• USD 59.38 -0.55
  • EUR 66.48 -0.41
  • BRENT 45.54 +0.70%

Южная Сирия: зоны деэскалации или «зоны влияния»?

Фото: Reuters

Вслед за «историческим визитом» президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию близкие к крупнейшей арабской монархии издания стали наперебой делиться конфиденциальной информацией. Понятное дело, ссылаясь на посвящённые высокопоставленные источники в военно-дипломатических кругах. Согласно одной из публикаций в просаудовской газете Asharq Al-Awsat (издаётся в Лондоне), в ближайшие дни между Россией и США возобновится канал связи по Сирии, который налажен при посредничестве Омана (1). Сообщается, что представители Москвы и Вашингтона решили вернуться к обсуждению вопроса создания «зоны безопасности» в южной Сирии (2), после того как подобный диалог был недавно приостановлен.

Причиной отсрочки российско-американского контакта стал известный авиаудар возглавляемой Соединёнными Штатами коалиции в борьбе с террористической группировкой ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ) по союзным Дамаску проправительственным силам. Речь об атаке 18 мая самолётами коалиции колонны проиранских формирований к северо-западу от города Ат-Танф в провинции Хомс.

Этот населённый пункт на пересечении сирийской, иракской и иорданской границ с недавних пор привлекает к себе повышенное внимание. Здесь при поддержке американского и британского спецназов (некоторые источники указывают и на переброшенных в Ат-Танф «норвежских военных инструкторов») сосредоточены силы так называемой «Новой сирийской армии» (NSA, с декабря 2016 года за этим альянсом закрепилось другое название — «Джейш Магавир аль-Тавра», «Армия революционных коммандос»). Официальная версия — «умеренные» боевики готовятся западными спецназами для боевых действий против террористов ИГ. Более правдоподобная миссия подопечных США и Британии боевиков заключается всё же в другом. Формирования «революционных коммандос» призваны стать одним из противовесов растущему влиянию Ирана и его группировкам в южной Сирии, где, как известно, до 4 июня должны быть определены границы одной из зон деэскалации, соглашение о которых было подписано Россией, Ираном и Турцией 4 мая в Астане.

Вот тут и начинается самое интересное. Зоны деэскалации до начала следующей недели решено зафиксировать на картах, а затем приступить к их созданию «на земле» строго в трёхстороннем формате. То есть, при исключительном участии представителей Москвы, Тегерана и Анкары. Возникает вопрос, о чём тогда российские и американские военные и дипломаты могут вести обсуждение в Омане, если роль США в трёхстороннем меморандуме 4 мая никак не отражена? Если верить Asharq Al-Awsat, в оманской столице Россия и США вскоре вернуться к рассмотрению вопросов о «размерах зон безопасности, мониторинга внутри них и обеспечении гумантарного доступа к местному населению». Дальше-больше. Источники издания утверждают, что американские переговорщики настаивают на «исключении присутствия проиранских группировок на линии от района Голанских высот в сирийской провинции Кунейтра до Дераа и провинции Сувейда, вплоть до Ат-Танфа на востоке провинции Хомс».

Очевидно, что в последнем случае ставится заведомо невыполнимое условие. А утверждения о диалоге России и США в Омане по южной зоне деэскалации в целом напоминают информационную диверсию. Её главная цель — внести раскол между Москвой и Тегераном, спровоцировав у последнего подозрения в ведении «русскими игры за его спиной».

Время для подобных информационных вбросов выбрано весьма тщательно, в привязке к завершению работы совместной группы России, Ирана и Турции над определением картографических контуров зон деэскалации. Американцев и саудовцев больше остальных зон заботят самые южные районы Сирии, где последние события на театре военных действий складываются не в их пользу. Иран находится в нескольких шагах от создания в провинции Дамаск постоянной точки базирования. Заявления военно-политического руководства Исламской Республики о планах удвоить численность своих «военных советников» в южной Сирии добавляют волнения американцам, саудовцам и, безусловно, израильтянам. Секретарь иранского Высшего совета национальной безопасности Али Шамхани отметился недавно подобными заявлениями в ходе рабочей поездки в Москву.

Обретение Тегераном точки стационарного военного базирования в Сирии укладывается в логику участия иранцев в деэскалации «определённых районов провинций Дераа и Кунейтра» (по тексту астанинского меморандума от 4 мая). Но в таком случае Израиль столкнётся с серьёзным вызовом на своих восточных рубежах, а для саудовцев повышается риск потерять свою, по сути, последнюю точку влияния в южной Сирии — контролируемый группировкой «Джейш аль-Ислам» («Армия Ислама») пригород Дамаска Восточная Гута.

Данный район выделен в отдельную зону деэскалации. Но его географическое расположение и анклавный в военно-политическом отношении статус не дают опекаемым Эр-Риядом боевикам абсолютно никакой гарантии, что рано или поздно и они будут вынуждены принять условия правительственных сил и эвакуироваться в Идлиб. Вокруг Восточной Гуты уверенно сжимается кольцо сплошного присутствия сирийской армии и союзных её проиранских группировок. В последние дни наблюдается подготовка правительственных войск к штурму самого оплота «Армии Ислама», хотя пока это больше напоминает «разведку боем», чем масштабную военную операцию (3).

Изменить ситуацию в пользу региональных противников Ирана могут только решительные меры с их стороны, вплоть до массированных превентивных авиаударов. Пробная обкатка такой модели поведения имела место 18 мая, когда воздушным рейдом американской коалиции колонна проправительственных формирований была отброшена от Ат-Танфа. На большее «тройственный союз» Израиль — США — Саудовская Аравия пока не решается. Слишком высок риск натолкнуться на «непонимание» России и даже её симметрично жёсткий ответ.

Примечательна аргументация США, которые в тот же день, 18 мая, выступили с заявлением от имени Объединённого командования операции «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve). «Коалиция нанесла удар по проправительственным силам в пределах установленной зоны деэскалации в районе Ат-Танфа. Обстрел был совершён после демонстративного пролёта истребителей и серии предупредительных выстрелов. Войска коалиции действуют в районе Ат-Танфа на протяжении многих месяцев, обучая и консультируя проверенных партнёров, участвующих в борьбе против ИГ», — говорилось в заявлении американской коалиции.

Напрашивается вопрос. О какой «установленной зоне деэскалации в районе Ат-Танфа» идёт речь, если этот населённый пункт находится на значительном отдалении от тех южных районов, которые упоминаются в трёхстороннем меморандуме 4 мая? Получается, США изначально дали понять, что не будут соизмерять свои дальнейшие действия в сирийском небе с созданием Россией, Ираном и Турцией зон деэскалации. Но как только настала острая необходимость объяснить свою очередную агрессию против сирийских правительственных войск, ссылка на «установленную зону деэскалации» последовала незамедлительно.

Напомним, в середине мая из Вашингтона дали понять о своём скептическом отношении к перспективам соблюдения режима прекращения огня в Сирии, установленного при совместных гарантиях Москвы, Тегерана и Анкары. Не меньшие сомнения были высказаны помощником госсекретаря США по делам Ближнего Востока Стюартом Джонсоном по поводу результативности усилий трёх указанных столиц в создании сирийских зон деэскалации. Критическая позиция Пентагона, Объединённого комитета начальников штабов ВС США и ЦРУ представлена с ещё большей рельефностью. В подобных условиях сложно ожидать конструктивной отдачи от «оманского канала» конфиденциальных консультаций России и США, если таковой вообще имеет место быть.

Основной интерес Вашингтона — добиться от Москвы согласия на разделение зон влияния в южной Сирии. Подобное предложение в своё время проговаривалось предыдущей администрацией Белого дома, причём в значительной мере применительно к той же провинции Хомс. Однако инициатива американского военнно-политического истеблишмента при Бараке Обаме, как можно понять, подхваченная командой Дональда Трампа, тогда не нашла позитивного отклика в Кремле.

Синхронно с целью «уговорить русских» по разделу зон влияния решается и задача торпедирования планов Тегерана по созданию первой зарубежной военной базы Исламской Республики в охваченной войной арабской стране. Именно такую расстановку приоритетов — «зоны влияния», а не «зоны деэскалации» — ныне пытается выстроить американская администрация. В этом начинании её полностью поддерживают Израиль и Саудовская Аравия. Поэтому не стоит удивляться, когда за «историческим визитом» Трампа в аравийское королевство и еврейское государство ближневосточное информационное поле стало интенсивно наполняться соответствующим контентом. Впереди визит короля Саудовской Аравии в Москву, перед которым следует ожидать новые публикации с упоминанием «щедрых предложений» Кремлю на сирийском направлении.

(1) Ibrahim Homeidi, US Acts to Infiltrate the ‘Iranian Crescent' // Asharq Al-Awsat, 29.05.2017.

(2) Представители России, США и Иордании ведут переговоры о создании на юге Сирии зоны безопасности. Об этом телеканалу Al Arabiya в самом конце мая стало известно от «близкого к переговорам источника». Другие подробности предполагаемых трёхсторонних консультаций Москвы, Вашингтона и Аммана не сообщаются.

(3) Подразделения Республиканской гвардии ВС Сирии и Национальных сил обороны при поддержке отрядов «Армии освобождения Палестины» 29 мая возобновили наступательную операцию в Восточной Гуте. Правительственные войска атаковали позиции «Джейш аль-Ислам» в районе селения Хош ад-Дуара. В ходе боевых действий сирийским военным и палестинским ополченцам удалось продавить оборону противника на южной и северной окраинах указанного населённого пункта.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/06/01/yuzhnaya-siriya-zony-deeskalacii-ili-zony-vliyaniya
Опубликовано 1 июня 2017 в 10:11
Все новости

23.06.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами