• USD 58.73 -0.05
  • EUR 65.72
  • BRENT 46.40 +0.78%

Ближневосточный «триумвират» против Ирана: пусть будет ИГ?

Главы государств и правительств — участники арабо-исламского саммита в Эр-Рияде 21 мая. Фото: AP

В эти дни серьёзных поражений террористической группировки ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ) на фронтах в Ираке и Сирии некоторые ближневосточные военно-политические и экспертные круги стали делиться «крамольными» мыслями. Что до последнего времени подразумевалось или в лучшем случае проговаривалось в намекательной манере, ныне озвучивается практически открытым текстом. Согласно ему, в существовании террористического «халифата» есть свой рациональный смысл и целесообразность его полного разгрома выглядит сомнительной. Подобный дискурс задаётся теми ключевыми ближневосточными силами, которые, по сути, пребывают в стороне от активной борьбы с ДАИШ, в то же время рассматривая эту террористическую организацию в качестве инструмента достижения более важных для них геополитических целей.

Израиль и Саудовская Аравия борются с крайним проявлением религиозного экстремизма в лице ИГ по остаточному принципу. Приоритетом для ближневосточной демократии и арабской монархии было и остаётся ослабление Ирана вместе с его ближайшими союзниками в регионе. Всё, что за рамками этой стратегической цели, для израильтян и саудовцев имеет вспомогательное значение. Несколько иначе до последнего времени собственные приоритеты выстраивали США, для которых война с ДАИШ и сдерживание Ирана фактически были равными по значимости целями. Но к голосу своих главных партнёров на Ближнем Востоке новая американская администрация стала прислушиваться на порядок с большим вниманием, чем это имело место до прихода в Белый дом Дональда Трампа. А раз так, то недалёк тот день, когда позиции всех трёх мощных сил в регионе могут сомкнуться в понимании того, что ДАИШ и другие ипостаси ближневосточного терроризма полезнее сохранить в неком ограниченном виде, чем вступать с ними в борьбу до победного конца. Показавший свою провальность эксперимент с «контролируемым экстремизмом», таким образом, может быть запущен по-новому. Правда, с одним важным новшеством. В настоящей, а не имитируемой, борьбе с ИГ растрачиваются военные ресурсы Ирана и его союзников на антитеррористических фронтах региона. Значит, пока есть ДАИШ и с ним воюет Иран, необходимо воздерживаться от невосполнимого подрыва боеспособности «халифата».

Визит 45-го президента США в Саудовскую Аравию и Израиль, его география и геополитический контекст, подчеркнули формирование отчётливого силового полюса на Ближнем Востоке. Интересы трёх указанных государств, их оценки на перспективу всё больше сходятся в одной точке: ДАИШ — это плохо, но Иран и его сателлиты в регионе — ещё хуже. За полным уничтожением ИГ, при всей сохраняющейся гипотетичности достижения подобного результата в обозримом будущем, в регионе возникнет новая ситуация. Просчитать её с высокой точностью не представляется возможным. Но в Вашингтоне, Тель-Авиве и Эр-Рияде есть внутреннее ощущение того, что Тегеран извлечёт из этой новой ситуации сплошные выгоды. В то время как американо-израильско-саудовский альянс может столкнуться с очевидными потерями и оказаться перед лицом более серьёзных вызовов.

В своём кратком изложении объединяющие США, Израиль и Саудовскую Аравию опасения по поводу ситуации в «постхалифатский» период можно представить следующим образом. Прежде всего, ближневосточный «триумвират» беспокоит заполняемость военного и политического вакуума на территориях в Ираке и Сирии, из которых ДАИШ уже выбито или будет неизбежно изгнано. При всех своих последних чувствительных поражениях ИГ не утратило потенциал ведения наступательных действий, тем более нанесения локальных контрударов на широком фронте в Ираке и Сирии. Под контролем группировки остаётся обширная территория в сирийских провинциях Хомс и Дейр-эз-Зор, около 80% пустынной местности и несколько населённых пунктов в иракской провинции Анбар. Заполнение этого вакуума правительственными силами Багдада и Дамаска не устраивает США, Израиль и Саудовскую Аравию в силу ряда причин. Главная из них — укрепление позиций проиранских группировок в занимаемых после ДАИШ районах. Отсюда неприкрытое натравливание военнизированных формирований иракских курдов «пешмерга» на шиитское ополчение «Хашд аль-Шааби», недавний «превентивный» удар американской коалиции по колоннам проправительственных сил к северо-западу от сирийского Ат-Танфа (провинция Хомс).

Вопрос недопущения заполняемости Ираном вакуума на стыке границ Ирака и Сирии преследует конкретную геополитическую цель: блокирование попыток Тегерана создать сплошную линию условного «шиитского полумесяца» — Иран-Ирак-Сирия-Ливан. Ныне и в ближайшей перспективе основным блокатором подобных иранских планов выстуает ДАИШ и отчасти ответвления «Аль-Каиды» в Сирии (террористический альянс «Хайят Тахрир аш-Шам»). В качестве «заменителя» такого блокатора Вашингтон, Тель-Авив и Эр-Рияд видят курдов по обе стороны сирийско-иракской границы. Однако, по меньшей мере в Ираке, ослабление, не говоря уже о вытеснении, шиитского фактора курдским представляется весьма непростой задачей.

Наиболее жёстую позицию в вопросе пресечения роста иранского влияния в Сирии занимает Израиль. Именно он может стать ударным «клинком» при решении военно-политической задачи отбрасывания Ирана из Сирии. Конечно, при деятельном участии негласного саудовского партнёра и американского союзника. Показательный пример в этом отношении — переброска в марте-апреле текущего года в сирийский район Восточный Каламун (поблизости от границы с Ливаном) подготовленных в Иордании американскими инструкторами на саудовские деньги нескольких тысяч «умеренных» боевиков группировки «Джейш Усуд аш-Шаркия» («Армия восточных львов», входит в состав так называемой «Свободной сирийской армии», ССА). Очевидно, на подступах к сирийско-ливанской границе инсталлируется серьёзный военный блокатор планов Ирана, противовес действующей здесь шиитской «Хизбалле» (1).

Массированный непосредственный удар Армии обороны Израиля по проиранским группировкам на восточных подступах к границам еврейского государства представляется последним средством. Дело до этого пока не дошло, но соответствующий план израильским Генштабом подготовлен ещё в 2013 году, и он постоянно корректируется. С учётом динамики на сирийском фронте и присутствия здесь внешних сил.

Далее следует указать на ещё один повод для ближневосточного «триумвирата» относиться к перспективе тотального военного разгрома ДАИШ с большим предубеждением. Выдавливание ИГ из иракского Мосула и других оплотов «халифата» в регионе повышает риск асимметричных ответов с его стороны. До теракта в британском Манчестере некоторые западные аналитики было предположили, что ДАИШ уже не в состоянии осуществлять крупные теракты, наподобие атак в ноябре 2015 года в Париже. Получается, поспешили с выводами. Работа западных спецслужб вновь дала сбой, террорист-смертник и стоящая за ним «спящая ячейка» в очередной раз нашли брешь для нанесения всколыхнувшего весь мир удара. Причём не в Брюсселе, над профессионализмом правоохранителей которого в своё время потешались их британские коллеги, а в одном из крупнейших городов самого Соединённого Королевства. Чего только стоит признание британского МВД в том, что исполнитель теракта Салман Абеди «до последнего момента» находился в поле зрения спецслужб…

С особой тщательностью любую террористическую активность ИГ за пределами Ирака и Сирии в ближневосточном регионе отслеживают Израиль и Саудовская Аравия. Таких двух разных государств объединяет не только общая задача противодействия Ирану, но и нахождение в списке потенциально приоритетных террористических целей ДАИШ. Большой вопрос, выдержат ли лучшая разведка, силы внутренней безопасности и армия региона тест на «абсолютную неподверженность» Израиля крупной террористической атаке, если ИГ будут жёстко выдавливать из двух арабских стран. В случае с Саудовской Аравией данный вопрос приобретает на порядок большую остроту для королевской династии — хранительницы двух главных мусульманских святынь.

Под одновременное присутствие в регионе террористической угрозы в лице ДАИШ и «дестабилизирующей роли» Ирана подводится целый комплекс решаемых американцами, израильтянами и саудовцами задач. Война с ИГ и конфронтация с Ираном стали катализатором взаимосвязанных процессов, которые полностью отвечают интересам «триумвирата». Это наводнение региона продукцией военного назначения производства США, формирование широкой антииранской коалиции под эгидой Саудовской Аравии, создание платформы для сближения Израиля с арабским миром, которое расширяет поле для нахождения компромиссов, прежде всего, в палестино-израильском урегулировании. Оружейные контракты с участием трёх государств приняли беспрецедентно ёмкий по своей стоимости и технологической «начинки» характер. Сопоставимое выражение приобретают и планы крупнейшей арабской монархии возглавить внушительную коалицию, ударная мощь которой формально направлена на ДАИШ, а на деле затачивается под цели сдерживания и изоляции Ирана.

После ближневосточного турне президента США, охватившего только две указанные страны региона, антииранские настроения в арабском мире наполняются конкретикой. «Эр-Риядская декларация» по итогам арабо-исламского саммита с участием американского лидера 21 мая сделала заявку на создание так называемого «контртеррористического резерва» в составе 34 тысяч военнослужащих стран Ближнего Востока, Африки и Азии. Вслед за этим оживились разговоры и о целесообразности создания «арабской НАТО», к чему особый интерес проявляет нынешняя администрация США (2).

О сколачивании исламской коалиции против ДАИШ объявлено ещё в декабре 2015 года. Проект был презентован вице-кронпринцем, министром обороны Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом, сыном короля Салмана ибн Абдул-Азиза аль-Сауда. Полтора года спустя президент Трамп и король Салман обсудили в Эр-Рияде методы противодействия «агрессии Ирана», договорившись их совместно координировать.

Напрашивается вывод. Под предлогом афишируемой борьбы с ДАИШ антииранские силы пытаются задействовать военные средства вытеснения Тегерана из Сирии, ослабления его влияния в Ираке, изоляции от йеменских повстанцев-хуситов. И, конечно, нанести главному союзнику Ирана — ливанской «Хизбалле» — сокрушительный удар с опорой на военную мощь Израиля.

Коллективный «антиИран» наполняется смыслом и содержанием. Приведёт ли это в конечном счёте к формированию арабского «клона» НАТО на Ближнем Востоке и его войне с Ираном? На сегодня данный вопрос требует, скорее, утвердительного ответа. Разумным основанием (raison d’etre) «арабской НАТО» под эгидой Саудовской Аравии и при самой активной поддержке США могло бы стать противодействие будущим продолжателям дела «халифата». Увы, это далеко не так. ИГ будут нещадно бить, но не вырывать с корнем из ближневосточного военно-политического ландшафта. Если же эта террористическая организация всё же перестанет существовать, не выдержав неравного боя с превосходящими силами, то её место быстро займёт другой представитель крайнего религиозного экстремизма. Битва с Ираном не обещает его противникам быстрой развязки и не терпит отказа от любого инструмента ослабления шиитской державы.

(1) На этой неделе сирийской армии при поддержке иракских шиитских подразделений «Бригады имама Али» и ливанской «Хизбаллы» удалось прорвать фронт в районе Бадия в горах Восточного Каламуна, выйдя в центральную часть хребта.

(2) Создание военно-политического блока арабских стран наподобие НАТО обсуждалось на состоявшемся 25 мая саммите Североатлантического альянса в Брюсселе. Об этом со ссылкой на неназванных западных дипломатов сообщила панарабская газета Asharq Al-Awsat (просаудовское издание). Для «арабской НАТО» даже нашли предварительное название — Организация ближневосточного договора (Middle East Treaty Organization, METO). Её главными целями призваны стать борьба с террористической группировкой ДАИШ и сдерживание Ирана. По словам собеседников Asharq Al-Awsat, присутствовавший на брюссельском саммите Альянса президент Трамп проявил «большой энтузиазм» к идее создания «арабской НАТО». Сообщается, что план находится в стадии обсуждения, есть чёткое понимание необходимости продолжения работы в этом направлении, чтобы «достичь соглашения по целям (военно-политического блока арабских стран) и механизмам их достижения». Одной из нынешних тем дискуссий вокруг «арабского НАТО» источники издания указали выбор места для будущей штаб-квартиры METO.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/28/blizhnevostochnyy-triumvirat-protiv-irana-pust-budet-ig
Опубликовано 28 мая 2017 в 11:44
Все новости

26.06.2017

Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами