• USD 58.63 +0.02
  • EUR 69.30 +0.04
  • BRENT 62.47

США — Турция: пустые руки и 23 минуты конфуза Эрдогана

Встреча Трампа и Эрдогана в Овальном кабинете Белого дома, 16 мая. Фото: AP

Результативность визита президента Турции в США 16 мая вызвала противоречивые оценки. Часть экспертов отмечает сближение позиций двух союзников по НАТО вокруг волнующих Анкару вопросов. В их ряду на первое место ставится подтверждение Вашингтоном поддержки турецких партнёров в борьбе с Рабочей партией Курдистана (РПК), которую, как и сама Турция, американская сторона относит к террористическим организациям. Вместе с тем, по итогам встречи Дональда Трампа с Реджепом Тайипом Эрдоганом и переговоров в расширенном составе делегаций двух стран у многих комментаторов создалось стойкое ощущение, что турецкий лидер покинул США практически с пустыми руками.

Главная цель поездки — уговорить американскую администрацию значительно снизить уровень поддержки курдского ополчения Сирии — дала очевидный сбой. Эрдогана в очередной раз, как это было и при предыдущей администрации в Белом доме, поставили в известность, что США отделяют «террористическую» РПК от «Отрядов народной самообороны» (YPG) сирийских курдов. Последние при поддержке американских военных ведут успешную кампанию по направлению на сирийскую Ракку, против террористической группировки ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ). И при всём давлении со стороны Анкары её заокеанский партнёр категорически отвергает возможность занесения YPG в один с РПК турецкий список террористов.

Эрдоган прибыл в США с тяжёлым сердцем, зная, что переубедить Трампа и его команду по вопросу сирийских курдов нет серьёзных шансов. Об этом Белый дом дал понять «Аксараю» («Белый дворец», резиденция главы турецкого государства) ровно за неделю до встречи двух лидеров в Овальном кабинете. 9 мая Пентагон объявил о планах поставки арабо-курдской коалиции «Сирийские демократические силы» (SDF), в составе которой ведущую роль играют YPG, новой партии оружия для продолжения борьбы с ДАИШ. Последовавшие затем призывы официальной Анкары пересмотреть данное решение остались безответными.

Факт «пустых рук» Эрдогана после поездки в США был подчёркнут даже в таких вопросах, вокруг которых, казалось, турецкое руководство в диалоге с администрацией Трампа может выступать с позиции силы. Однако и здесь турок ждало разочарование. На вновь озвученное Эрдоганом требование экстрадировать из США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (обвиняется Анкарой в организации неудавшегося путча в июле 2016 года) Трамп ответил «симметричным контрударом». С прошлой осени в турецкой тюрьме находится протестанский пастор, гражданин США Эндрю Брансон. Христианский проповедник до октября 2016 года более 20 лет проводил службы в третьем по величине турецком городе Измир. Но в тот месяц он попал в поле зрения следственных органов Турции, посчитавших его деятельность «угрожающей национальной безопасности» страны. Пастора сначала готовились депортировать, но затем, видимо, из соображений пришедшей на ум «бартерной сделки» (обмен Гюлена на Брансона) решили попридержать до «лучших времён». Как следствие, американский гражданин до сих пор находится в турецких местах лишения свободы по абсолютно надуманным обвинениям.

Впрочем, «симметричный контрудар» Трампа не следует трактовать в качестве согласия Белого дома на обмен Гюлена на Брансона. В политическом контексте это совершенно несопоставимые по своему весу фигуры. Менять «генерала» на «рядового» американские власти явно не намерены. Гюлен слишком резонансный деятель, чтобы «разменивать» его на измирского пастора. Объяснение ходу Трампа достаточно простое и одновременно весьма обескураживающее для Эрдогана. США тем самым вновь подтвердили свою позицию — лёгких решений для Турции в вопросе Гюлена не будет. А введение Вашингтоном «в оборот» неприглядных действий турецких властей в отношение пастора лишь подчёркивает тщетность ожиданий Анкары.

Одним из ярких свидетельств нерезультативности визита Эрдогана стал хронометраж встречи на высшем уровне и в расширенном составе представителей двух стран. Важнейший по своей значимости для Турции личный контакт Эрдогана и Трампа получился беспрецедентно коротким. Президент США уделил своему турецкому коллеге (иначе и не скажешь) всего 23 минуты. При всех предыдущих встречах в Овальном кабинете с главами зарубежных государств Трамп общался с ними как минимум в течение протокольных 40 минут, а зачастую час и даже дольше того. У президентов нет темы для разговора или предметное обсуждение вопросов было перенесено в формат руководителей соответствующих ведомств? Но и в расширенном виде двусторонние переговоры продлились всего около двух часов. Поэтому напрашивается предположение о далеко не самом тёплом приёме Эрдогана в Белом доме, которого бы хотелось «надменному осману». Да и присущая ему надменность сменилась в Вашингтоне, скорее, на неловкость — Эрдоган был явно не в своей тарелке…

«Говорящий» снимок, подчёркивающий драматургию всего визита Эрдогана: Трамп протягивает ему руку и уверенно смотрит в глаза, в то время как весь силуэт и взгляд турецкого лидера свидетельствует о его замешательстве (Фото: Reuters)

И всё же Эрдогану из Белого дома «бросили кость». Провожать его из Вашингтона с совсем пустыми руками американцы резонно сочли контрпродуктивным. В связи с этим указывается на три выгоды Эрдогана, полученные им по итогам встречи с Трампом. Двумя из них Анкара воспользуется с большой вероятностью. Реализуемость третьей только подразумевается и требует дальнейшего прояснения.

В первых двух случаях речь идёт о расширении американскими военными помощи натовскому союзнику в предоставлении разведданных по базам и передвижениям боевиков РПК в северном Ираке. А также о поставках туркам уже несколько лет запрашиваемого ими вооружения и военной техники (ВВТ), которые имеют ту же тесную привязку к борьбе Турции с «курдскими террористами» по обе стороны турецко-иракской границы. В этой связи ближневосточные источники упоминают, в частности, ударные беспилотники MQ-1 Predator, многоцелевые вертолёты S-70 Sikorsky (экспортная версия машин UH-60 Black Hawk), управляемые противобункерные бомбы BLU-109.

Заявка Турции на эти и некоторые другие ВВТ тянется со времён пребывания на президентском посту Джорджа Буша-младшего. Нынешняя администрация Трампа взяла курс на ещё более агрессивное подмятие под США ближневосточного оружейного рынка, и в рамках этой политики у Анкары есть высокие шансы наконец заполучить эффективные системы борьбы с «курдскими террористами» на собственной территории и в горах Кандиль Иракского Курдистана. В своём «пакетном» выражении (поддержка разведданными и оснащение ударными системами) тема наращивания американо-турецкого сотрудничества против РПК обсуждается с середины 2000-х годов. Но именно сейчас для Эрдогана в Белом доме сложилась благоприятная конъюнктура, чтобы сдвинуть данный вопрос с «мёртвой точки».

Этим турецкий лидер в торге с администрацией Трампа ограничиваться не желает, и жаждет расширить «пакет» ещё одним важным для него элементом. Эрдоган ожидает компенсации за успешное продвижение курдских YPG к сирийской Ракке, падение которой для ДАИШ столь же неминуемо, как и приближающееся в эти дни полное освобождение иракского Мосула от террористов.

Поддерживаемые Соединёнными Штатами коалиция SDF и курдские YPG ранее выбили боевиков ИГ из сирийского города Табка и одноимённой плотины на водохранилище «Аль-Асад» в 50 км к западу от Ракки. Сразу за этим курды объявили о сроках начала решающего наступления на столицу «халифата» — первые дни июня. Турецкая армия так и осталась в стороне от операции «Гнев Евфрата», не добившись ни повышения роли арабского компонента в SDF в противовес курдам внутри этой коалиции, ни привлечения к штурму Ракки спецназов дружественных третьих стран (Саудовской Аравии и её союзников в Персидском заливе). Чтобы как-то выровнять свои потери, связанные с расширением зоны контроля курдов к югу от турецких границ и неминуемого поднятия вскоре вопроса создания Сирийского Курдистана к востоку от Евфрата, Анкара пытается выпросить у Вашингтона операцию против «террористов» РПК в иракском Синджаре.

После серии массированных ударов турецкой авиации по основным базам РПК в горах Кандиль, пик которых пришёлся на 25 апреля, значительная часть сил курдских бойцов и их полевых командиров перегруппировалась в Синджар, заняв выгодную диспозицию поблизости от границы с Сирией. Для Турции укоренение РПК в иракской провинции Найнава представляется категорически неприемлемым. Но без санкции от американцев, а также на фоне до предела натянутых отношений между Анкарой и Багдадом турецкая интервенция в Синджар рискует обернуться для Эрдогана очередными крупными неприятностями.

Вопрос об ограниченной во времени и локальной по своему территориальному охвату операции турецкой армии в Синджаре был поставлен представителями Турции в ходе визита Эрдогана в США. Однако американская сторона взяла паузу для размышлений, что в сложившейся ситуации равноценно деликатному отклонению Вашингтоном притязаний Анкары на очередное военное вторжение к югу от турецких границ. Тем не менее, турки продолжают настаивать, и в качестве показателя своего решительного настроя сразу после возвращения Эрдогана с «пустыми» или не совсем руками из США принялись стягивать к границам Сирии и Ирака дополнительные силы.

Прямым текстом из Анкары доносится следующее: Генштаб ВС Турции разработал план «вероятных антитеррористических операций в регионе». Военные источники в турецкой столице 20 мая «сообщили» государственному информагентству страны Anadolu, что данные планы предполагают решительный отпор любым атакам боевиков ответвлений «террористической организации» РПК (речь о YPG сирийских курдов и их потенциальных союзниках в иракском Синджаре). Источники «Анатолийского агентства» процитировали слова Эрдогана, озвученные на совместной пресс-конференции с Трампом 16 мая. «Если YPG попытаются атаковать Турцию, то Анкара без оглядки на третьи страны, воспользуется правом на самооборону», — предупредил турецкий лидер в Вашингтоне.

Сообщается, что на военных базах, которые предполагается задействовать в рамках плана Генштаба ВС Турции, завершена подготовка к операциям вглубь территории сопредельных стран. Склады с оружием и боеприпасами пополнены, в приграничные районы стянуты дополнительные войсковые части и военная техника. В то же время на границе с Ираком и Сирией создана «инфраструктура логистической поддержки». Военная разведка Турции организовала круглосуточное наблюдение в приграничной полосе — напротив территорий, контролируемых РПК и YPG соответственно на севере Ирака и Сирии. Anadolu уточняет, что разведнаблюдение ведётся из провинций Хатай (граничит с курдским анклавом Африн на северо-западе Сирии), Шанлыурфа (рядом с сирийским Тель-Абьядом, провинция Ракка), Мардин (граничит с сирийским Камышлы в провинции Хасаке), а также по всей границе с Ираком.

Связи США и Турции аналитики уже длительное время определяют формулой «сосуществование в условиях кризиса». С приходом Трампа в Белый дом данное состояние американо-турецких отношений не претерпело существенных изменений. У 45-го президента и его команды слишком много отвлекающих моментов в самом Вашингтоне и на Ближнем Востоке. Трампу приходится держать удар от настроенной крайне враждебно против него части американского истеблишмента и ведущих СМИ США. Явно не в Турции находящийся в весьма деликатной ситуации у себя дома американский лидер будет искать одно из утешений. Визит в Саудовскую Аравию продемонстрировал приоритеты ближневосточного курса Трампа, в которых Анкара не значится.

К Турции в Белом доме, Госдепартаменте и Пентагоне традиционно относятся как к «генератору проблем» для США, а не ключом к их снятию. Образ Турции как проблемного и импульсивного игрока в конфликтогенном регионе раздражал любую американскую администрацию начиная с 2003 года, когда у власти утвердился Эрдоган. Последние развития в регионе, в особенности в Сирии, где Турция стала кооперироваться с Россией и Ираном, лишь утвердил политиков и военных США в её проблемном статусе. На этом фоне с Саудовской Аравией всё предельно ясно: крупнейшая арабская монархия находится в жёсткой конфронтации с Ираном и готова к огромным тратам для его сдерживания. Ни военных контрактов и инвестиций на десятки миллиардов долларов, ни существенной помощи в военных кампаниях на Ближнем Востоке Эрдоган президенту Трампу, который пока остаётся больше прожжённым магнатом, чем умудрённым политиком, предложить не может.

А раз так, то от назойливого хозяина «Аксарая» с его претензиями вперемешку с просьбами будут разве что только отмахиваться. После 23 минут беседы с главой турецкого государства Трамп целых два дня наслаждался королевским приёмом в Саудовской Аравии. Возможно, на сегодня это лучший маркер места и роли Турции в ближневосточных планах США на предстоящие четыре года.

Ближневосточная редакция EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/23/ssha-turciya-pustye-ruki-i-23-minuty-konfuza-erdogana
Опубликовано 23 мая 2017 в 12:20
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
ВКонтакте
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами