• USD 57.42 +0.13
  • EUR 67.73 +0.32
  • BRENT 58.20 +0.55%

«Разграничение» Косово может привести к расчленению Сербии

«Диалог» о будущем сербского края Косово и Метохии, который своей статьей в белградском издании Blic от 23 июля инициировал президент Сербии Александр Вучич, все неделю остается главной темой в сербских СМИ. Свое видение вопроса в этом же издании изложил 31 июля вице-премьер и министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич. Почти одновременно с Дачичем тему поднял и второй вице-премьер, министр торговли, туризма и телекоммуникаций Расим Ляич в новостной передаче государственного канала РТС.

Примечательно, что оба министра в качестве одного из возможных вариантов долгосрочного решения вопроса Косово и Метохии выдвинули идею «разграничения» края между сербами и албанцами. Как уже сообщало EADaily, по мнению Ивицы Дачича, «это единственное возможное долгосрочное компромиссное решение, со специальным статусом для наших церквей и монастырей и Сообществом сербских общин на юге Косово». По словам Расима Ляича, «если бы в 1995 и 1996 году Слободан Милошевич предложил осуществить подобное разграничение, тогдашний лидер косовских албанцев Ибрагим Ругова был бы очень рад такому предложению». Расим Ляич предложил осуществить нормализацию отношений, которая подразумевает прием Косово во все международные организации, кроме ООН, без признания со стороны Сербии. За это Белград мог бы потребовать финансовую поддержку и извлечь таким образом выгоду из ситуации.

Что будет представлять собой подобное разграничение, EADaily уточнило у сербских экспертов.

Как напомнил философ и политолог, сотрудник журнала «Новая сербская политическая мысль» Никола Танасич, Ивица Дачич не первый раз упоминает «разграничение» между сербами и албанцами на территории Космета (Косово и Метохии). «Это его дежурный ответ каждый раз, когда надо проявить „личную инициативу“ по косовскому вопросу», — отметил аналитик.

Сам по себе термин «разграничение» не имеет под собой конкретного содержания, но каждая из сторон может толковать его как захочет, считает Танасич. Сербы (и албанцы) под этим подразумевают «разделение Косово», которое значило бы выделение четырех муниципалитетов севера Космета (Северная Митровица, Звечан, Зубин Поток и Лепосавич) из состава края и их присоединение к Сербии в обмен за признание «независимости» «остатка Косово» в какой-то форме, объяснил он. Представители Евросоюза могут толковать этот термин как политическую автономию для косовских сербов, которая «не подразумевает передел границ на Балканах», уточнил Танасич.

С точки зрения сербского эксперта, данный сценарий наталкивается на множество проблем, и «Дачич это очень хорошо знает». Самая большая проблема состоит в том, что это было бы равносильно «открытию ящика Пандоры передела границ на Балканах», которое коснулось бы почти всех стран региона и, несомненно, привело бы к большим волнениям, а, может быть, и к новым военным конфликтам, считает Танасич. Об этом, по его мнению, свидетельствует то, что албанцы на тезис о «отделении Севера Космета» с готовностью отвечают требованием присоединить к «Республике Косово» так называемую Прешевскую долину (три муниципалитета на юге Сербии с албанским этническим большинством). «Конечно, это не единственная проблема, — уточнил эксперт. — На Севере Косово проживает примерно половина оставшихся сербов в крае, но на этой территории не находятся главные монастыри и памятники культуры. В конце концов, такое разделение узаконило бы невероятное разграбление сербского государственного и частного имущества в других частях Космета с 1999 года, в результате которого 250 000 переселенцев потеряли возможность вернуть свое имущество или вернуться в свои дома».

По мнению его коллеги, сербского политического аналитика Милана Дамьянаца, единственное возможное «разграничение» — это отделение Сербии от своего южного края. В данных обстоятельствах нельзя говорить ни о каком другом разграничении, считает он.

По словам Дамьянаца, подобная опция могла бы быть приемлемой только если бы был открыт вопрос пересмотра границ всех бывших югославских республик. «Для Сербии нет никакого смысла признать отделение своей территории в пользу албанского народа и при этом не требовать присоединения частей территорий других государств, на которых проживают этнические сербы. Согласие на подписание договора, в соответствии с которым Сербия отказалась бы от большей части Косово, а взамен получила бы всего лишь его небольшую северную часть, ничего не даст стране», — заявил Дамьянац корреспонденту EADaily.

Как считает эксперт, геополитические обстоятельства не играют на руку Сербии. Это автоматически означает, что такой конфликт, как косовский, не нужно решать в данный момент. «Но на сербскую власть оказывается давление — наверное, потому, что она сама дала какие-то обещания до прихода к власти», — предположил он.

Фразу министра торговли, туризма и телекоммуникаций Сербии Расима Ляича о том, что «Милошевич мог договориться о Косово», Никола Танасич рассматривает как продукт одного из любимых «приемов» сербских «политиканов» — «быть генералом после битвы». Несомненно, для Слободана Милошевича, который на тот момент еще располагал сильной армией и полицией, которые держали край под контролем, пока в конфликт напрямую не вмешалась НАТО во главе с США, все возможности для решения вопроса на своих условиях были открыты, считает сербский аналитик. У теперешних сербских властей их нет. «Но перекладывание ответственности на Милошевича предпринимается с целью спрятать позорные уступки, которые властям Приштины и оккупантам НАТО делали все последующие кабинеты после него», — сказал он.

Как напомнил Танасич, когда в 2000 году Милошевич передал власть, единственным документом, который регулировал происходящее в Космете, была Резолюция № 1244 СБ ООН, которая не только гарантирует государственный суверенитет и целостность Сербии, но и предусматривает возможность для возвращения 1000 сербских военных в край. «Этой возможностью, предоставленной Милошевичем, ни одно последующее сербское правительство не воспользовалось, даже когда безопасность сербов в Космете была под непосредственной угрозой. За обвинениями в адрес Милошевича скрывается также и факт, что косовские албанцы отняли у сербов все, что могли в погромах в 1999 и 2004 году. Все остальное, что они получили, им дали сербские власти, которые этими уступками покупали поддержку европейских и американских чиновников», — заявил Никола Танасич.

По мнению эксперта, то, что позиции Сербии в переговорах сегодня несравнимо слабее, чем в 1995 или в 2010 году — прямое следствие государственной политики, «которая уже 16 лет передает Приштине часть за частью сербскую государственность в Косово в обмен на неопределенное и подозрительное „продвижение по пути европейской интеграции“ под постоянное нытьё о том, что „Милошевич все потерял“».

Как отметил Танасич, Милошевич в 1999 году заключил на удивление хорошее соглашение, учитывая неравноправный конфликт, в котором он принимал участие. «Но все то, что тогда завоевала сербская армия, разбазарили последующие власти, включая и нынешний режим, который готовится продать последнее, продолжая повторять, что „все это потерял еще Милошевич“», — заключил сербский аналитик.

По мнению Милана Дамьянаца, заявление Расима Ляича направлено на «прощупывание пульса» общественного мнения. «Все институты Сербии, так как они на самом деле оккупированы, поддержат предложение „закрыть вопрос Косово“ своего рода признанием. Даже сербский патриарх захотел огородиться от комментариев по поводу новой ситуации, что свидетельствует о степени оккупации и атмосфере страха», — заявил Дамьянац.

По мнению эксперта, вся история вокруг «общественного диалога о Косово и Метохии» нужна Вучичу, чтобы очередной раз попытаться «купить» у Запада еще немного времени для собственной власти в Сербии. «Он будет оттягивать этот вопрос как можно дольше, его министры будут давать еще больше интервью и озвучивать предложения, а потом „разрубят“ ситуацию», — изложил свое видение Милан Дамьянац. «Боюсь, что максимум, который Сербия может извлечь в новых обстоятельствах — это легализация проживания сербов в определенных регионах Косово и защита монастырей через косовскую систему. И не более. Все остальное — только замыливание глаз общественности», — считает он.

По мнению эксперта, в этих же целях упоминается и Милошевич, и «материальная выгода» от сдачи Косово. «Первый упоминается, чтобы переложить ответственность с правительства на покойного президента, а второе — чтобы намекнуть голодному народу, что Сербия извлечет материальную пользу из продажи части территории, что неслыханно. Однако это хорошо говорит о том, как современный „правящий класс“, как власть, так и оппозиция, рассматривают сербский народ, и какое у них мнение о нем», — подытожил Милан Дамьянац.

Его коллега Никола Танасич добавил, что Расим Ляич — профессиональный политик, о несменяемости которого ходят легенды, а его долговечность на сербской политической сцене в большой степени обусловлена умеренными и тщательно взвешенными публичными заявлениями. «Поэтому его замечание о „финансовой выгоде“, которую страна должна извлечь из передачи сербской государственности в Космете албанцам, больше звучит как небрежное журналистское толкование, чем как настоящее заявление», — оценил Танасич. Ляич сам уточнил, что Сербия не должна была делать новые уступки албанцам, пока они не докажут, что в состоянии обеспечить для косовских сербов все те права, которые давно уже обязались им обеспечить. И пока ЕС не обозначит четко, что от Сербии требуется по отношению к Косово и Метохии и какого рода политического вознаграждения за такое сотрудничество можно ожидать, напомнил эксперт. Конечно, зная нормы европейской политики, речь идет о пустых словах, предположил он. «Еще десять лет назад немецкий посол Андреас Цобель сообщил нам открыто, что мы «должны быть благодарны Европе, если после Косово не откроется вопрос Санждака (область с преимущественно мусульманским населением на юго-западе Сербии) и Воеводины (многоэтнический край на севере Сербии). Поэтому итог любой передачи Косово хорошо известен — последуют новые требования и новое расчленение Сербии, пока от страны почти ничего не останется», — заявил Никола Танасич.

Милан Дамьянац также опасается, что албанцы в Косово не будут довольствоваться простым разделением. Они хотят части центральной Сербии, Македонии, Черногории и Греции, считает он. «По сути, устами Дачича сербское правительство просит о разделении Косово и надеется, что кто-то это услышит, хотя подписанием Брюссельских договоров в вопросе разделения Косово и Метохии поставлена точка. Сербские институты в Косово передали полномочия албанцам и были расформированы. Американский протекторат получил очертания государства, после того как его компетенции распространились на север Косово», — объяснил Дамьянац.

По его оценке, максимум, на который правительство Сербии может надеется — это получение специального статуса для сербских монастырей и общин в обмен на нормализацию отношений с Косово и разрешение самопровозглашенной республике стать членом всех международных организаций, но без формального признания со стороны Сербии. Как считает эксперт, это признание могло бы произойти следующим образом: Сербия подписывает обязывающее соглашение с Косово, которым отказывается от претензий на часть своей территории, и официально распускает все свои институты на местах, интегрируя их в косовскую систему. Этот процесс уже начался с подписанием Брюссельского договора.

По словам эксперта, завершающую фазу приобретения независимости должно обозначить вступление Косово во все международные организации, кроме ООН. Это условие будет выдвинуто сербскому правительству, но итого зависит не от Сербии, а, в первую очередь, от России, у которой свой интерес сохранить жесткую позицию по вопросу членства Косово в ООН, предположил Милан Дамьянац.

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/08/01/razgranichenie-kosovo-mozhet-privesti-k-raschleneniyu-serbii
Опубликовано 1 августа 2017 в 23:33
Все новости

18.10.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами