифру 125 миллионов человек.

В Армении считают, что единственная страна, которая может профинансировать строительство железной дороги Иран-Армения — это Китай. Насколько сам Китай в ней заинтересован?

Да, наверно доля правды в этом есть, в смысле потенциальных возможностей. Во-первых, разговор вокруг железной дороги продолжается, более того, одна из китайских компаний продолжает изучение того вопроса и осуществления feasibility study. Для этого выделяются соответствующие суммы и эта работа идет. Но здесь у нас есть и определенная внутренняя конкуренция, имеется в виду автодорога «Север-Юг» и железная дорога «Север-Юг». То есть, что будет рентабельно в данном случае, должны ответить специалисты. С учетом того, что приблизительная стоимость железной дороги колеблется от 3 до 5 миллиардов долларов (в зависимости от того, под какую скорость это будет спроектировано, это мегапроект даже для Китая. Следовательно, очень сложно сказать, появится ли в ближайшее время возможность уже непосредственного инвестирования в этот проект.

Есть ли у Китая заинтересованность в свободной экономической зоне в Мегри?

Интерес будет, тогда когда эта зона начнет работать реально. Посольство информирует о ней китайскую сторону. Были проектные встречи, были переданы соответствующие материалы, были направлены приглашения о посещении. То же самое делает и китайское посольство в Ереване, я уверен. Но пока каких-то изменений нет. Сейчас, в конце года у нас состоится очередная сессия межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству и один из вопросов повестки, естественно, будет вопрос о привлечении китайских инвесторов, китайских компаний в работу в рамках СЭЗ в Армении.

Как Армения планирует участвовать в китайском проекте «Экономический пояс Шелкового пути»?

Все, о чем говорилось, все это делается, по крайней мере с китайской стороны и с нашей тоже, конечно под эгидой этой программы. Ту же магистраль «Север-Юг» мы рассматриваем как составную часть данной концепции. Те же производственные проекты, имеется в виду медный комбинат, опять можно рассматривать с этой точки зрения, как попытка загрузить вновь строящиеся магистрали и так далее.

В то же время, мы всегда говорили, будем говорить и это повторялось на самом высоком уровне, мы не рассматриваем «Один пояс, один путь» исключительно как бизнес-программу. Мы считаем, что это многофункциональная инициатива, которая направлена на повышение стабильности — региональной и межрегиональной, увеличение гуманитарных, культурных связей, и, естественно, на повышение экономической мощи. А сама программа уникально в том смысле, что здесь будут задействованы невероятно большие объемы финансовых возможностей в основном с китайской стороны. Под это дело создан специальный финансовый институт, специальный банк Шелкового пути и здесь происходят кардинальные изменения в мировой экономике.

Какие интересные двусторонние проекты в гуманитарной сфере ожидаются в ближайшее время?

Мы пока ни слова не сказали об одном уникальном проекте, который не имеет своего аналога на постсоветском пространстве — это китайская школа (с пятого класса и до окончания). Великолепный проект, опять результат прямой договоренности двух президентов. Строительство этой школы в Ереване уже началось. Она будет иметь возможность проводить так называемые летние школы с привлечением учащихся из соседних стран, то есть она будет носить региональный характер. Есть также планы у министерства образования и науки и по вопросу создания вокруг школы всекитайского культурного центра, но это еще обсуждается.

Второй момент это работа Института Конфуция. Когда создавали Институт Конфуция, вы не можете представить, как много было скептических мнений по этому поводу — зачем нам это надо, кто будет изучать, китайский язык невероятно сложный для изучения и так далее. Но оказалось, что это далеко не так. Сейчас изучение китайского языка стало престижным вопросом для очень многих армянских семей.

Более того, сейчас в министерстве образовании и науки есть очень интересная программа по отделению Института Конфуция. Институт Конфуция действует при лингвистическом университете им. Брюсова. Сейчас есть мнение о возможности его вынесения вне рамок какого-либо учебного заведения, чтобы сделать его автономным, самостоятельным, а также создания при этом институте музейного центра, допустим, музея Конфуция. Что реально привлечет китайскую сторону, и мнение китайской стороны по этому вопросу позитивное. Их естественно интересуют необходимые финансовые затраты, которые, мне кажется, будут минимальны, потому что смысл весь в том, чтобы армянская сторона предоставляла помещение, какое-то здание, в котором нужно будет сделать просто элементарный ремонт, не более того. Я думаю, что это реальные проекты, которые повысят планку Института Конфуция и его значимость, как в Армении, так и в регионе.

Есть ли в Китае армянская община? Сколько в Китае проживает граждан Армении?

Очень сложно сказать, динамика очень высокая. Единственная организация, которая была «создана», мы говорим это слово в кавычках, потому что китайское законодательство не предусматривает официальную регистрацию подобных организаций, существует в Гонконге — это так называемый фонд, который создали Жак и Люси Максяны. Это очень известный бизнесмен ливанского происхождения, очень близко стоящий к посольству. Вокруг него, вокруг его семьи собрались армяне, которые работают временно и проживают в основном в Гонконге. Это одна часть, в основном они не граждане Армении.

Очень мало граждан Армении в Китае. Есть студенты, есть тренеры, ученые, сотрудники банков. Относительно недавно я был в Гонконге, познакомился с ними. Были очень интересные люди, молодая пара, приехавшая из Еревана, которая работает, если не ошибаюсь, в HSBC банке по контракту.

Львиную долю армянских граждан в Китае составляют студенты. Мы имеем разрешаемую квоту, данную китайской стороной по стипендиям. Ежегодно, одновременно мы имеем право направлять на обучение в Китай 50 студентов, причем конкурс очень высокий. Имеются в виду и бакалавриат, и магистаратура, и аспирантура. Начинали с 20, было 40, сейчас стало 50, не знаю, как будет дальше.

Помимо этого, существуют и определенные стипендии, которые выдаются по разным направлениям со стороны министерства коммерции, фонда «Один пояс, один путь» и так далее. В итоге, у нас набирается ежегодно приблизительно 200 студентов. Есть определенное количество студентов, которые прошли обучение, вернулись в Ереван, а потом снова вернулись в Китай и работают по контрактам. Я думаю, что общее количество армян, которые находятся в Китае не превышает 500−600 человек.

Они пытаются контактировать с посольством?

Что касается студентов, то да. Мы в постоянном контакте и более того, мы несем за них определенную ответственность. Были и неприятные случаи, все может быть в этой жизни, поэтому мы стараемся быть по возможности внимательными.

Остальная часть армян, которая приезжает сюда работать по контрактам — в основном преподаватели, а также сотрудники зарубежных предприятий, находящихся в Китае. Они контактируют с посольством по мере необходимости. Если человеку что-то надо, он пойдет на контакт, если нет, я могу годами не знать, что он находится здесь.

Но есть специально созданная социальная сеть армянских студентов ChinaHay, и есть неофициальная организация «Союз армян», которая имеет свое руководство и объединяет армян посредством социальной сети. Они периодически проводят определенные мероприятия, конференции, в основном в режиме онлайн.

Надо понимать, что армянской диаспоры в традиционном понимании здесь нет и быть не может, потому что нельзя представить хотя бы одного человека, который проживает в Китае и является армянином во втором поколении. Нет такого, тем более нет армян — граждан Китая.

Беседовал Айк Халатян

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/08/10/posol-dlya-kitayskih-investorov-armeniya-ne-slishkom-znakomaya-strana
Опубликовано 10 августа 2017 в 14:17
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами