• USD 57.54 +0.11
  • EUR 68.06 +0.33
  • BRENT 57.56

«Понять и простить ЕС»: о новых разработках Валдайского клуба

Алексей Мешков. Фото: izvestia.ru

11 мая 2017 года специализирующийся на внешнеполитической проблематике и связанный со структурами российского МИДа «международный дискуссионный» клуб «Валдай» провел обсуждение подготовленного им доклада «Неопределенное будущее Евросоюза: что делать России». В работе круглого стола принял участие заместитель министра иностранных дел РФ Алексей Мешков. В российском МИДе Мешков как раз курирует вопросы отношений с европейскими странами.

Участники круглого стола констатировали, что несмотря на то, что фокус внимания России якобы все больше смещается в Евразию, европейское направление ее внешней политики остается крайне важным для нее. В этом отношении весьма характерен сдвиг в трактовке российской идентичности по отношению к Европе у экспертов Валдайского клуба. Не трудно заметить, что в опубликованном докладе не осталось и следа от прежней официальной концепции «Большой Европы» и России как части ее. Это является очевидным признаком смены прежней идеологической парадигмы. Тем не менее, известная двусмысленность сохраняется. Так, например, на стр. 8 Россия названа «крупнейшим европейским государством». Правда, на стр. 11 утверждается, что Россия «все меньше чувствует себя периферией Европы, а все больше — самостоятельным центром силы в Евразии». Т. е. периферийное место России по отношению к Европе прямо связывается с подчиненностью и ведомостью. Антироссийские санкции, которые Евросоюз принял весной — летом 2014 года, по мнению экспертов «Валдайского клуба», «укрепляют в российском сознании чувство отчуждения от Европы, укрепляют восприятие такого положения дел как нормы. Как все больше считают в России, эта норма присуща нашим отношениям исторически, на всем протяжении активных контактов между русским государством и Европой с середины XVI века». Таким образом, авторы доклада воспринимают российскую идентичность по отношению к Европе подвижной: от восприятия цивилизационной самодостаточности России до представлений о европейской сущности России, пусть в периферийной по отношению к Европе роли. Очевидно, что подобная трактовка подвижности российской идентичности может подразумевать ту ситуацию, что при нормализации отношений с Европой «европейскость» в российскую идентичность будет возвращаться.

Итак, Россия, по мнению авторов доклада, якобы все больше становится центром самостоятельной силы в Евразии. Но тем временем «Европейский союз как институт все чаще ассоциируется с «больным человеком Евразии», — утверждают авторы доклада «Неопределенное будущее…», добавляя тем самым неопределенности в трактовку то ли географического, то ли геополитического понятия «Евразия». С нашей точки зрения, если уж авторы доклада решили перефразировать известную метафору второй половины ХIХ века, то правильней бы было использовать ее следующим образом: «Европейский союз как институция — это «больной человек Европы». Здесь следуют понимать, что кризисной является существующая система отношений в рамках Европейского союза, тогда как отдельные его части могут процветать и чувствовать себя вполне комфортно в Европе.

Нельзя не заметить, что авторы доклада — эксперты «Валдайского клуба» «любят» Европейский союз и вполне «бережно» относятся к Европе. На круглом столе заместитель министра иностранных дел РФ Алексей Мешков заявил: «Когда говорят, что Россия заинтересована в развале Европейского союза — это неправда». Почему? Разве Россия в исторические времена когда-нибудь была заинтересована в европейском единстве? В рассматриваемом докладе прямо утверждается: «Распад Европейского союза стал бы своего рода величайшей геополитической катастрофой XXI века». Так уж сразу и «геополитической»? И почему «геополитической»? Разве после гипотетического «распада» ЕС — т. е ликвидации наднационального центра его управления, исчезнет Европа наций? Или же отдельные регионы Европы окажутся под контролем иных геополитических центров силы, как это случилось, например, с ней в 1945 году? Для сравнения, чтобы понять сущность явления: «распад СССР» стал геополитической катастрофой для России, поскольку ее народ оказался разделен, оставшийся ресурсный потенциал недостаточен для самостоятельного экономического развития, а территории, важные с точки зрения безопасности, оказались под контролем чужого геополитического центра. Они стали пространством, доступным для внешней экспансии. Сложившая в итоге ситуация используется для дальнейшего разложения.

Таким образом, в условиях продолжающегося геополитического наступления на Восток Евросоюза и НАТО, гибридной войны за Украину — т. е. состояния «ни войны, ни мира», авторы доклада Валдайского клуба предлагают, несмотря на последовательно не просто «недружественные», а прямо враждебные действия, «не воспринимать Европу как противника» и не предпринимать по отношению к ней враждебных действий.

Но если не поддержка Россией дезинтеграции Евросоюза, то тогда что? Оказывается, по определению валдайских экспертов, Россию в отношении Европы очень устроил бы откат с нынешнего уровня европейской интеграции — с уровня Европейского союза до уровня Европейского экономического сообщества (ЕЭС) — Общего рынка. В докладе мы читаем: «В таком случае возникнет необходимость избавить Евросоюз от избыточной „политической“ надстройки в институтах» (стр. 10). Любопытно, что в этом отношении позиция российских «околомидовских» экспертов совпадает с тем, что предлагали сделать с ЕС до известного референдума по Brexit британские консерваторы — премьер Кэмерон и др. Они хотели вернуться к уровню Общего рынка от нынешней политизации с регулирующей наднациональной структурой в Брюсселе. С менее политизированным Европейским союзом Россия могла бы «взаимодействовать на основе прагматизма», полагают «валдайцы», что, с нашей точки, совсем не очевидно, учитывая не только внутреннюю, но и внешнюю политизацию, которую проецируют США и НАТО.

Эксперты «Валдайского клуба» полагают, что и в нынешней кризисной ситуации «необходимо четко и последовательно развивать и укреплять отношения со всеми европейскими партнерами». В этой связи эксперты Валдайского клуба предлагают вполне конкретные меры:

1. России следует «развивать сохраняющиеся сейчас диалоги с ЕС в сфере авиационной безопасности, таможенного и ветеринарного сотрудничества, информационного общества, борьбы с терроризмом, противодействия наркотрафику и ряду других вопросов»;

2. России следует предлагать ЕС «конкретные практические проекты» [какие?] с временной перспективой плана действий — минимум 3−5 лет, «в течение которых способность самого ЕС к активности будет ограничена»;

3. России следует развивать диалог с гражданским обществом и политическими кругами Европейского союза. «Пока российская общественная дипломатия в Европе связывается с наиболее несистемными политическими силами [sic!], и это вредит ей в глазах многих рядовых европейцев, уставших от раскола между элитами и гражданами». Нужно расширять поле общения организаций гражданского общества России и ЕС за счет вовлечения «конструктивных европейских движений»;

4. Подтвердить приверженность России евразийской интеграции и последовательно перекладывать основную часть торгово-экономических соглашений с ЕС на институты ЕАЭС;

5. Стоит проработать с китайскими партнерами инициативу особого диалога Китай — ЕАЭС — ЕС по вопросу строительства экономического пояса «Шелкового пути». Можно было бы подготовить проект «дорожной карты» такого взаимодействия, включающей конкретные бизнес-идеи в сфере транспорта, энергетики, гражданской науки, таможенного администрирования.

По пункту первому и второму можно заметить, что «продолжение диалогов» по второстепенным вопросам является чисто имитационной деятельностью на фоне развития глубокого конфликта. В условиях его «конкретные практические проекты» (а их еще надо «придумать») не будут интересны руководству Евросоюза и Германии, поскольку оно понимает, что со стороны российских дипломатов это лишь способ «заманивания» к нормализации отношений.

Что касается предложения развивать «общественную дипломатию», то оно также явно не продуктивно, хотя бы потому, что под российским «гражданским обществом» на Западе подразумевают то, что сам Запад квалифицирует в качестве такового. Это известные примерно десять процентов от населения и т. н. «несистемная оппозиция» правящему в России режиму. Пример т. н. «Петербургского диалога» России с Германией прекрасно демонстрирует практику, когда под имитацию диалога «гражданского общества» на самом деле участники подразумевают чисто бюрократические практики.

По пункту четвертому авторам доклада следовало бы заметить, что Запад категорически не устраивают любые интеграционные проекты на постсоветском пространстве с участием России. В связи с этим ЕС до сих пор «как бы старательно» не замечает ЕАЭС в своей восточной политике. В отличие от ЕС, ЕАЭС в условиях кризиса в отношениях России и Евросоюза, развернувшего после 2014 года, не демонстрирует не только политического единства, но и элементарной политической солидарности. И в этом плане ЕС и ЕАЭС имеют разный политический вес. В подобных условиях «союзники» России по ЕАЭС демонстрируют готовность развивать отношения с ЕС на двусторонней основе в обход структур ЕАЭС, и Евросоюз поощряет эти усилия.

Аналогичным образом по пункту 5. Его продвижение целиком зависит от воли Китая, который также предпочитает работать в Средней Азии и с Казахстаном на двухсторонней основе без привлечения структур ЕАЭС.

В целом, по всем означенным пунктам предлагаемая «Валдайским клубом» программа запуска отношений России с ЕС в направлении их нормализации остается малопродуктивной и бессодержательной. Ее основное назначение — демонстрация готовности возвращения к некой нормальности при условии не повышения уровня конфликтности со стороны «партнеров». Однако последнее является пока лишь допущением при том условии, что уровень конфликта совсем не снижается.

И еще один интересный штрих к рассматриваемому событию. Во время проведения круглого стола экспертов «Валдайского клуба» по обсуждению доклада «Неопределенное будущее Евросоюза…» стало известно о решении Европейского совета отменить визы для поездок в ЕС для граждан Украины. На это известие заместитель главы МИД РФ Алексей Мешков прореагировал следующим образом: «Этот так называемый безвизовый режим с Украиной — в определенной степени такая „морковка на веревочке“, которая просто чуть-чуть облегчает существующую систему». Подобная реакция официального представителя российского МИДа демонстрирует ситуацию из известной басни «Лиса и виноград». Здесь следует вспомнить, что в течение 10 лет до 2012 года в переговорах России с ЕС первым пунктом среди «предложений» и «пожеланий» российской стороны к Евросоюзу было именно введение безвизового режима. Москве в «безвизе» ЕС тогда отказал из-за «ценностных» соображений. Поэтому «морковкой на веревочке» безвизовый режим для Украины был лишь тогда, когда его только обещали украинцам. Предоставление «безвиза» Украине в условиях гибридной войны означает, что в «ценностном» плане режим в Киеве как раз и устраивает Берлин и Брюссель. Это уже не «морковка», а своего рода поощрение со стороны «наших партнеров» Киева для продолжения конфликта с Москвой. В геополитическом плане президент Украины Порошенко выразился вполне конкретно и точно: «Безвизовый режим — это, если хотите, преодоление последствий Переяславской рады». Зачем Мешков демонстрирует непонимание этой достаточно простой геополитической реальности?

Здесь следует заметить, что в докладе экспертов «Валдайского клуба» развитию визовых отношений России с Европейским союзом посвящен отдельный параграф в тексте: «Необходимо вернуться к вопросу об упрощении визового режима — если не со всеми странами ЕС, то с его отдельными государствами… России стоило бы в инициативном порядке изучить вопрос о встречной массовой выдаче многолетних виз для граждан стран ЕС, уже осуществляющих такую практику в отношении россиян (Греция, Италия, Испания, Кипр, Франция)». Но обязательной предпосылкой для этого, по мнению экспертов «Валдайского клуба» «должна стать отмена введенных Евросоюзом визовых ограничений в отношении жителей Крыма, получивших после марта 2014 года российское гражданство». Очевидно, что Евросоюз не пойдет на подобного рода меры без разрешения украинского кризиса. Логика Брюсселя и Берлина ясна: если крымчане хотят путешествовать в Европу, то они должны осуществлять это на безвизовой основе, как граждане Украины. Таким образом, и вопрос о визовых отношениях России и Евросоюза в предложениях экспертов Валдайского клуба имеет тупиковую перспективу по части требования отмены визовых санкций против крымчан.

Рассматриваемый доклад мая 2017 года «Неопределенное будущее Евросоюза: что делать России» основывается на шести принципах отношений между Россией и ЕС, сформулированных экспертами Валдайского клуба в мае 2016 года. В обоих случаях основополагающим принципом становится допущение, что достаточно быть хорошими во всех отношениях, и конфликтовавшая до этого сторона, уважительно именуемая «наши партнеры», постепенно восстановит добрые отношения с Россией, а трудные вопросы, вроде Крыма, выведет за скобки отношений. «Валдайцы» настойчиво продвигают принцип «отстраненность вместо конфронтации». Предложения экспертов «Валдайского клуба» исходят из допущения, что геополитический конфликт с Западом не будет углубляться, и в адрес России не будут выдвигаться новые «дискриминационные требования».

Между тем, европейская экспертиза «Валдайского клуба» исходит из одного ошибочного базового положения, которое делает несостоятельными все остальные построения. Она рассматривает «Европу» как некую отдельную дееспособную общность, тогда как после 1945 года ее не существует. К концу прошлого века Запад окончательно обрел институционное единство в виде трехсоставной системы: Группа семи — НАТО — ЕС. В этой системе Евросоюз лишь одна из составляющих «трансатлантического сообщества». На практике же мы имеем дело с коллективным Западом, частью которого и является «единая Европа». Система Европейского союза существует в рамках американской гегемонии и как продукт этой гегемонии. Несмотря на частные разногласия в рамках Запада, автономной Европы нет. Поэтому нужно ли вообще серьезно относиться к рассматриваемому докладу «Валдайского клуба» «Неопределенное будущее Евросоюза: что делать России» с его предложениями, если в его тексте, например, бесполезно искать такое слово, как «НАТО», а Соединенные Штаты рассматриваются, как некий внешний по отношению к Евросоюзу субъект, почти такого же уровня, как Китай? При подобных промахах доклад «Валдайского клуба» содержательно воспринимается или как элементарное непонимание, или дипломатический подвох, или намеренная дезинформация. Без решения украинского кризиса все предлагаемые экспертами «Валдайского клуба» меры нормализации отношений России и Евросоюза выглядят нереальными. Более того — они демонстрируют нашу слабость.

Дмитрий Семушин, специально для EADaily

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/16/ponyat-i-prostit-es-o-novyh-razrabotkah-valdayskogo-kluba
Опубликовано 16 мая 2017 в 09:22
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Facebook
Twitter
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами