• USD 59.00 -0.23
  • EUR 69.42
  • BRENT 52.72 +3.21%

Большая распродажа по-киевски: кто на Украине жил, тот в цирке не смеется

Иллюстрация: pikabu.ru

Украинские власти объявили об очередной серии приватизации государственных активов, напоминающей новую волну передела собственности в стране. В списке предприятий, которые полностью или частично уйдут с молотка — от энергокомпаний до государственных цирков и киностудий (на месте которых легко могут появиться очередные торговые центры и новостройки).

После расширения перечень подлежащих приватизации в 2017—2020 годах госпредприятий увеличился с 622 до 893 единиц — при общем количестве предприятий в полной или частичной госсобственности в 3444 штуки. Что, по мнению премьер-министра Украины Владимира Гройсмана, является «абсурдом» — мол, слишком много. Хотя по состоянию на 2015 год количество внесенных в приватизационный список предприятий составляло лишь 302 единицы, и тогдашний глава Минэкономики Украины литовец Айварас Абромавичюс планировал выручить за них всего-то $ 3 млрд (то есть менее $ 10 млн за объект); новыми собственниками, по задумке министра, должны были стать западные инвестиционные фонды.

Вот лишь краткий список наиболее «лакомых» объектов, выставленных на приватизацию.

Добывающая промышленность: угольные шахты Донецкого и Львовско-Волынского бассейнов, обогатительные фабрики, «Укрторф».

Обрабатывающая промышленность: «Турбоатом», Днепровский машиностроительный завод, Одесский припортовый завод, Одесский НПЗ, «Сумыхимпром».

Энергетика: облэнерго, горгазы, ряд ТЭЦ, «Центрэнерго» (три ТЭС).

Инфраструктура: морские и речные порты, передача в концессии аэропортов и автомобильных дорог.

АПК: «Укрспирт», Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины, «Коневодство Украины».

Финансовый сектор: «ПриватБанк», миноритарные пакеты акций «Ощадбанка» и «Укрэксимбанка».

Одновременно процесс «корпоративизации» (превращения госпредприятий в акционерные общества) проходят «Укрпочта», концерн «Укроборонпром» (ВПК, авиастроение, радиотехнические, механические, ремонтные заводы, НИИ и КБ), «Укрзализныця» (монополист железнодорожных перевозок), что указывает на возможность их последующей продажи.

Самыми явными претендентами на продажу в настоящий момент являются энергокомпании. Накануне Фонд государственного имущества Украины (ФГИУ) объявил о начале проведения аукционов с повышением цены по продаже госпакетов акций (по 25%, т. е. речь идет о блокирующих пакетах) восьми облэнерго — распределительно-сбытовых компаний в сфере электроэнергетики. Суммарная начальная цена восьми объектов составляет 4,1 млрд гривен ($ 160 млн), хотя ранее экс-глава ФГИУ Игорь Билоус заявлял, что государство планирует выручить за них $ 300 млн.

Основные бенефициары приватизации очевидны — это действующие владельцы мажоритарных пакетов акций облэнерго, которые уже как следует погрели руки на экспоненциальном повышении тарифов естественных монополий для населения и бизнеса при послемайданной власти. В их числе — Ринат Ахметов, экс-гражданин РФ Константин Григоришин, Игорь Коломойский, лидер «Оппозиционного блока» Юрий Бойко, братья Игорь и Григорий Суркисы. Следует упомянуть и резидента РФ, известного российского политика Александра Бабакова, хотя представителям российского капитала с 2014 года запрещено участвовать в приватизационных процессах на Украине (но существование офшорных юрисдикций позволяет обойти данное препятствие, несмотря на усовершенствование украинского законодательства в части раскрытия конечных бенефициаров).

Однако более масштабные планы по продаже госактивов, скорее всего, не оправдаются. Во всяком случае, до сегодняшнего дня процесс приватизации явно буксовал. В госбюджетах 2014−2017 годов правительства Арсения Яценюка и его преемника Владимира Гройсмана закладывали по 17 млрд гривен доходов (по сегодняшнему курсу $ 650 млн) от приватизации, но по итогам 2014−2016 годов данная статья финпланов выполнялась всего на 2−3%.

Прежде всего, это связано с все еще недостаточным снижением балансовой стоимости приватизируемых объектов, что позволило бы заинтересованным бизнес-группам скупить их за сущие копейки. Хотя «работа» над этим не прекращается, к тому же это единственный способ привлечь пресловутые иностранные инвестиции, причем настоящие, а не заведенные через офшоры деньги украинских олигархов, зачастую криминального происхождения. Внешний инвестор в здравом уме пойдет на риск приобретения украинских активов только при условии крайне выгодной цены и быстрой отдачи.

Кроме того, отсутствует консенсус внутри олигархических групп, схлестнувшихся в борьбе за активы. Показательна история Одесского припортового завода (ОПЗ), за который киевские власти хотели выручить сперва не менее $ 500 млн, а затем были вынуждены опускать стартовую цену до $ 150 млн, так как предприятие погрязло в судебных разбирательствах (Стокгольмский арбитраж в конце 2016 года обязал ОПЗ уплатить холдингу Ostchem Дмитрия Фирташа $ 251,2 млн, но завод подал кассационную жалобу в Высший специализированный суд Украины).

Тем не менее, сужение «кормовой базы» для «верхов», сокращение внешнего финансирования (МВФ в очередной раз отложил выделение кредита в размере $ 1 млрд, под вопросом находится последний транш макрофинансовой помощи от ЕС в 600 млн евро), бюджетные дыры и недовольство внешних заказчиков проекта «евромайдан» темпами передачи украинской экономики под внешнее управление предопределяют неизбежность распродажи госсобственности. Иными словами, это вопрос лишь времени, а не принципа.

В этот процесс наверняка активно включатся и представители западного капитала, ведь коллективный Запад заинтересован в резком снижении политического и экономического веса украинской олигархии, являющейся носителем значительной части экономического суверенитета Украины (нечто подобное произошло в большинстве стран Восточной Европы, где на рубеже 2000-х годов состоялась «прозрачная» приватизация в пользу западного капитала). Когда Яценюк называл свой кабинет министров «правительством камикадзе», его словам не придали значения, а зря: майданные власти в обмен на легитимацию и возможности извлекать коррупционную ренту (хотя все их действия фиксируются, на что указывает публикация «панамского досье», а значит, рано или поздно активы украинских коррупционеров перейдут в руки «глобократии») обязались расчистить украинское экономическое пространство под приход транснациональных корпораций. А ведь доля государства в экономике Украины и без того существенно ниже, чем в национальных экономиках стран Западной и Северной Европы, на опыт которых ориентируются (на словах) украинские «верхи», на деле ведя страну по тупиковому пути Прибалтики. Следовательно, государство утратит остатки влияния на экономическую ситуацию в стране и будет способно выполнять только две функции — фискальную и карательную, и то с сомнительным успехом. Платить налоги в полном объеме на Украине желающих нет, а монополия государства на насилие давно утрачена в пользу парамилитарных соединений — разного рода «добровольческих батальонов».

На заре 1990-х годов сторонники ускоренной приватизации утверждали, что «рынок все рассудит». Утверждение крайне спорное. Как бы там ни было, но рынок может существовать только при капитализме. А при феодализме, как на Украине, наличествует лишь базар. Причем винницкого типа — того, с которого начинали свой карьерный путь Гройсман и его присные, стремящиеся распродать остатки украинской экономики и обустроить дальнейшую жизнь вдалеке от ограбленной родины.

Денис Гаевский, Киев

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/07/25/bolshaya-rasprodazha-po-kievski-kto-na-ukraine-zhil-tot-v-cirke-ne-smeetsya
Опубликовано 25 июля 2017 в 14:59
Все новости

18.08.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами