• USD 59.97 -0.04
  • EUR 69.86
  • BRENT 50.23 +3.25%

Выборы в Южной Корее: Над югом Корейского полуострова взошла новая Луна

Фото: golos-ameriki.com

У западных СМИ большой праздник. Они сейчас всячески обыгрывают имя нового президента Республики Корея (РК) Мун Джэина, которое в переводе с английского языка означает «луна». Политологов, конечно, интересует более серьезная информация о южнокорейском лидере. Их больше интересует политическая программа левого либерала, пришедшего к власти на юге азиатских Балкан (так по аналогии с «пороховой бочкой Европы» называют непредсказуемый и взрывоопасный Корейский полуостров), и его высказывания. Они же дают основания, по крайней мере, сейчас, в первые дни после президентских выборов говорить, что и без того неспокойная жизнь Южной Кореи станет еще более бурной. Страну явно ждут серьезные перемены как внутри страны, так и за ее пределами.

Прогнозы сбылись

Либерал Мун Джэин оправдал прогнозы специалистов и одержал на президентских выборах во вторник, 9 мая, победу с явным преимуществом. Южным корейцам явно надоело почти десятилетнее правление консерваторов и конфронтация с северным соседом, которая в любой момент может привести к вооруженному конфликту. Наверняка устали южнокорейские избиратели и от длительной политической нестабильности и длинной вереницы скандалов, по большей части, коррупционных. То, что далеко не все спокойно и гладко на юге полуострова, окончательно (если у кого-то еще и оставались сомнения) стало ясно после кризиса, приведшего к импичменту и тюремному заключению теперь уже экс-президента Пак Кын Хе по обвинениям в коррупции и злоупотреблении служебным положением. Южнокорейские президенты попадали за решетку и раньше, но Пак оказалась первым отрешенным от должности президентом РК, выбранным демократическим путем. Ее импичмент привел к внеочередным президентским выборам, на которых убедительно победил Мун Джэин.

64-летний Мун до того, как стать политиком всего лишь пять лет назад, работал адвокатом и специализировался на защите прав граждан. Левый либерал по политическим убеждениям, он победил с большим отрывом. За него проголосовали 41% избирателей. Всего же в выборах участвовали 13 политиков. В тройку также вошли кандидат от консерваторов — лидер правящей Свободной партии и бывший прокурор Хон Юн Пхё, набравший 24% голосов, и центрист, бывший бизнесмен и профессор, представитель Народной партии Ан Чхоль Су с 21%. Остальные кандидаты сильно отстали и играли роль статистов.

Основную часть электората Мун Джэина составляет молодежь, которая ждет перемен и которая активно участвовала в недавних демонстрациях с требованиями объявить импичмент президенту Пак Кын Хе. Что же касается пожилых корейцев, то из тех, кому за 60, за Муна проголосовал лишь каждый четвертый, не более 25%. Это обстоятельство лишний раз подчеркивает глубокие возрастные различия в южнокорейском обществе и настороженность, с которой старшее поколение относится к снижению конфронтации с КНДР.

Победа Мун Джэнина оказалась недостаточно убедительной для того, чтобы прибавить к Голубому дому, как нередко называют официальную президентскую резиденцию в Сеуле, еще и большинство в однопалатном южнокорейском парламенте. Теперь его Демократической партии, у которой в 300-местном Национальном собрании Республики Корея 121 место (40%), придется искать союзников и создавать коалицию.

Явка на президентских выборах составила 77,2%. Это самая высокая явка за последние 20 лет, хотя она и не дотянула, очевидно, из-за дождливой погоды до прогнозировавшейся 80-процентной отметки.

Объяснимый интерес

За выборами в Южной Корее внимательно следила вся планета. Объяснение этого интереса простое. На Корейском полуострове очередное обострение политической обстановки. С одной стороны, к весенним обострениям, вызванным традиционными американо-корейскими учениями, все уже давно привыкли. Однако сейчас ситуация стала еще более драматичной. Всему виной Северная Корея, которая вошла с черного хода в клуб ядерных держав, и стоит сейчас на грани создания межконтинентальной баллистической ракеты с ядерной боеголовкой, способной достичь материковой территории США. Еще больше, чем в Америке, в силу географической близости встревожены в Японии, которую Пхеньян вместе с Южной Кореей и США при каждом удобном и неудобном случае угрожает стереть с лица земли. Не исключено, что многие аналитики считают ядерную и ракетную программы КНДР самой главной сейчас проблемой безопасности для президента Дональда Трампа. Этим и объясняется очень высокий накал страстей, которые кипят сейчас как вокруг Северной Кореи, так и вокруг южнокорейских выборов.

Наиболее пристально за выборами в РК, за исключением КНДР и, возможно, Японии с КНР, следили в Америке. В этом нет ничего удивительного, учитывая то обстоятельство, что Южная Корея наряду с Японией является главным союзником США на Дальнем Востоке и в Тихоокеанском регионе. От отношений с Сеулом в немалой степени зависит вся политика Вашингтона в регионе. Сейчас причины для беспокойства в Белом доме вполне весомые. Один из высокопоставленных американских чиновников, имя которого агентство Reuters не раскрывает, заявил, что избрание Муна прибавит «волатильности» нынешним отношениям между Вашингтоном и Сеулом. Отношение Муна Джэина к Пхеньяну сильно отличается от жесткой позиции прежней администрации. Он — сторонник активизации контактов с Севером, а не сворачивания их, как это делала Пак Кын Хе и ее консервативные предшественники. Свою позицию новый южнокорейский лидер повторил в одном из первых выступлений после выборов. Он, например, изъявил готовность в случае необходимости и при существовании необходимых условий даже отправиться на переговоры в Пхеньян.

Мун был близким другом и доверенным лицом покойного президента Но Мухёна, руководившего страной в 2003−8 годах и проводившего в отношении Пхеньяна так называемую «солнечную политику», в основе которой развитие отношений с КНДР при помощи культурных и иных обменов и оказание ей помощи. Новый лидер РК жестко критиковал предыдущие консервативные правительства за то, что они не сумели помешать Пхеньяну разрабатывать ядерное оружие. Он выступает за двухстороннюю политику в отношении КНДР: с одной стороны, поиски диалога, а с другой, сохранение давления и санкций против северных соседей для того, чтобы подтолкнуть их к проведению реформ.

Если Мун Джэин попытается не спеша проводить политику примирения, направленную на воссоединение разлученных семей, усиление культурных и спортивных контактов, обучение студентов с Севера в южных университетах и т. д., то на отношениях с США это не отразится. Но если новый лидер попытается открыть закрытый предшественницей совместный приграничный экономический комплекс в Кэсоне или предложить Пхеньяну экономическую помощь, то это будет негативно встречено в Вашингтоне, который пытается давить на КНДР на всех фронтах для того, чтобы заставить ее отказаться от ядерного оружия.

К слову, реакция Северной Кореи на избрание Муна последовала, как обычно, с некоторым опозданием. Сначала, правда, посол КНДР в Великобритании Чо Иль повторил официальную позицию правительства КНДР в интервью Sky News: Северная Корея намерена продолжить выполнять свою ядерную и ракетную программы. Что же касается шестого ядерного испытания, которое в Вашингтоне уже назвали «красной линией», то она проведет его в том месте и в тот день, которые выберет Ким Чен Ын.

Официальное заявление правительственного агентства Korean Central News Agency (KCNA) последовало через два дня после выборов и тоже не отличалось новизной. Единственное, чем оно отличалось, например, от такого же заявления пять лет назад, когда Мун очень немного проиграл Пак Кын Хе, так это объемом. С другой стороны, в четырех предложениях не оказалось ничего неожиданного и интересного.

Неизбежная напряженность

К разногласиям в подходе к Северной Корее между Муном и администрацией Белого дома следует добавить и критическое отношение нового корейского лидера к американским противоракетным комплексам подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности (THAAD), которые частично уже развернуты в деревне Сонжу. Новый президент РК неоднократно говорил о своем негативном отношении к THAAD. Он считает или, по крайней мере, считал до выборов, что минусы от ухудшения отношений с КНР, крупнейшим торговым партнером РК, который считает, что 48 ракет-перехватчиков будут нацелены на Пекин и другие цели на территории КНР, перевешивают плюсы для укрепления безопасности. Северные корейцы отреагировали на развертывание первых установок THAAD ожидаемо — обещаниями мощных ответных ударов и ускорения разработки ядерной программы.

Мун Джэин не раз заявлял, что намерен пересмотреть решение прежнего кабинета о размещении THAAD на территории Южной Кореи. Всем и, естественно, в Вашингтоне прекрасно известно, что между предвыборными обещаниями и реальными делами лидеров после вступления в должность не так уж и редко возникает большая дистанция, но такое откровенно критическое отношение фаворита предвыборной гонки не могло не встревожить американских политиков. Вашингтон планировал развернуть THAAD в Южной Корее к концу этого года, но после импичмента Пак и объявления даты внеочередных выборов график пересмотрел. Система была частично развернута за считанные дни до выборов. Цель очевидна — поставить Муна в случае его победы перед свершившимся фактом, потому что демонтировать технику всегда сложнее, чем отменить ее разворачивание.

Учитывая важность отношений с Сеулом особенно в свете резкого охлаждения отношений еще с одним своим давним союзником в Тихоокеанском регионе — Филиппинами, мало кто удивился сообщению о телефонном разговоре в среду, т. е. уже на следующий день после выборов между президентом Трампом и Муном. Стороны договорились сотрудничать с целью решения северокорейского ядерного кризиса, сообщила пресс-служба Голубого дома. Дональд Трамп назвал ситуацию на полуострове очень сложной проблемой, но подчеркнул, что она решаема.

Пресс-секретарь президента Трампа Шон Спайсер поздравил Муна с победой и заявил о готовности администрации работать с ним для укрепления полувекового американо-южнокорейского союза.

По словам Дэниеля Рассела, бывшего высокопоставленного дипломата из Азиатского отдела Госдепартамента США, разногласия между Трампом и Муном неизбежно приведут к напряженности, но они не должны очень уж сильно сказаться на отношениях между двумя странами.

«Важно определить степень, на которой он (Мун) будет консультироваться, общаться и сотрудничать с Соединенными Штатами, — пояснил Рассел агентству Reuters. — Главное — выяснить, будет ли он хорошим союзником для Америки или плохим?».

С другой стороны, у Муна и Трампа есть и немало общего. Например, президент РК так же, как американский лидер, ставит на первое место интересы своей страны. В книге, увидевшей свет в январе этого года, он написал, что Сеул должен научиться говорить Америке: «нет». Уже после объявления результатов выборов президент РК пообещал активизировать дипломатическую работу по ослаблению ядерной угрозы от Северной Кореи и подчеркнул, что не будет безучастно наблюдать за тем, как эту проблему обсуждают и решают США и КНР.

Реформы и единство

Основными вопросами президентских выборов в Южной Корее были коррупция, очевидное засилье чеболов, экономические проблемы и проблемы безопасности, а также неравенство. Главными лозунгами избирательной кампании Муна Джэина были слова: «Реформы» и «Единство». Выступая на наспех сооруженной эстраде на главной площади Сеула вечером после закрытия избирательных участков, когда результаты выборов были уже очевидны, новый южнокорейский лидер пообещал своим сторонникам вести страну, сильно пострадавшую от последнего коррупционного скандала, в новую эру.

«Я создам справедливую и объединенную Корею, — заявил он. — Я буду президентом всех корейцев, в том числе и тех, кто меня не поддерживает».

Новый президент также пообещал немедленно приступить к работе, которой ему досталось от предшественницы очень много как в экономике, так и во внутренней и внешней политике. Кроме привычных проблем с Северной Кореей, это, конечно же, и отношения с Китаем. Проблемы, главным образом связаны с уже упоминавшимися выше комплексами THAAD. Пекин на разрешение правительства Пак разместить американские ракеты на территории РК ответил экономическими санкциями. В числе многого прочего они включают ограничение количества китайских туристов, посещающих юг полуострова и давление на китайские компании с целью сократить сотрудничество с Южной Кореей. Естественно, Пекин категорически отрицает, что принятые меры имеют какое-либо отношение к THAAD. В любом случае, фактические санкции оказались серьезным средством давления на Сеул. Считается, что они уже причинили южнокорейской экономике убытков более чем на $ 1 млрд.

Избрание Муна, не скрывавшего своего негативного отношения к ракетам из США, может дать возможность запустить отношения сначала. Новый президент заявил о намерении провести переговоры по ракетным комплексам как с КНР, так и США.

Мун Джэин уже разговаривал по телефону и с Си Цзиньпинем. Кроме двусторонних отношений, лидеры обсудили, конечно, северокорейскую проблему. Причем, Мун попросил Си, прежде чем урегулировать вопрос с THAAD, повлиять на Пхеньян и заставить его прекратить провокации, потому что безрассудная и провокационная политика КНДР стала главной причиной, заставившей Пак Кын Хе согласиться на предложение Вашингтона разместить в Корее ракеты-перехватчики.

Кстати, после Си Мун пообщался по телефону и с премьер-министром Японии Синдзо Абэ. Стороны договорились как можно быстрее встретиться и обсудить проблемы в двусторонних отношениях. Специалисты прогнозируют, что скорее всего Мун Джэин вернется к соглашению с Японией, заключенному Пак в 2016 году. В прошлом году Токио публично извинился перед так называемыми «женщинами для отдыха», кореянками, которых японцы во время оккупации Кореи в годы Второй мировой войны использовали как сексуальных рабынь, и выплатил им и их семьям материальную компенсацию.

Экономические проблемы у Сеула могут возникнуть и с Вашингтоном. Речь идет, конечно, о недавнем высказывании президента Трампа, назвавшего соглашение о зоне свободной торговли между США и РК «ужасной сделкой».

В конце апреля Дональд Трамп предупредил, что он намерен провести по соглашению, вступившему в силу в 2012 году, новые переговоры или вовсе его отменить как невыгодное для Америки. У Америки, напоминают критики соглашения о свободной торговле, в торговле с Южной Кореей дефицит в размере $ 28 млрд. Недавно посетивший Южную Корею с официальным визитом вице-президент США Майк Пенс жаловался хозяевам на многочисленные преграды, возникающие на пути американских компаний, которые работают на юге Корейского полуострова. Это, по словам вице-президента, играет против американских рабочих и замедляет рост американской экономики. Большинство экономистов соглашаются с тем, что изменение условий соглашения о зоне свободной торговли или его отмена принесет больше потерь южнокорейским экспортерам, чем американским компаниям. Конечно, слова президента Трампа не следует путать с конкретными делами. Достаточно вспомнить его антикитайскую риторику перед выборами и в первые недели президентства и резкую смену курса после визита Си Цзиньпина. Южная Корея имеет для Америки крайне важное стратегическое значение, что наверняка отразится на всех остальных сферах отношений между странами, включая и экономику.

Говоря об отношениях с Трампом, следует напомнить и наделавшее много шума в РК требование американского президента заплатить $ 1 млрд за установку THAAD, позднее фактически дезавуированное пресс-службой Белого дома. Очень возможно, что в 2018 году возникнет еще один денежный вопрос, который может испортить отношения между Сеулом и Вашингтоном. В следующем году истекает срок соглашения о пребывании в Южной Кореи примерно 28 тыс. американских солдат и офицеров. Сеул не только предоставляет необходимую территорию для баз и инфраструктуру, но и оплачивает половину счета на их содержание — $ 875 млн в год.

Очень серьезной проблемой, с которой Мун Джэину придется бороться, является коррупция. Уместно будет вспомнить, что в коррупционный скандал, связанный с экс-президентом и ее подругой, оказались втянуты и ряд крупнейших компаний страны. Фактический руководитель Samsung Ли Джэён в результате разоблачений даже попал за решетку.

Мун еще до ареста Ли, во время избирательной кампании неоднократно обещал реформировать чеболы. Однако дело скорее всего ограничится косметическими изменениями. Серьезные перемены в таких огромных концернах потребуют длительного времени, а его у нового южнокорейского лидера, похоже, не будет…

Обращает на себя внимание скорость, с которой развиваются события в Республике Корея. Новый глава государства начал работать еще до официального объявления результатов выборов и вступления в должность. Имеются все основания считать, что он будет продолжать действовать с такой же скоростью и решительностью и дальше. Следовательно, изменения на Корейском полуострове не за горами. Однако насколько серьезными они окажутся, покажет лишь время.

Сергей Мануков

Постоянный адрес новости: eadaily.com/ru/news/2017/05/12/vybory-v-yuzhnoy-koree-nad-yugom-koreyskogo-poluostrova-vzoshla-novaya-luna
Опубликовано 12 мая 2017 в 14:56
Все новости
Загрузить ещё
Аналитика
Twitter
Одноклассники
Нажмите «Нравится»,чтобы
читать EurAsia Daily в Facebook
Нажмите «Подписаться»,чтобы
читать EurAsia Daily во ВКонтакте
Спасибо, я уже с вами